Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

Неимущественные права на объекты интеллектуальной собственности

Личные неимущественные права

Понятие личных неимущественных прав

Среди всего блока личных неимущественных прав, которыми обладает любое лицо — например, право на жизнь, здоровье, неприкосновенность жилища — личные неимущественные права автора результата интеллектуальной деятельности занимают особое место. Особенности института личных неимущественных прав в рамках права интеллектуальной собственности объясняются, во-первых, особым субъектом, обладающим этими правами — автор результата интеллектуальной деятельности (автор произведения, изобретения, селекционного достижения, исполнитель и т.д.), а также особым объектом охраны — творческое выражение личности автора. Личные неимущественные права автора результата интеллектуальной деятельности также выделяются и среди интеллектуальных прав. В отличие от исключительного права, являющегося имущественным по своей природе, личные неимущественные права не могут быть переданы автором третьему лицу; законодательно также установлен запрет на их отчуждение и отказ от этих прав.

Личные неимущественные права как институт права интеллектуальной собственности — непередаваемые, неотчуждаемые права автора результата интеллектуальной деятельности, направленные на защиту творческого выражения его личности.

Система личных неимущественных прав в праве интеллектуальной собственности определяется в зависимости от объекта интеллектуальной собственности. Как отметил Пленум Верховного Суда РФ, охрана личных неимущественных прав на тот или иной результат интеллектуальной деятельности предоставляется только тогда, когда конкретные личные неимущественные права непосредственно указаны в законе в качестве прав, принадлежащих авторам соответствующих объектов интеллектуальной собственности.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 1228 ГК РФ автор любого результата интеллектуальной деятельности обладает правом авторства. Что касается других личных неимущественных прав, в отношении каждого из результатов интеллектуальной деятельности их перечень отличается.

В зависимости от охраняемого правом интеллектуальной собственности результата интеллектуальной деятельности можно выделить следующие группы личных неимущественных прав.

1. Личные неимущественные права авторов произведений:

  • право авторства (ст. 1265 ГК РФ);
  • право на имя (ст. 1265 ГК РФ);
  • право на неприкосновенность произведения (ст. 1266 ГК РФ);
  • право на обнародование произведения (ст. 1268 ГК РФ);
  • право на отзыв произведения (ст. 1270 ГК РФ).

2. Личные неимущественные права исполнителей:

  • право авторства (подп. 2 п. 1 ст. 1315 ГК РФ);
  • право на имя (подп. 3 п. 1 ст. 1315 ГК РФ);
  • право на неприкосновенность исполнения (подп. 4 п. 1 ст. 1315 ГК РФ).

3. Личные неимущественные права публикатора:

  • право на указание имени на экземпляре произведения (подп. 2 п. 1 ст. 1338 ГК РФ).

Что касается обладания публикатором права на обнародование произведения (п. 2 ст. 1338 ГК РФ) и правом на неприкосновенность произведения (п. 3 ст. 1338 ГК РФ), то сложно говорить о том, что публикатор обладает этими правами в полном объеме. Возможность осуществления указанных прав публикатором ограничена рамками воли автора, явно выраженной им в письменной форме. Таким образом, публикатор лишь способствует реализации личных неимущественных прав, принадлежащих автору произведения, не становясь их полноправным субъектом.

1. Личные неимущественные права патентообладателя изобретения, полезной модели, промышленного образца:

  • право авторства (ст. 1356 ГК РФ).

2. Личные неимущественные права автора селекционного достижения:

  • право авторства (ст. 1418 ГК РФ).

3. Личные неимущественные права автора на топологию интегральной микросхемы:

  • право авторства (ст. 1453 ГК РФ).

Различный объем прав субъектов права интеллектуальной собственности объясняется несколькими факторами.

Во-первых, это обусловлено различными целями использования соответствующих объектов: в целом большинство результатов интеллектуальной деятельности (кроме объектов авторского и смежных с авторским прав) создаются для их последующей коммерциализации, использования в экономической деятельности, часто вместе с результатами интеллектуальной деятельности других авторов, вследствие чего законодатель резко сузил круг ограничений использования таких объектов со стороны автора, предоставив ему лишь одно личное неимущественное право — право авторства.

Во-вторых, в случае с объектами авторского права и смежных прав ввиду отсутствия обязательной государственной регистрации прав на такие объекте! автор нуждается в большей степени защите! как своих интересов, так и результата своей интеллектуальной деятельности, что достигается в том числе предоставлением ему более широкого объема личных неимущественных прав на такие объекты.

В-третьих, различный объем личных неимущественных прав на разные объекты интеллектуальной собственности объясняется спецификой использования таких объектов. Например, авторы объектов права промышленной собственности либо селекционных достижений обладают лишь минимально возможным объемом личных неимущес-твенных прав автора — правом авторства. Вместе с тем осуществление других личных неимущественных прав автора в случае с такими объектами было бы как минимум нецелесообразно — например, указание имени автора изобретения, селекционного достижения при каждом их использовании сопровождалось бы значительными трудностями, а также не имело бы большого практического значения.

В-четвертых, в связи с различной степенью общественного интереса к тем или иным результатам интеллектуальной деятельности, фигура автора разных объектов интеллектуальной собственности имеет разное юридическое значение. Это выражается в различном объеме личных неимущественных прав на такие объекты. Отсутствие существенного юридического значения автора средств индивидуализации (товарные знаки, фирменные наименования, коммерческие обозначения и т.д.) объясняет и отсутствие у них личных неимущественных прав.

Особенности правового регулирования личных неимущественных прав

Институт личных неимущественных прав автора является одним из ключевых институтов права интеллектуальной собственности. Он прошел долгий путь развития как на международном уровне, так и на уровне отечественного и зарубежного национального законодательства. Международная охрана личных неимущественных прав главным образом отражена в ст. 6 bis Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 г., закрепляющей право авторства и право на неприкосновенность произведения, ст. 5 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г., охраняющей право авторства исполнителя и право на неприкосновенность исполнения, ст. 4 ter Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г., закрепляющей право изобретателя быть названным в качестве такового в патенте.

Учитывая, что в праве интеллектуальной собственности исторически выделялись два различных правовых режима — стран, принадлежащих к англосаксонской и романо-германской правовым системам, институт личных неимущественных прав приобрел особое значение из-за того, что выступил звеном, сблизившим эти системы. Наиболее заметно это проявилось в сфере авторского права.

Самую значимую роль в развитии концепции личных неимущественных прав автора сыграла Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 г., а точнее ее Римская редакция, которая была принята 2 июня 1928 г. и вступила в силу 1 августа 1931 г.

Пункт 1 ст. 6 bis Бернской конвенции закрепляет два личных неимущественных права — право автора на неприкосновенность произведения и право авторства. Учитывая различные подходы к авторским правам в странах англосаксонской правовой семьи, в монистической и дуалистической авторско-правовой концепции стран романо-германской правовой системы, а также связанные с этим дискуссии по поводу содержания ст. 6 bis Бернской конвенции, ее финальная редакция в целом представляет собой некое компромиссное решение в отношении охраны личных неимущественных прав автора, способствующее унификации национального регулирования этого правового института во всех странах, присоединившихся к Бернской конвенции.

Во-первых, вариант ст. 6 bis Бернской конвенции, изначально предложенный на обсуждение Польшей и Италией, был основан на французской концепции droit d’auteur, т.е. системе авторского права, базирующейся на дуалистическом подходе к правам автора, предполагающем самостоятельную охрану личных неимущественных и имущественных прав. Тем не менее с учетом особенностей системы copyright, действующей в странах англосаксонской правовой семьи, статья 6 bis Бернской конвенции была принята на голосовании в редакции, не предусматривающей обязательного закрепления института личных неимущественных прав автора в национальном законодательстве. Достаточной являлась лишь правовая охрана содержания личных неимущественных прав автора на национальном уровне. Данное обстоятельство позволило странам англосаксонской правовой системы в более мягкой форме принять новую для них правовую концепцию, против законодательного закрепления которой при обсуждении текста ст. 6 bis Бернской конвенции активно возражала Великобритания.

Кроме того, п. 1 ст. 6 bis Бернской Конвенции, следуя дуалистическому подходу в авторском праве, закрепляет принцип независимости личных неимущественных прав от потенциально передаваемых, отчуждаемых имущественных прав.

Значение ст. 6 bis Бернской конвенции в развитии концепции личных неимущественных прав автора велико не только из-за того, что этот нормативно-правовой акт впервые на международном уровне закрепил рассматриваемый институт. На сегодняшний день Бернская конвенция является одним из немногих международных соглашений, непосредственно регулирующих институт личных неимущественных прав автора. К примеру, акты, действующие на уровне Европейского Союза, либо вообще не регулируют вопросы охраны личных неиму-щественных прав автора — например, Директива № 2006/116/EC о сроках охраны авторских и смежных прав, либо дают прямую отсылку к соответствующим положениям Бернской конвенции — Директива № 2001/29/EC о гармонизации отдельных аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, Директива № 96/9/EC о правовой охране баз данных и т.д.

В Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности 4 — ТРИПС — указано, что страны — участницы ТРИПС не имеют обязательств в отношении прав, предоставляемых согласно ст. 6 bis Конвенции, или прав, вытекающих из нее (п. 1 ст. 9 ТРИПС). В науке значение ст. 9 ТРИПС оценивается по-разному. С одной стороны, есть мнение, что наличие ст. 9 ТРИПС является большим недостатком этого международного акта, вступая в противоречие с правами человека (С.А. Судариков). Вместе с тем М.С. Раджан утверждает, что, несмотря на то, что ТРИПС фактически исключило личные неимущественные права автора из своей охраны, оно не внесло каких-либо изменений в правовое регулирование института личных неимущественных прав автора.

Безусловно, в процессе работы как над текстом Бернской конвенции, так и над текстом ТРИПС, страны англосаксонской правовой семьи открыто выражали свои протесты против навязывания им по сути чуждого института личных неимущественных прав. Тем не менее их возражения против обязательного законодательного закрепления института личных неимущественных прав автора нашли свое отражение лишь в тексте ТРИПС. Несмотря на это, Бернская конвенция является неким объединяющим началом в части охраны личных неимущественных прав автора для абсолютно всех стран, присоединившихся к ней. Кроме того, большинство стран — участниц Бернской конвенции являются и странами — участницами ТРИПС — акта, главным образом регулирующего именно вопросы исключительных прав автора. Поэтому, не имея обязательств в отношении личных неимущественных прав автора согласно ТРИПС, эти страны имеют такие обязательства в силу Бернской конвенции. Таким образом, в целом в настоящее время наблюдается достаточно единообразное регулирование личных неимущественных прав автора в мире.

Признаки личных неимущественных прав

Несмотря на то, что понятие личных неимущественных прав не закреплено ни на международном, ни на национально-правовом уровне, тем не менее возможно выделить несколько характерных признаков этого института.

Во-первых, личными неимущественными правами обладает специальный субъект — автор, т.е. лицо, создающее творческим трудом тот или иной результат интеллектуальной деятельности. Личными неимущественными правами вне рамок права интеллектуальной собственности — правом на неприкосновенность жилища, благоприятную окружающую среду и т.д. — обладают любые физические лица.

Неимущественный характер рассматриваемой группы прав проявляется в том, что они не имеют экономического содержания, не могут участвовать в гражданском обороте, не возникают по поводу имущества, из-за чего отсутствует возможность обращения взыскания на объект таких прав.

Личные неимущественные права также обладают особым объектом охраны — творческое выражение личности автора. Они призваны служить охране творческой деятельности лица как процесса, в результате которого создается что-то новое, не существовавшее ранее — результат интеллектуальной деятельности.

Следующим признаком личных неимущественных прав, выделяемым как в законодательстве, так и в доктрине, является их неотчуждаемый, непередаваемый характер. Очевидно, именно с законодательным закреплением связан тот факт, что в российской доктрине данный признак рассматривается в качестве основного при характеристике института личных неимущественных прав автора.

Вместе с тем Бернская конвенция, Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам не содержат положений о том, что личные неимущественные права не могут отчуждаться либо передаваться автором (исполнителем). В этих международно-правовых актах содержится лишь указание на принцип независимости личных неимущественных прав автора от его исключительных прав. Это проявляется при отчуждении, передаче исключительных прав на произведение, исполнение. Таким образом, в науке сложились различные доктринальные позиции относительно гипотетической возможности передачи личных неимущественных прав автором (исполнителем).

Дискуссия. Некоторые ученые (К. Мазуйе, М. Раджан, Г. Мак-Куин) придерживаются традиционного подхода, считая, что даже в случае передачи исключительных прав на произведение, автор тем не менее не может распоряжаться своими личными неимущественными правами.

Существует и другая точка зрения, согласно которой личные неимущественные права автора не могут быть переданы, пока это не закреплено в договоре (Дж. Дэвис и К. Гарнетт, М. Кхан). Таким образом, по мнению этой группы ученых, личные неимущественные права автора в принципе отчуждаемы.

Несмотря на отсутствие запрета отчуждения и передачи личных неимущественных прав в Бернской конвенции и других международных актах, на уровне национального законодательства в большинстве государств закреплен неотчуждаемый характер этих прав, что возможно объяснить личным характером неимущественных прав. При наличии возможности отчуждения, передачи этих прав связь рассматриваемых прав с личностью автора (исполнителя) была бы потеряна.

Установление запрета передачи рассматриваемых прав имеет долгую историю. Такой запрет происходит из философского учения И. Канта, утверждавшего, что, несмотря на возможность передачи большого объема прав на литературное произведение от его автора к издателю, часть прав все же должна оставаться за автором. Таким образом, запрет передачи личных неимущественных прав препятствует превращению результата интеллектуальной деятельности, как в случае с материальными носителями, объективизирующими этот результат интеллектуальной деятельности, в свободно отчуждаемый объект гражданского оборота, а также способствует более эффективной охране творческого выражения личности автора произведения.

Личным характером рассматриваемой группы прав объясняется также установленный российским законодательством запрет отказа от личных неимущественных прав. Такой подход характерен не только для России, но и для большинства стран романо-германской правовой семьи. Вместе с тем, к примеру, в Великобритании отказ автора от личных неимущественных прав — так называемый waiver — возможен. С учетом этой и других особенностей регулирования личных неимущественных прав в Великобритании, в доктрине появилась точка зрения, согласно которой нельзя уравнять категорию личных неимущественных прав автора в странах романо-германской и англосаксонской систем права. По тем же причинам предлагается не говорить о категории личных неимущественных прав автора, в случае, когда речь идет о странах англосаксонской правовой семьи, а использовать термин «моральные права» как кальку с английского moral rights, что в отечественной литературе традиционно переводится как «личные неимущественные права». Действительно, невозможно игнорировать особенности развития концепции moral rights в странах англосаксонской правовой семьи. К тому же существует факт определенной искусственности данной концепции в рамках англосаксонской правовой системы, вызванный исторически обусловленной проприетарной направленностью системы copyright. Тем не менее использование термина «моральные права» применительно к странам англосаксонской системы права если и возможно, то исключительно в отечественной доктрине. Это объясняется тем, что термин «личные неимущественные права» применяется лишь в российском законодательстве, а также в русскоязычных версиях нормативно-правовых актов стран постсоветского пространства. В других же зарубежных странах обычно используется термин «моральные права». Соответственно, для сохранения единообразия в отечественном праве возможным представляется использовать один из указанных терминов. Учитывая, что исторически в России используется термин «личные неимущественные права», введение понятия «моральные права» представляется избыточным.

Содержание личных неимущественных прав

Право авторства — право признаваться автором результата интеллектуальной деятельности.

Право авторства является основным личным неимущественным правом авторов (исполнителей) результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащим всем без исключения создателям таких результатов.

Глагол «признаваться» предполагает множественность субъектов — сам автор (т.е. признание автором своего авторства) и третьи лица (признание неограниченным кругом лиц авторства конкретного лица в отношении соответствующего результата интеллектуальной деятельности). Все указанные действия имеют общую основу — указание тем или иным способом имени автора в качестве такового на произведение либо в связи с его использованием.

Право на имя — право использовать или разрешать использование результата интеллектуальной деятельности под своим именем, под псевдонимом или анонимно.

Существуют три способа обозначения имени автора (исполнителя) при обнародовании и использовании произведения (исполнения): под настоящим именем автора (исполнителя), под псевдонимом, т.е. вымышленным именем, или без указания имени (анонимно). При этом в качестве псевдонима может выступать не только фамилия, имя, отчество либо фамилия и имя, но даже никнейм. К примеру, Высший Арбитражный Суд РФ при рассмотрении дела установил, что обозначение «ZOTOB» является творческим псевдонимом автора Г.А. Зотова.

Действия по выбору способа обозначения имени автора (исполнителя) непосредственно предшествуют указанию выбранной формы его имени на произведении (экземпляре фонограммы), а также являются основанием для признания авторства соответствующего лица в отношении того или иного объекта. Ввиду такой тесной взаимосвязи права авторства и права автора на имя в доктрине встал вопрос о самостоятельности этих прав.

В отечественной науке сложилось четыре подхода по вопросу соотношения права авторства и права автора на имя.

Дискуссия. Первый подход состоит в том, что оба права рассматриваются в качестве самостоятельных (И.А. Близнец и К.Б. Леонтьев, Э.П. Гаврилов). В частности, Э.П. Гаврилов отмечал, что право авторства отражает фактическую работу автора по созданию произведения, а право автора на имя представляет собой право выбора способа указания имени автора при использовании произведения.

Противоположной позиции придерживался отечественный цивилист М.В. Гордон. Он не проводил различий между правом авторства и правом автора на имя, используя данные категории в качестве синонимичных. Соответственно, эти права включали в себя, во-первых, правомочие автора называть себя автором произведения, во-вторых, правомочие требовать при каждом использовании произведения обозначения имени лица, творческим трудом которого соответствующее произведение было создано, в качестве автора произведения.

Право автора на имя предлагается также рассматривать в качестве более широкой правовой категории, включающей в себя право авторства (Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц). Эти авторы утверждали, что содержание права автора на имя составляет, во-первых, правомочие именоваться автором произведения, что, по замечанию ученых, по сути, и является правом авторства, а во-вторых, правомочие выбора способа обозначения имени автора. Если произведение выпущено в свет лицом, не являющимся автором, под своим, чужим именем, либо без указания имени, то автор, требуя восстановления своего права на имя, в первую очередь будет просить о признании своего авторства на произведение.

Последний из рассматриваемых подходов сводится к тому, что право автора на имя не может рассматриваться в качестве самостоятельного права; оно несколько уже по содержанию, чем право авторства, и, по сути, является частью права авторства. Среди приверженцев данного подхода можно назвать С.А. Сударикова. В подтверждение своей позиции он приводит следующий аргумент: право авторства предполагает правомочие автора называть себя так, как он считает нужным. Таким образом, право выбора способа обозначения имени автора является лишь одной из форм реализации права авторства. Кроме того, С.А. Судариков отмечает, что иногда право авторства и право автора на имя совпадают — в случае использования обнародованного произведения два рассматриваемых нами права будут идентичны, так как имя автора должно в любом случае быть упомянуто.

Принимая во внимание тот факт, что российский законодатель объединил в Гражданском кодексе право авторства и право автора на имя, а также учитывая неразрывный характер действий по выбору способа указания имени автора и признание авторства произведения как третьими лицами, так и самим автором, возможно утверждать о наличии прочной связи двух личных неимущественных прав.

Право на неприкосновенность — право на защиту результата интеллектуальной деятельности от каких-либо изменений, сокращений, дополнений. Международно-правовое содержание права на неприкосновенность произведения (исполнения) предполагает юридически закрепленную возможность автора (исполнителя) противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение (исполнение), способному нанести ущерб чести или репутации автора (исполнителя). ГК РФ охраняет право на неприкосновенность произведения, исполнения в сопоставимом с положениями Бернской конвенции, Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам объеме.

ГК РФ по аналогии с Бернской конвенцией характеризует извращение, искажение произведения в качестве одного из видов изменений результата творческой деятельности автора.

Дискуссия. Вместе с тем обсуждается вопрос о целесообразности использования обоих терминов для характеристики возможных неавторизованных автором изменений произведения. Аргументы в пользу отказа в ГК РФ от термина «извращение» приводит А.Г. Матвеев. В частности, он указывает, что извращение произведения не затрагивает его количественных характеристик — объем произведения, его протяженность, — а приводит к изменению авторской концепции произведения, т.е. его качественных характеристик (к примеру, изменение характеров героев произведения, колоризацию фильма). Примечательно, что в некоторых зарубежных актах понятие «извращение произведения» как раз и характеризуется через изменение качественны характеристик произведения. К примеру, согласно подп. «в» п. 1 ст. 14 Закона Азербайджана «Об авторском праве и смежных правах»»» автор имеет право противодействовать извращению содержания произведения.

Искажение, по мнению А.Г. Матвеева, включает в себя изменение не только качественных, но и количественных характеристик произведения, т.е. является более широким понятием по сравнению с термином «извращение», охватывая, таким образом, и действия по извращению произведения.

Весомым аргументом в обосновании необходимости отказа от использования термина «извращение произведения» является также и то, что подобный подход уже был отражен в регулировании охраны смежных с авторскими прав’. Речь идет о праве не неприкосновенность исполнения, закрепленного в подп. 4 п. 1 ст. 1315 ГК РФ, согласно которому право на неприкосновенность исполнения определяется через право на защиту от всякого искажения, т.е. от внесения изменений, приводящих к извращению смысла или к нарушению целостности восприятия исполнения.

Закон не определил, любое ли изменение, внесенное в произведение без соответствующего разрешения автора, может быть рассмотрено в качестве нарушения права на неприкосновенность произведения. Отсутствует по этому вопросу и сложившаяся судебная практика.

Для его разрешения, во-первых, необходимо определиться, является ли ущерб чести, достоинству, деловой репутации автора обязательным квалифицирующим признаком нарушения права автора на неприкосновенность произведения. В российской доктрине по признаку наличия либо отсутствия законодательного запрета нанесения ущерба чести, достоинству, репутации автора в качестве обязательного условия признания тех или иных действий нарушающими право на неприкосновенность произведения существует деление на страны, придерживающиеся объективного подхода, подразумевающего обязательное наличие указанного признака, а также страны, использующие субъективный подход — т.е. те, в законодательстве которых любое изменение, внесенное в произведение без согласования с автором, признается нарушающим право на неприкосновенность (П.В. Степанов, А.Г. Матвеев). В Европе субъективного подхода придерживаются такие страны, как Польша, Чехия, Франция. Примером объективного подхода можно считать Данию (п. 2 ст. 3 Закона Дании «Об авторском праве» 2014 г.), закрепляющую, что произведение не должно быть изменено либо представлено публике способом либо в обстановке, которые бы вредили художественной или артистической репутации, или индивидуальности автора6.

В отечественном авторском праве практиковался как субъективный, так и объективный подходы. Например, в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. был отражен субъективный подход — согласно ст. 480 ГК РСФСР 1964 г. запрещалось снабжать произведение при его издании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями, комментариями и какими бы то ни было пояснениями. В предшествующем четвертой части современного ГК РФ Законе об авторском праве 1993 г., напротив, право на неприкосновенность произведения было заменено правом на защиту репутации автора, которое предполагало запрет на любое посягательство в отношении произведения, включая его название, способное нанести ущерб чести и достоинству автора.

Современный ГК РФ, по аналогии с Бернской конвенцией, запрещает неавторизованное внесение любых изменений. Наряду с этим, как и Бернская конвенция, ГК РФ предусматривает и самостоятельное правонарушение — изменение произведения, порочащее честь, достоинство или деловую репутацию автора. Как часто указывают российские суды, для применения предусмотренного п. 2 ст. 1266 ГК РФ способа защиты права требуется доказать не только факт нарушения авторских прав, но и порочащий характер этих нарушений. При этом одно лишь нарушение авторских прав не влечет за собой ущерба чести, достоинства и деловой репутации автора произведе-ния1. Между тем, в российской судебной практике по состоянию на 27 июня 2016 г. не было обнаружено ни одного положительного решения суда, удовлетворившего исковые требования на основании п. 2 ст. 1266 ГК РФ.

Что касается толкования понятия «изменение произведения», то в настоящее время охарактеризовать судебную практику по данному вопросу как устоявшуюся достаточно сложно. Основной трудностью, возникающей у истцов по данной категории дел, является проблема доказывания факта внесения изменений в произведения, а также установление лица, внесшего изменения (к примеру, это касается случая внесения изменений в проектную документацию). Кроме того, ни ГК РФ, ни Бернская конвенция, за исключением рассмотренного выше квалифицирующего признака в форме ущерба чести, репутации автора, а также отсутствия согласия автора на внесение таких изменений, не предъявляют каких-либо требований к обязательным характеристикам изменений произведения для установления факта нарушения права на неприкосновенность. Из этого следует, что закон запрещает любые изменения, внесенные в произведение без согласия автора.

Вместе с тем в российской судебной практике встречаются примеры, когда суд отказывал в удовлетворении исков о нарушении права на неприкосновенность произведения, даже когда, к примеру, оно было опубликовано с орфографическими ошибками, которые допускал издатель, что не только фактически являлось изменением формы произведения, но потенциально наносило вред репутации автора, либо, когда значительные правки орфографии текста не были согласованы с автором.

Право на обнародование — право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения.

Право на обнародование произведения, закрепленное в ст. 1268 ГК РФ, реализуется через решение автора, будет ли произведение представлено публике, а также через определение характеристик такого преставления — время, место, способ. Кроме того, наряду с публичным показом, исполнением, сообщением в эфир или по кабелю, в качестве способа обнародования названо опубликование произведения. Иногда в российской доктрине право на опубликование произведения даже выделяют в качестве самостоятельного личного неимущественного права автора.

При сравнении терминов «обнародование» и «опубликование» наиболее часто в доктрине можно встретить вывод о том, что опубликование произведения возможно несколько раз, а обнародовать произведение можно лишь однократно.

В ранее действовавшем ГК РСФСР (ст. 476) наряду с понятием «опубликование» использовалось идентичное ему понятие «выпуск в свет». При сравнении положений ГК РФСФР и действующего ГК РФ нетрудно заметить, что понятие «опубликование» в этих нормативно-правовых актах далеко не равноценно. Опираясь на определение термина «опубликование», данное в ст. 1268 ГК РФ, а также на дефиницию понятия «опубликованных произведений» Бернской конвенции, можно сделать вывод, что результатом процесса опубликования произведения обязательно должны стать экземпляры произведения, выраженные в материальных носителях. Включение ГК РСФСР в понятие «опубликование» таких форм, как публичный показ, публичное исполнение, таким образом, не вполне отражало смысл термина «опубликование произведения». Более того, понятие «опубликование», использованное в ГК РСФСР, более близко по содержанию к термину «обнародование», используемому в ГК РФ.

Таким образом, существуют два основных отличия понятия «обнародование произведения» от понятия «опубликование произведения». Во-первых, обнародовать произведение возможно лишь единожды, в отличие от потенциально многократного опубликования произведения. Вторым отличием является неограниченное количество способов опубликования произведения и обязательное наличие материальных экземпляров произведения как неизбежный результат опубликования.

Право на отзыв — право автора до фактического обнародования произведения отказаться от ранее принятого решения о его обнародовании. В отличие от ГК РФ ранее действовавший Закон «Об авторском праве и смежных правах» 1993 г. предусматривал возможность реализации права на отзыв произведения и после его обнародования. В этом случае автор был обязан публично объявить свое решение об отзыве произведения. Тем не менее логика ГК РФ также объяснима. Изъятие уже выпущенных экземпляров из оборота (например, продающихся в магазине книг) может представлять существенную трудность (при этом с учетом объемов современных продаж маловероятной представляется реальная возможность изъятия всех уже приобретенных третьими лицами экземпляров произведений). Кроме того, право на отзыв может быть реализовано в отношении не всех объектов авторского права. С учетом прикладного характера программ ЭВМ, служебных произведений, а также очевидных трудностей «разделения» сложных произведений, в отношении названных объектов реализация права на отзыв запрещена (п. 2 ст. 1269 ГК РФ).

Кроме вышеуказанного ограничения по кругу охраняемых результатов интеллектуальной деятельности российский законодатель не вводит дополнительных условий реализации права на отзыв произведения. Это относится и к возможным причинам осуществления права на отзыв. Вместе с тем в зарубежном праве встречаются примеры прямого указания на ограничение по кругу возможных причин реализации права на отзыв произведения. К примеру, в ст. 62 португальского Кодекса об авторском праве и смежных правах, указано, что право на отзыв может осуществляться лишь при наличии на то моральных причин. Как указывает Патрисия Акестер в отношении охраны в Португалии права на отзыв, оно может быть реализовано автором, когда он осознает, что произведение больше не является отражением его личности. Указание на «моральные» причины отзыва произведения также содержатся в итальянском законодательстве — ст. 142.1 Закона Италии «Об авторском праве и смежных правах» 1941 г.3 В ст. 4 (1) Закона Греции «Об авторском праве, смежных правах и вопросах культуры» сказано, что автор вправе отозвать свое произведение ввиду изменения его взглядов либо обстоятельств.

Несмотря на то, что право на отзыв несомненно обладает своими особенностями, является одним из законодательных исключений, позволяющих автору правомерно нарушить свои договорные обязательства, ввиду специфики содержания этого правомочия, особенно в рамках российского законодательства, можно утверждать, что оно является «обратной» формой реализации права на обнародование произведения.

Субъекты личных неимущественных прав

В рамках права интеллектуальной собственности личные неимущественные права могут принадлежать лишь физическому лицу, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности, — автору, исполнителю (исключением является публикатор, не осуществляющий творческую деятельность, а исполняющий функции по обнародованию произведения).

Положения ст. 1228 ГК РФ, закрепляющие охрану физического лица-творца, распространяются также на случаи, когда авторские права на произведение возникли до 3 августа 1993 г., т.е. до вступления в силу Закона «Об авторском праве и смежных правах», в ст. 4 которого также указывалось на невозможность юридического лица считаться автором произведения.

Несмотря на то, что в абз. 2 ст. 6 вводного закона к ГК РФ2 указано, что юридические лица, авторские права которых возникли до 3 августа 1993 г., считаются авторами произведений, они не обладают всем объемом прав автора. Как разъяснено в п. 4 совместного Постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ3, указанные юридические лица — «авторы» — обладают лишь исключительными правами на соответствующие произведения. При этом личные неимущественные права на такие объекты авторского права могут принадлежать лишь создателям произведений — физическим лицам.

В большинстве современных государств, как и в России, также закреплена презумпция автора — физического лица. При этом способность лица признаваться автором не ставится в зависимость от степени его дееспособности.

В связи с этим представляется интересным дело, рассмотренное Верховным судом в г. Франкфурт-на-Майне, в котором оспаривалось нарушение прав на произведение, написанное американским преподавателем психиатрии Хелен Шукман, давшей разрешение на публикацию своего произведения американской компании. Немецкая компания без получения соответствующего согласия опубликовала некоторые фрагменты книги без указания Хелен Шукман в качестве автора, обосновав это тем, что Шукман, как она неоднократно указывала, являлась лишь посредником настоящего автора книги — Иисуса из Назарета, который в течение длительного времени диктовал ей текст книги. Признав немецкую компанию нарушившей авторские права, суд отметил, что даже люди, находящиеся под гипнозом или в состоянии транса, с точки зрения авторского права рассматриваются как авторы. Соответственно, душевное состояние человека никак не может умалить его авторства. Произведения религиозной направленности, наравне с другими литературными произведениями, являются полноценными объектами авторского права, вследствие чего независимо от источника вдохновения именно физическое лицо — автор облекает духовное содержание в определенную материальную форму.

Тем не менее закон связывает охрану личных неимущественных прав не только с самим автором. По общему правилу, в случае опубликования произведения анонимно либо под псевдонимом до раскрытия настоящего имени автора, издатель, имя или наименование которого указано на произведении, считается представителем автора, управомоченным защищать права автора и обеспечивать их осуществление (п. 2 ст. 1265 ГК РФ). К примеру, анализируя иск «Издательский дом «Комсомольская правда» к ООО «Креатив Медиа» о нарушении авторских прав на статьи, первоначально опубликованные на сайте издания «Комсомольская правда» без указания имен авторов, Суд по интеллектуальным правам рассматривал истца в качестве представителя авторов соответствующих произведений.

ГК РФ устанавливает перечень лиц, пожжизненно управомоченных защищать авторство, имя автора и неприкосновенность результата интеллектуальной деятельности. Такими лицами, во-первых, являются наследники по завещанию при наличии соответствующих указаний наследодателя в завещании; во-вторых, в случае отсутствия завещания или соответствующих указаний в нем, отказа наследников от исполнения рассматриваемых полномочий либо в случае смерти указанных наследников — наследники по закону; в-третьих, исполнитель завещания, а также правопреемники вышеуказанных наследников и иные заинтересованные лица. Под иными заинтересованными лицами подразумеваются, например, организации по управлению авторскими правами, которые в соответствии со своими учредительными документами обладают полномочиями защиты прав авторов после их смерти. В любом случае в целях недопущения злоупотребления правом соответствующим субъектом заинтересованность лица в защите личных неимущественных прав будет определяться судом после предъявления соответствующих доказательств.

Возможность защиты после смерти автора исполнителя указанных личных неимущественных прав может быть объяснена несколькими причинами. Во-первых, несмотря на то, что перечень субъектов, имеющих право защиты личных неимущественных прав автора после его смерти, достаточно широк, он ограничен и основан на наличии определенной — родственной, профессиональной, культурной — связи перечисленных в законе лиц с автором, исполнителем. Таким образом, автор, исполнитель либо сами делегируют соответствующие полномочия определенным лицам — наследникам по закону, либо эти полномочия осуществляют их близкие (наследники по завещанию), либо лица, имеющие доказанный интерес в защите таких прав осуществляют их защиту.

Тенденции правового регулирования

Институт личных неимущественных прав с момента его закрепления в международно-правовых актах активно развивается. Об этом, например, говорит хотя бы тот факт, что количество личных неимуще-ственных прав, установленных на национальном уровне, увеличилось по сравнению с теми правами, которые были закреплены исключительно в Бернской конвенции.

В контексте взаимодействия обладателя личных неимущественных прав, создавшего определенный результат интеллектуальной деятельности, и собственника материального носителя, посредством которого такой результат интеллектуальной деятельности был объективизирован, возможно выделить и другие тенденции правового регулирования института личных неимущественных прав.

В качестве основной тенденции можно назвать установление зако-нодательных исключений из принципа независимости авторских прав от права собственности на материальный носитель, закрепленный в отечественном законодательстве в ст. 1227 ГК РФ. Причем в зависимости от обстоятельств чаша весов склонятся либо в сторону собственника, либо в сторону автора.

Лучше всего эта тенденция прослеживается на примере реализации права автора на неприкосновенность произведения. Как уже отмечалось, судебную практику, рассматривающую нарушения данного права, сложно назвать сложившейся. Однако в некоторых случаях и законодатель, и суды, допускают фактическое ущемление права автора не неприкосновенность произведения.

К примеру, согласно законодательству Норвегии, произведение может быть изменено без получения на это согласия автора, если оно является произведением прикладного искусства. При этом согласно ст. 29 Закона об авторском праве Норвегии 1961 г. такие изменения могут быть внесены в произведение, только если они вызваны технической либо практической необходимостью. Похожая позиция отражена и в законодательстве Италии.

Ввиду особой важности защиты безопасности населения законодатель также допускает снижение степени охраны права на неприкосновенность произведений архитектуры. Поэтому в законе часто устанавливается, что в случае наличия угрозы безопасности третьих лиц автор не вправе препятствовать внесению вызванных этим изменений в свой результат интеллектуальной деятельности (например, ч. 5 ст. 79 Закона об авторском праве и смежных правах Хорватии 2003 г.). Вместе с тем в целях соблюдения интересов автора в законе также может быть предусмотрено его право требовать указания на самом произведении на изменения, которые были внесены, включая дату таких изменений.

Что касается России, то порядок внесения изменений в архитектурный проект регулируется гл. 5 Федерального закона «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации». Положения данного закона обращают внимание своей проавторской направленностью, напрямую не устанавливая законодательных исключений в отношении права на неприкосновенность произведения.

К тому же применение ст. 21 Закона «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» связано с определенными трудностями. Так, в соответствии с ч. 2, 3 ст. 21 этого Закона порядок изменений архитектурных объектов, удостоенных государственных и иных премий в области архитектуры, а также архитектурных объектов, строительство которых требует разрешения на строительство, устанавливается уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти по координации деятельности в области архитектуры и градостроительства. Кроме того, что такой порядок еще не установлен, нет однозначного мнения, по поводу того, какой орган обладает компетенцией его устанавливать. Помимо этого, имеющуюся отечественную судебную практику по внесению неавторизованных изменений в архитектурный проект также нельзя назвать сложившейся. При этом в исковых требованиях авторы часто заявляют не о нарушении своего права на неприкосновенность произведения, а о нарушении исключительного права, ссылаясь на то, что посредством переработки оригинального проекта было создано новое произведение.

По-другому ситуация складывается в случае отчуждения оригинала произведения. В некоторых европейских государствах путем расширения права доступа к произведению на весь круг объектов авторского права в случае потенциального разрушения оригинала закон либо обязывает собственника оригинала произведения предварительно уведомить автора о планируемом уничтожении его произведения (как, например, согласно ч. 1 ст. 79 Закона об авторском праве и смежных правах Хорватии), либо содержит положение о том, что право доступа к произведению предоставляется автору для реализации им каких-либо других авторских прав в отношении оригинала произведения (п. 7 ст. 14 Закона Испании «Об интеллектуальной собственности», ст. 25 Закона Германии «Об управлении авторскими и смежными правами»). Таким образом, в иностранном праве существует тенденция сохранения баланса интересов авторов и собственников оригинала произведения в случае его разрушения.

Важность сохранения материального носителя, содержащего результат интеллектуальной деятельности, а также тот факт, что право на неприкосновенность произведения не спасает автора от потенциального разрушения оригинала произведения, были давно замечены и в отечественной науке. Вместе с тем российское законодательство в отношении вопроса регулирования разрушения оригинала ограничивается общими положениями ст. 1291, 1292 ГК РФ, не рассматривающих уничтожение оригинала произведения в качестве особого случая нарушения права на неприкосновенность произведения. Даже если допустить, что разрушение оригинала произведения изобразительного искусства и произведения архитектуры в общем может быть урегулировано положениями ст. 1292 ГК РФ, то незащищенными все же остаются интересы авторов других объектов авторского права — к примеру, фотографических произведений.

Это интересно:

  • Патент налог на имущество 2018 Как оформить патент для ИП в 2018 году Патент для ИП на 2018 год призван облегчить представителям малого бизнеса ведение отчетности. По этой системе налогообложения не требуется заполнять большое количество документов. Процедура проста и понятна даже начинающим бизнесменам. Патент для […]
  • Бланк заявления на свидетельство о рождении Бланк заявления на свидетельство о рождении Формы бланков заявлений на государственную регистрацию актов гражданского состояния Форма №1 Заявление о рождении от родителей Форма №2 Заявление о рождении от матери Форма №3 Заявление о внесении сведений об отце ребёнка в запись […]
  • Варианты алиментов Способы оплаты алиментов Движение алиментов от плательщика к получателю оформляется отдельным пунктом как в добровольном соглашении об уплате средств, так и в исполнительном листе или судебном приказе, если выплаты взыскиваются принудительно. Причем и плательщик, и получатель одинаково в […]
  • Работа москва швея с проживанием Работа москва швея с проживанием Частный детский сад Le Chat Botte • Москва Швея-закройщик Частный детский сад Le Chat Botte • Москва Швея с проживанием Гросс/год: 50 000 руб. Швея Гросс/год: 50 000 руб. Швея с проживанием Швейное производство • Москва Гросс/год: 50 000 […]
  • Прокурор рб полномочия Прокуратура Республики Беларусь Надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов, нормативных актов: возлагается на Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров. Прокуратура (статья 125 Конституции Республики Беларусь): проводит […]
  • Заявление на предоставление справки о зарплате Справка о заработной плате с места работы Справка о заработной плате с места работы может вам потребоваться для различных целей - в Пенсионный фонд для расчёта и начисления пенсии, для центра занятости, для получения различных пособий и субсидий. И тут иногда возникают препятствия. Вы […]
  • Приказ за дополнительный объем работы образец Установление доплаты сотрудникам за увеличение объема работ Работодатель вправе поручить сотруднику дополнительную работу. За нее устанавливается доплата, и ее требуется оформлять в соответствии с нормативными актами. Увеличение объема работ согласно ТК РФ Увеличение объема работ […]
  • Дом под ключ недорого для постоянного проживания из газобетона ЧЕМ НАШИ ДОМА ИЗ БЛОКОВ ЛУЧШЕ ДЕШЕВЫХ ДОМОВ? Фундамент рассчитывается на основе результатов геологического исследования грунта, определения несущей способности, величины сил морозного пучения, расчёта нагрузок от веса здания, максимально возможной нагрузки на перекрытия и снеговой […]
Все права защищены. 2018