Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

Правила определения понятий и ошибки возникающие при нарушении этих правил

Правила определения понятий и ошибки возникающие при нарушении этих правил

Определение должно быть не только истинным по содержанию, но и правильным по своему строению, по форме. Если истинность определения обусловливается соответствием указанных в нем при­знаков действительным свойством определяемого предмета, то его правильность зависит от его структуры, которая регулируется логи­ческими правилами. Этих правил четыре.

1. Определение должно быть соразмерным.

Правило соразмерности требует, чтобы объем определяемого по­нятия был равен объему определяющего (А=Вс, или Dfd º Dfn ). Иначе говоря, эти понятия должны находиться в отношении равно-объемности.

Нарушение правила соразмерности называется ошибкой слишком широкого определения (А Вс).

2. Определение не должно заключать в себе круга.

Если при определении мы прибегаем к другому понятию, кото­рое, в свою очередь, определяется при помощи первого, то такое определение содержит в себе круг. Например, вращение определя­ется как движение вокруг оси, а ось — как прямая, вокруг которой происходит вращение.

Разновидностью круга в определении является тавтология — ошибочное определение, в котором определяющее понятие повто­ряет определяемое. Например, идеалист — человек идеалистичес­ких убеждений; неосторожное преступление — это преступление, совершенное по неосторожности. Такие ошибочные определения называют «то же через то же самое». Эти и им подобные определе­ния не раскрывают содержания понятия. Если мы не знаем, что такое идеалист, то указание на то, что это человек идеалистических убеждений, ничего не прибавит к нашим знаниям.

Тавтология, как это видно из приведенных примеров, отличается от круга в определении меньшей сложностью построения. Опреде­ляющее понятие является повторением определяемого.

3. Определение должно быть ясным.

Оно должно указывать на известные признаки, не нуждающиеся в определении и не содержащие двусмысленности. Если же понятие определяется через другое понятие, признаки которого неизвестны и которое само нуждается в определении, то это ведет к ошибке, называемой определением неизвестного через неизвестное, или оп­ределением х через у. Таково, например, определение «Индетерми­низм — это философская концепция, противоположная детерми­низму», в котором понятие «детерминизм» само нуждается в опре­делении.

Правило ясности предостерегает от подмены определения мета­форами, сравнениями и т.д., которые, хотя и помогают составить представление о предмете, однако не раскрывают его существенных признаков.

4. Определение не должно быть отрицательным. Отрицательное определение не раскрывает определяемого поня­тия. Оно указывает, чем не является предмет, не указывая, чем он является. Таково, например, определение «Сравнение — не доказа­тельство». Однако на определение отрицательных понятий это пра­вило не распространяется. «Безбожник — это человек, не признаю­щий существования бога», «Бесхозное имущество —Имущество, не имеющее собственника или собственник которого неизвестен»— примеры правильных определений.

Системно-морфологический подход
в технике, науке, социальной сфере.

Титов В.В.
http://www.serendip.boom.ru

2. Немного логики

2.1. Определение.

Нельзя внести ясность в рассуждения,
если она сначала не введена в определения.
В.Гершель

Пренебрежение или даже просто недостаточное внимание к истине, выраженной в эпиграфе, чревато серьезными недоразумениями, которые народная мудрость запечатлела меткой пословицей: «В огороде — бузина, а в Киеве — дядько». При решении творческих задач, единоличном или коллективном, неоднократно возникает ситуация диалога, рассуждения, и нужно очень точно отслеживать, чтобы в течение этого процесса случайно не был подменен объект рассуждения. Для того, чтобы это не случилось, наиболее надежным способом является логический прием, называемый определение.

Основная цель определения — раскрыть или уточнить содержание понятия. Впрочем, не менее важная его цель — отличить и отграничить определяемый объект от всех иных (это ведь заложено в самом названии — оПРЕДЕЛение). Из сказанного ясно, что определение — фундаментальный оператор логического мышления. И, как это ни странно, из всех проблем познания именно проблема определения изучена хуже всего. Да и сами посудите, может ли быть иначе, когда основной задачей определения считается раскрытие сущности определяемого объекта, а ведь хорошо известно, что за первой, поверхностной сущностью каждого объекта просматривается и вторая, более глубокая сущность, за ней — третья, и этот процесс углубления и все более полного познания — бесконечен, как бесконечен путь к абсолютной истине. А это значит, что, какое бы определение объекта мы ни давали, оно неизбежно будет неполным (т.е. всегда его можно уточнить или углубить). Более того, определение одного и того же объекта меняется и во времени, и в отношениях. Отсюда понятны трудности, с которыми приходится сталкиваться при определении, понятна и изменчивость определений во времени и в отношениях. Два красноречивых примера: 1) определение синхротрона для школьника (см. детскую энциклопедию), для медика (см. учебник по медицинской радиологии) и для физика (см. физический энциклопедический словарь) — это совершенно разные определения; 2) определение социалистической партии в философских словарях, изданных на русском языке в разные годы, меняется почище, чем окраска у хамелеона.

Упражнения:

1. Просмотрите во всех доступных для Вас энциклопедических словарях разных лет выпуска и выпишите определения понятий «телефон», «система», «диагноз», «техника». Изложите Ваши соображения о причинах трансформации определения каждого из этих понятий.

2. Дайте четыре определения понятия «радиоактивность»: для десятиклассника, для медика, для физика-теоретика и для крестьянина, не желающего отселяться из-под Чернобыля.

Таким образом, фундамент логики — определение — необычайно зыбок, динамичен и непостоянен. И в этом — величайший подарок человечеству, ибо с самого детства, с начала знакомства с родным языком маленький человечек вынужден балансировать среди множества объектов и понятий, каждый день и час достраивая и перестраивая систему определений и сущностей и тем самым проявляя максимум творческой активности. Жаль только, что уже школьная зубрежка у большинства наглухо умерщвляет всю эту активность (не говоря уж о более поздних годах взросления).

Динамичность определений усугубляется еще и чрезвычайным их разнообразием. Прежде всего можно разделить все типы определений на явные и неявные.

Явные определения — это синонимичные определения типа «А=В», где замена в любом тексте выражения «А» на выражение «В» не меняет смысла текста (хотя может изменить его «грамотность»). Примеры: «Молекула — это мельчайшая частица вещества, сохраняющая все его химические свойства», «Абракадабра — это бессмысленное выражение».

Неявное определение — это определение понятия из контекста, когда его сущность, смысл проявляются по всему многообразию его связей с другими, знакомыми понятиями в рассматриваемом тексте. Хотя в принципе неявное определение почти всегда неполно и неустойчиво (каждая новая фраза текста меняет это определение), но в жизни нам большей частью приходится опираться именно на этот вид определения. Показательный пример: ребенок только о 10% встретившихся объектов или услышанных понятий пристает к родителям с вопросами типа «Что это?», а в 90% случаев сам решает (на основе того, что видит и слышит), с каким объектом он имеет дело, а в результате мы иногда удивляемся их тонкой наблюдательности, а иногда встречаемся с милыми ошибками, которые потом собираются в книги «От двух до пяти». Впрочем, и взрослых этот тип определений иногда ставит в интересное положение (вспомните, как дед Щукарь в «Поднятой целине» читал энциклопедию, где ему по зрению доступны были только крупные буквы).

Частный вид неявного определения — определение через набор функций, которые объект выполняет, или через набор свойств. Блестящие примеры таких определений — народные загадки («Не лает, не кусает, а в дом не пускает», «Зимой и летом — одним цветом», и т.д.). Но для нас наиболее интересно то, что именно этот тип определений явно или неявно фигурирует в изобретательском творчестве, причем, как в загадках, изобретателю изначально дан набор функций или свойств объекта, а самого объекта (а иногда — даже и его названия!) еще нет в природе.

Еще один вид неявного определения — остенсивное определение или определение путем показа. Можно долго объяснять туземцу, что такое радиоприемник, а можно просто показать его. В качестве контекста этого вида определения здесь выступает не устная или письменная речь, а ситуация, в которой встречается или функционирует определяемый объект. Остенсивные определения — пожалуй, наименее полные из всех возможных, потому что в этом случае функции «контекста» исчерпываются, как правило, единственной «фразой». Но, с другой стороны, остенсивное определение — единственное, которое связывает слово непосредственно с материальным объектом, предметом или «живым» действием. И тысячу раз верна пословица: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Поэтому, кстати, опытный ученый, консультант или новатор обязательно стремится прежде всего посмотреть своими глазами ситуацию, которую требуется объяснить, изменить или разрешить, и только после этого переходит к активным творческим действиям.

С явными определениями дело обстоит проще. Но не потому, что они проще, а потому, что такое определение очень похоже на столь милую советскому человеку инструкцию или директиву. Как у Юлия Кима в песне про школьного учителя обществоведения:

Наиболее частым видом явного определения является определение через род и видовое отличие, которое описывается формулой «А=В и С», где «А» — определяемое понятие, «В» — понятие, более общее по отношению к «А» (родовое понятие), «С» — такие признаки, которые выделяют объекты, обозначаемые «А», среди всех объектов, обозначаемых «В» (видовое отличие). Подавляющее большинство словарных определений относятся именно к этому типу. Например, в «Школьном толковом словаре русского языка» [12] даны следующие определения:

1. Мнение (А) — суждение (В), выражающее оценку чего-либо, отношение к чему-либо (С).

2. Публицистика (А) — вид литературы (В), посвященный злободневным общественно-политическим вопросам современности (С).

3. Рупор (А) — труба с расширяющимся концом (В), служащая для усиления звука (С).

4. Труба (А) — длинный пустотелый предмет (В) обычно круглого сечения, служащий для проведения чего-либо (С).

Нетрудно видеть, что в этих конкретных примерах для более полного разъяснения некоторых понятий используются приемы нескольких типов определения.

Правила явного определения (в частности, родо-видового определения):

1. Правило соразмерности определяющего и определяемого понятий: совокупности объектов, охватываемых ими, должны быть одними и теми же. Надо сказать, что соблюсти это правило вовсе не так легко. Но, с другой стороны, оно позволяет довольно просто отграничить рассматриваемый объект (или группу объектов) от всех остальных, определив его волевым образом. Об этом будет сказано чуть позже, а сейчас обратим внимание на то, что нарушение этого правила возможно двоякое: A>B — ошибка слишком широкого определения, и A

Примеры ошибок, нарушений правила соразмерности:

а) ошибка слишком широкого определения: «Карандаш — это предмет для нанесения изображений» — но тогда сюда войдут и ручки, и мел, и кисть, и все, что пачкает и чем человек пользуется для нанесения изображений;

б) ошибка слишком узкого определения: «Карандаш — это предмет для нанесения изображений, состоящий из тонкого цилиндрического графитового грифеля и деревянного корпуса, облегающего этот грифель» — но отсюда выпали все автоматические карандаши, а также карандаши с пишущим стержнем не из графита (например, свинцовый и восковой).

Умельцы могут сочинить иногда и такие определения, что появятся сразу обе названные ошибки. Однако прежде чем над ними потешаться, попробуйте выполнить следующие упражнения.

Упражнения:

1. Сформулируйте точное определение карандаша.

2. Дайте определение объекту под названием «книга», чтобы под это определение не попали ни тетради, ни блокноты, ни журналы (в том числе и очень толстые).

3. Дайте определение понятию «рынок». Учтите при этом, что термином «рынок» называют два совершенно разных объекта.

2. Правило запрета порочного круга, когда понятие определяется либо через само себя, либо через другое понятие, которое, в свою очередь, определяется через исходное понятие. Смысл этого правила вполне прозрачен: ведь определение понятия из неизвестного (или недостаточно известного) делает его известным, а значит, само определение должно быть выражено словами, означающими уже известные объекты (к числу которых определяемый объект пока не принадлежит). Но — интересная особенность: возьмите любой словарь (толковый, специальный, энциклопедический или любой другой, кроме двуязычного), и Вы сплошь и рядом можете уличать его составителей в нарушении правила запрета порочного круга.

Упражнения:

1. Трудно предположить, что синклит ученых мужей — составителей и редакторов словаря сплошь неграмотен и не знает правила запрета порочного круга. Так в чем же тут дело?

2. Как объясниться с человеком, который не знает ни слова по-русски, а Вы не знаете его языка?

3. На каком языке объясняться при первом контакте с внеземной цивилизацией, возникшей не на базе углеродной органики?

3. Правило ясности всех понятий определяющей части. Это означает, что в определяющей части можно использовать только те понятия, которые известны тем, для кого дается определение. Вообще говоря, это правило существует в нескольких ипостасях. Во-первых, в определяющей части нельзя использовать термины, заведомо непонятные для адресата, которому предназначено определение. Во-вторых, нельзя использовать слова, допускающие многозначное толкование. В-третьих, нельзя использовать метафоры, сравнения и другие образные средства языка. Попробуйте, например, решить проблему детского дошкольного воспитания, ориентируясь на определение: «Дети — цветы жизни». Или решить проблему теплоснабжения на базе определения: «Нефть — это черное золото».

И, как и в предыдущих случаях, это правило также нарушается довольно часто, причем сознательно. Действительно, прочтите инструкцию к любому (особенно импортному) лекарству. Абракадабра, вгоняющая в дрожь и благоговение неискушенного пациента. И в то же время точное и полное определение для врача, назначающего это лекарство. Разумно? Цель этого определения — антиопределения совершенно прозрачна — исключить самолечение.

Другой пример. Попробуйте в техническом разговоре обойтись без слова «машина». Или «автомат», «автоматический». Да и вообще большая часть специальных терминов техники употребляется в нескольких отраслях, часто весьма отдаленных, причем в разных ситуациях смысл и значение термина совершенно непохожи. Имплантация в медицине — это вживление участка ткани или органа, но имплантация в полупроводниковой технике — это вбивание ионов легирующего вещества в поверхностные слои мишени-полупроводника. Сепарация в изотопной технологии, в вычислительной технике, в хирургической клинике и на молочном заводе — совершенно различные понятия.

Третий пример — любые неявные определения, где всякое лыко — в строку, где идут в ход все самые отдаленные и тонкие сравнения, метафоры, эпитеты и прочее литературное обрамление, так как именно оно и является, собственно, источником информации об объекте.

Итак, правила определения существуют, но — ни одно из них безусловно не выполняется (или выполняется, но с колоссальным трудом). Хорошенькое дело, не правда ли? Ведь речь идет о фундаментальном логическом приеме, на котором строится все дальнейшее здание рассуждений. Как же быть?

Есть один простой и универсальный выход. Дело в том, что различают определение — описание (или реальное определение) и определение — предписание (или номинальное определение). Первое относится к тому понятию, которое уже есть и уже используется в обиходе, имеет вполне определенное смысловое наполнение и некое общепринятое понимание. Поэтому Ваше определение-описание этого объекта может быть либо истинным, либо ложным в зависимости от того, насколько оно совпадает с общепринятым. Что касается определения-предписания, то оно формируется для узкой, конкретной ситуации или обсуждения и относится к тому, как участники обсуждения и совместных действий договорятся называть то или иное явление или предмет (независимо от того, как это определение соотносится с общепринятыми понятиями, если они существуют); значит, о его истинности или ложности говорить нет смысла. Определение — предписание имеет узкую область применения, согласованную участниками. Характерный пример — любой закон, который начинается с раздела определений — предписаний для всех ключевых понятий, используемых в данном законе; определения, введенные в этом первом разделе закона, действуют только в пределах данного закона. Обязательно такие определения-предписания встречаются в юридических документах договорного характера, где точное недвусмысленное определение наиболее важных понятий (и прежде всего самого предмета договора и его участников) является одним из основных условий исключения двойственного толкования договора. И тогда в тексте договора о каком-либо объекте, наименование которого допускает неоднозначное толкование, появляется фраза типа: » , в смысле настоящего договора, называется. » и далее идет перечень тех характеристик и свойств, которые в настоящем договоре (и только в нем!) определяют смысловые контуры того, что названо . Впрочем, это помогает не всегда, и недобросовестные партнеры договоров частенько находят даже в самом скрупулезном определении-предписании белые пятнышки, раскрашивая их в суде в выгодные для себя цвета.

Казалось бы, из такого сравнения реального и номинального определений напрямую следует, что о правильности номинального определения (определения-предписания) сказать ничего нельзя. Однако это не так. Неудачное определение-предписание, сформулированное с нарушением третьего правила (двусмысленность понятий определяющей части), иногда оказывается «миной замедленного действия»: ведь в подсознании у каждого эти правила в той или иной мере зафиксированы и рано или поздно может случиться, что номинальное определение будет непроизвольно воспринято в ином (по сравнению с первоначальным) смысле (особенно если к обсуждению подключаются новые участники, не присутствовавшие при создании этого номинального определения). Поэтому рекомендуется даже в номинальном определении избегать двусмысленности, чаще всего проявляющейся в использовании понятий, закрепленных за другими, широко известными объектами.

Определение — мощное средство против неясности наших понятий и рассуждений. Однако при его использовании нужно, как и везде, чувствовать и соблюдать меру. Дело в том, что нельзя в принципе дать определение всем понятиям без исключения. Ведь для того, чтобы дать определение какому-либо объекту, Вы должны в определяющей его части использовать уже известные понятия, а это значит только одно: Вы уже изначально должны обладать неким набором первичных понятий и терминов, известных безо всякого определения. Попытка определить то, что понятно и очевидно, только затемнит его.

«Неясное» и «неопределимое» — вот две границы, задающие тот довольно узкий интервал, внутри которого механизм определения может проявить свою действенность. Если «неопределимое» — это само собой разумеющееся, то с «неясным» дело обстоит иначе. Когда сведений об исследуемом объекте слишком мало или когда они достаточно противоречивы, попытка определить этот объект способна создать только обманчивую видимость ясности, и тогда может возникнуть ситуация «диалога глухих» про бузину в огороде. Попробуйте определить НЛО, или экстрасенсорику, или биополе, или закон, управляющий формированием погоды на завтра, и Вы рискуете скорее всего вместо реального определения дать определение-предписание, не имеющее отношения к действительному объекту (именно так, кстати, и создавались все «опровержения» перечисленных выше реальных явлений).

В свое время автора очень удивляла философская сентенция «восхождение от абстрактного к конкретному»: уж больно она противоречила укоренившейся привычке построения пирамидальных структур, где внизу — все разнообразие частных объектов, а вверху — некие обобщающие (управленческие) этажи, чем выше, тем важнее и абстрактнее. Однако именно абстрактные объекты легче всего поддаются определению. Вся геометрия строится на пяти аксиомах, и все ее объекты определяются просто, немногословно и однозначно. А попробуйте определить геометрию, скажем колхозного поля конкретного колхоза имени ХХХVII партсъезда, расположенного в предгорьях Кавказа. Чем конкретнее определяемый объект, тем больше индивидуальных свойств, присущих только ему, приходится учитывать в определении, тем многословнее и подробнее становится определение, и уж тут всякие сомнения в том, где «восхождение», а где — «нисхождение», рассеиваются окончательно.

Итак, подводя итоги разделу об определении, еще раз подчеркнем, что определение — мощный способ снятия неясности наших понятий. Но применять его следует тогда и только тогда, когда эта неясность или уже существует, или может появиться. При этом следует обращаться именно к тем формам определений, которые наиболее эффективны и уместны в конкретной ситуации. Кстати, владение искусством определения очень важно и в такой проблемной ситуации, как налаживание и обеспечение корректной и эффективной работы творческой группы. Мы слишком суровы и изначально настроены на борьбу даже тогда, когда компромисс, диалог гораздо быстрее и надежнее приведут к цели. И слишком часто эта ситуация борьбы, борьбы мнений возникает не из-за различия целевых установок, а просто по причине того, что один и тот же термин или понятие, употребляемое спорящими сторонами, понимается ими совершенно по-разному. И если Вы это увидели, то первейшая Ваша задача — призвать стороны к тому, чтобы сначала дать определение понятию, вокруг которого идет спор, и только после этого продолжить дискуссию. При этом у Вас есть шанс получить несказанное удовольствие от зрелища недавних противников, в недоумении и смущении скребущих собственные затылки после выяснения, что спорить было. не о чем.

Вопросы для самопроверки:

1. Что такое «определение»?

2. Какие существуют виды определений?

3. В чем достоинства и недостатки явного и неявного определений?

4. Какие правила надо соблюдать при использовании родо-видового определения?

5. Когда можно и когда нельзя применять номинальное определение?

6. Каким объектам невозможно дать определение? А каким — можно, но не нужно?

7. Можно ли дать объекту единственно правильное определение? Существуют ли такие объекты?

8. Сформулируйте Ваше отношение к определению: «Сосуд, имеющий форму ведра с надписью «пож.вед.» и предназначенный для тушения пожаров, называется пожарным ведром».

2.2. Классификация.

«Должен быть почитаем как Бог тот,
кто хорошо может определять и делить.»
Платон.

В большинстве реальных задач, которые приходится решать человеку или коллективу, перед ним то и дело возникают ситуации многовариантности действий или объектов, ситуации необходимости выбора единственного пути среди множества возможных («налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь -. «, и т.д.). Чтобы оценить всесторонне эти варианты и принять обоснованное решение, приходится использовать еще один логический оператор — классификацию.

В книге [13] приведена цитата из «некоей китайской энциклопедии», в которой говорится, что «животные подразделяются на: а) принадлежащих императору, б) бальзамированных, в) прирученных, г) молочных поросят, д) сирен, е) сказочных, ж) бродячих собак, з) включенных в настоящую классификацию, и) буйствующих как в безумии, к) неисчислимых, л) нарисованных очень тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти, м) и прочих, н) только что разбивших кувшин, о) издалека кажущихся мухами». Веселье, которое имеет место при зачтении этой классификации в любой аудитории, вполне понятно: уж слишком неправильна эта «классификация». А собственно, что в ней неправильно? Все перечисленные виды животных бывают (какие-то — в жизни, другие — в сказках, но ведь бывают же!). Вот только в один ряд сводить такие группы недопустимо, получается невообразимая путаница.

Упражнения:

1. Ну а все-таки: как же можно расклассифицировать животных? Это задание рекомендуется сначала попробовать выполнить без использования шпаргалок и справочников, а затем уже посмотреть (где?), какова действительная научная классификация животных. И сравните, в чем ее отличие от Вашей классификации.

2. Провести классификацию машин (или приборов, или инструментов), с которыми Вам приходится иметь дело на основной работе. Эту классификацию следует составить по всем правилам. А поскольку об этих правилах здесь пока ничего не говорилось, то реально это задание придется выполнить попозже.

Для грамотного проведения классификации нужно в совершенстве знать и уметь различать четыре логических оператора: деление, расчленение, обобщение и соединение. Ключевым в этой четверке является логическое деление.

Деление — это распределение на группы всех тех объектов, которые мыслятся в исходном или делимом понятии. Эти группы называются членами деления. Признак, по которому производится логическое деление, называют основанием деления. В каждом делении, таким образом, имеются делимое понятие, основание деления и члены деления. Делимое понятие является родом, а члены деления — видами по отношению к данному роду. Каждое из видовых понятий может в свою очередь стать объектом деления, и т.д. Такое многоступенчатое разветвленное деление и принято называть классификацией.

Логическое деление не следует смешивать с другой, похожей операцией — расчленением (мысленным) объекта на составные части. Формально эти две операции можно проводить, используя вспомогательные тесты. На этапе проведения операции тест-вопросы таковы:

Какие известны варианты данного объекта (различающиеся по данному признаку)?

Из каких частей состоит данный объект?

Читатель сам может догадаться, какой из тест-вопросов соответствует операции деления, а какой — расчленению.

Для проверки правильности проведенной операции (после ее завершения) можно воспользоваться следующими утвердительными тестами:

Любой из членов деления в то же время является делимым понятием.

Любой из продуктов расчленения уже не является расчленяемым понятием.

Рассмотрим два примера.

Проведем операцию деления относительно понятия «металлорежущий станок». Можно утверждать, что все металлорежущие станки делятся на токарные, фрезерные и строгальные. Основанием деления здесь является характер перемещения режущего инструмента и обрабатываемой детали. Теперь проведем по отношению к тому же исходному понятию операцию расчленения: «металлорежущий станок состоит из мотора, трансмиссии (передающей или преобразующей вращение вала в движение рабочего органа), режущего инструмента, системы охлаждения рабочей зоны, системы управления и станины». Проверяем правильность обеих операций: 1) и токарный, и фрезерный, и строгальный станок являются металлорежущими станками каждый в отдельности, 2) ни мотор, ни трансмиссия, ни резец, ни станина не являются металлорежущим станком каждый в отдельности.

Другой пример — дерево. Проводим операцию деления, используя тест-вопрос: «Какие известны разновидности дерева (различающиеся по виду органов, в которых проходит фотосинтез)?» Ответ: хвойные, лиственные и безлиственные (фотосинтез идет в тонких ветках или стеблях). А теперь — расчленение: «Из каких частей состоит дерево?» Ответ: из корневой системы, ствола и кроны. Проверка правильности обеих операций утвердительными тестами предоставляется читателю.

Чтобы проводить деление корректно, нужно знать четыре правила деления.

Правило 1. Деление должно проводиться только по одному основанию. Это — главное, основное правило. Пример из «китайской энциклопедии» потому и неверен, что там можно насчитать не менее десятка оснований деления (попробуйте сравнить попарно члены «китайской классификации», и Вы легко в этом убедитесь). Однако «неча на зеркало пенять. «, зайдите в любой крупный обувной магазин и прочтите названия отделов: «мужская обувь», «женская обувь», «детская обувь» и . «резиновая обувь». Сколько здесь, по-Вашему, оснований деления намешано? Странно, что, несмотря на это вопиющее нарушение логики, мы ни минуты не колеблемся между отделами, когда надо купить галошки нашей прелестной даме трех лет отроду. Но в более серьезных случаях подмена основания деления может привести (и приводит!) к путанице вместо того, чтобы, как это и требуется от классификации, навести порядок в множестве рассматриваемых объектов.

Правило 2. Деление должно быть соразмерным или исчерпывающим, т.е. сумма объемов членов деления должна быть в точности равна объему делимого понятия. Здесь также возможны два типа ошибок: неисчерпывающее деление (например, при делении всех людей по уровню образования на имеющих начальное, среднее и высшее образование в этой классификации нет места ни неграмотной бабушке, ни ясельному малышу) и деление с излишним членом (как в обувном магазине), но в последнем случае нарушается не только второе, но и первое правило.

Ситуация со вторым правилом частенько ставит подножку исследователю какого-либо класса объектов. Дело в том, что реально очень редко имеет место ситуация, когда нам известны все разновидности входящих в данный класс объектов. Например, если бы Вас попросили ответить на вопрос, какие бывают деревья, вспомнили бы Вы о безлиственных? Ну ладно, Вы, допустим, не специалист по флоре, но уж ученым-то биологам все, казалось бы, должно быть известно, и классификация объектов животного мира, например, уж точно полна и все разложено по полочкам. Память школьных времен подсказывает, что начиная с К. Линнея эта классификация существует и «работает» на науку, находя для каждого животного свою нишу, ячейку, клеточку в многоярусной структуре. Царство животных делится на типы (членистоногие, позвоночные, и т.д.), типы — на классы (тип позвоночных — на классы млекопитающих, птиц, рыб, и т.д.), классы — на отряды, далее идут семейства, роды и, наконец, виды (а иногда еще и подвиды). И эта классификация до сих пор все пополняется и пополняется, открываются новые виды (сотнями), семейства, классы и даже типы (в ХХ веке открыто три новых типа животных). Но ведь это означает, что классификация животных перманентно неполна, т.е. выполнена с ошибкой неисчерпывающего деления. Правда, ученых это не очень смущает, т.к. настоящий ученый знает, что он знает не все (до Сократа с его :»Я знаю, что я ничего не знаю» нам, конечно, далековато), и готов всегда дорисовать лишнюю клеточку в классификацию (и тем увековечить свое имя).

Иначе выглядит ситуация в более «приземленных» науках и в технике. Стоит забыть один из принципов действия какого-либо устройства, и Ваша стройная классификация таких устройств увлечет Вас в исследование упомянутых в ней типов и напрочь закроет путь к забытому или упущенному варианту. А кроме того, остается ведь и вероятность изобретения принципиально нового устройства, для которого в классификации места вообще нет. Чтобы как-то отследить эти варианты, часто используют прием, мелькнувший и в «китайской» классификации, заведя в ней специальную клетку «прочие». Тогда что бы новое ни появилось, для него ячейка уготована.

Правило 3. Члены деления должны быть альтернативными или взаимно исключать друг друга. Каждый отдельный объект может находиться в объеме только одного видового понятия. Нарушение этого правила также неизбежно связано с нарушением первого правила, что хорошо просматривается с галошками для девочки, которые можно было бы поместить в любое из трех отделений вышеупомянутого обувного магазина.

Правило 4. Деление должно быть непрерывным, однопорядковым. Это означает, что нельзя часть родового понятия делить на виды, а другую часть — на подвиды таких видов (например, делить население на женщин, белых мужчин и цветных мужчин — некорректно).

Из рассуждений о правиле 2 уже ясно, что нарушать четвертое правило нас заставляет жизнь. Нас — это тех, кто творит новое, а значит, вынужден в своей классификации оставлять для этого еще не созданного нового на каждом этапе клетку «прочие» (которая может иметь непредсказуемый уровень общности с остальными клетками этого ряда).

Надо сказать, что есть и еще один достаточно распространенный случай сознательного нарушения четвертого правила. Настолько распространенный, что он получил даже собственное имя — дихотомия (от греческого — разделение надвое).

Дихотомия — это деление объектов на две группы, в одну из которых входят разновидности, обладающие некоторым конкретным свойством, а в другую — все остальные, этим свойством не обладающие. Например, деление двигателей на электрические и неэлектрические, при котором во второй член войдут и лошадь, и реактивный двигатель, и двигатель внутреннего сгорания, и все остальные двигатели, не использующие электроэнергию.

Ну а теперь, когда все правила логического деления названы, самое время потренироваться в исполнении этой ответственной операции.

Упражнения:

1. Выполните второе задание предыдущей группы упражнений.

2. По какому признаку (основанию) и на какие группы Вы разделите кофемолки? блокноты? подшипники? республики?

3. Какие правила были автором нарушены при делении понятия «металлорежущий станок»?

Выполняя второе задание этой группы упражнений, Вы, наверное, почувствовали, что оснований деления для каждого объекта существует несколько, и какое из них выбрать, вопрос непростой. Если речь идет не об учебном упражнении, а о реальной ситуации, то выбор основания подсказывает жизнь: основание должно быть наиболее существенным в данной ситуации. При этом генерируется так называемая «естественная» классификация. Однако кроме естественной нам часто приходится пользоваться и искусственной классификацией. Простейший ее пример — алфавитный каталог библиотеки (но не забудьте, что там есть и систематический каталог, соответствующий естественной классификации изданий). А в некоторых частных библиотеках (и не только у «новых русских») основанием для классификации (т.е. размещения на полках) книг могут служить и такие «существенные» основания, как формат книги, а иногда и цвет корешка.

Понятие «существенности» основания деления тоже отнюдь не просто и отнюдь не стабильно. Существенность признака зависит и от уровня знаний, и от конкретной ситуации, и от точки зрения, так что нельзя забывать, что классификация любых объектов может быть проведена не единственным образом.

Достаточно часто встречаются ситуации, когда объекты, подлежащие классификации, имеют сразу несколько «равносущественных» признаков, каждый из которых имеет одинаковое право быть основанием деления данного уровня. В этом случае обычная, иерархическая классификация уступает место комбинативной или фасетной классификации, когда деление одного и того же уровня проводится сразу по двум или большему числу оснований, и одномерные линейки вариантов по каждому из равнозначимых оснований пересекаются, образуя многомерную матрицу, каждый элемент которой является видовым понятием или членом фасетной классификации. Именно такая классификация лежит в основе наиболее известного из методов Ф. Цвикки — метода морфологического ящика [2].

Пример фасетной классификации приведен на рис. 9 для объекта «Наземное транспортное средство». Заметим, что хотя в этой классификации некоторые из сочетаний двигателя и движителя представляются нереальными или даже бессмысленными, наличие их в матрице обязательно (иначе будет нарушено второе правило деления) и полезно с эвристической точки зрения. Тем не менее, в классификации рис. 9 допущен целый ряд ошибок.

Это интересно:

  • Дтп какая статья ук В ДТП пострадал или погиб человек? Звоните: 8 (495) 979-03-21 / 8 (495) 943-06-95 Как известно, автомобиль является источником повышенной опасности. Данное обстоятельство предъявляет особые требования к подготовке, а также к дисциплине водителей транспортных средств. Автомобилисты […]
  • Николаевская область взятка В Николаевской области чиновник вымогал у предпринимателя 130 тысяч Чиновник задержан в порядке ст. 208 УПК Украины. Начато расследование фото: Национальная полиция Украины фото: Национальная полиция Украины фото: Национальная полиция Украины В Николаевской области сотрудники […]
  • Где брать разрешение на строительство дома Зачем нужно разрешение на строительство? Анна Мазухина, Эксперт Службы Правового консалтинга компании "Гарант" Любой владелец участка – и не важно, каким образом тот ему достался и какое имеет назначение – рано или поздно планирует построить на нем дом. Кто-то думает о загородной даче, […]
  • Места работы юристов Характеристика юриста с места работы - образец заполнения Отправить на почту Характеристика юриста с места работы - образец ее вы найдете в нашей статье. Она составляется на штатных работников юридического отдела предприятия. О тонкостях заполнения документа читайте далее. Обязанности […]
  • Экспертиза металлов москва Металловедческая экспертиза Металловедческая экспертиза изучает разнообразные металлы и изделия из них. В рамках экспертизы проводятся разнообразные виды исследований, такие как: исследование химического состава металлов и сплавов, проверка прочностных характеристик, исследование […]
  • Правила пажара Охрана труда и техника безопасности в школе Данные правила поведения при пожаре в школе, дома, подъезде, лифте, на улице разработаны для учащихся, детей с целью сбережения их жизни и здоровья во время возможного пожара в школе, в доме или квартире, лифте, в подъезде или на улице. […]
  • Бланк заявления на замену пенсионного Заявление о замене пенсионного удостоверения при смене фамилии образец Главная » Пенсионное страхование » ОПС Номер СНИЛСа является уникальным и принадлежит только одному человеку на протяжении всей его жизни. На этот счёт заносятся все данные о начисленных и уплаченных работодателем […]
  • Возврат закрытой страницы Как вернуть последнюю закрытую вкладку Иногда случается, что по непонятным причинам, то ли ввиду глюка компьютерной мыши, то ли мозг посылает искаженный импульс руке, и мы нечаянно закрываем вкладку браузера, которая нам еще нужна. Но ведь мы не до конца ознакомились с содержанием […]
Все права защищены. 2018