Договор не соответствующий требованиям закона

Статья 426. Публичный договор

1. Публичным договором признается договор, заключенный лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).

Лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами.

2. В публичном договоре цена товаров, работ или услуг должна быть одинаковой для потребителей соответствующей категории. Иные условия публичного договора не могут устанавливаться исходя из преимуществ отдельных потребителей или оказания им предпочтения, за исключением случаев, если законом или иными правовыми актами допускается предоставление льгот отдельным категориям потребителей.

3. Отказ лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 статьи 786 настоящего Кодекса.

При необоснованном уклонении лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса.

4. В случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации, а также уполномоченные Правительством Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти могут издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).

5. Условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, ничтожны.

Комментарий к Ст. 426 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит положения о публичном договоре — частноправовом институте, охватывающем отношения между коммерческими организациями и потребителями их услуг. Специфика публичного договора заключается в особом положении коммерческой организации, которая адресует свои предложения любому, кто отзовется.

Для того чтобы договор мог быть признан публичным, необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: 1) сторонами такого договора выступают коммерческая организация и потребитель (как физическое, так и юридическое лицо); 2) характер деятельности организации таков, что она должна осуществлять свою деятельность в отношении каждого, кто к ней обратится. В качестве примеров такого рода деятельности законодатель указывает розничную торговлю, перевозку транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжения, медицинское, гостиничное обслуживание.

Необходимо учитывать, что не все договоры, заключаемые коммерческими организациями, занимающимися публичным выполнением работ, оказанием услуг, являются публичными. Так, договор на покупку топлива, заключенный транспортной организацией, к публичным не может быть отнесен, так как контрагентом такой организации не выступает потребитель ее услуг.

Особое положение стороны публичного договора — коммерческой организации состоит в применении к ней некоторых ограничений свободы договора (ст. 421 ГК). При заключении договора этот контрагент не может отказать лицу, которое к нему обратилось, а кроме того, при заключении договора одному потребителю не может быть оказано предпочтение перед другим и условия договора должны быть одинаковыми для всех потребителей. Правительство РФ, а также уполномоченные Правительством РФ федеральные органы исполнительной власти наделены правом издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.). При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор (п. 4 ст. 445 ГК).

Каждое из приведенных последствий, предусмотренных комментируемой статьей для коммерческой организации, являющейся субъектом публичного договора, применяется с некоторыми оговорками.

2. Ограничение свободы договора, диктуемое публичным характером деятельности коммерческой организации и не позволяющее отказать потребителю в заключении договора, не является абсолютным. Законом или иными правовыми актами могут быть установлены исключения из этого правила.

Кроме того, в заключении договора может быть отказано со ссылкой на невозможность предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы. Так, согласно ст. 15 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» транспортные организации должны обеспечить в первоочередном порядке перевозку материальных ценностей государственного резерва. При таких обстоятельствах иные потребители услуг перевозчика вынуждены ожидать. Правомерен также, например, отказ организации, осуществляющей кинопрокат, предоставить свои услуги определенному лицу в случае, когда свободных мест на сеанс, который хочет посетить потребитель, нет. При этом, как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г., бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги возложено на коммерческую организацию .

———————————
Постановление Правительства РФ от 23 января 2006 г. N 32.

Требование комментируемой статьи к условиям договора, одинаковым для всех потребителей, не означает, что потребитель всякий раз лишь присоединяется к предложенной коммерческой организацией проформе договора. По существу, ГК РФ запрещает дискриминационные условия публичного договора, но допускает существование различий между публичными договорами, заключенными одной и той же организацией с различными потребителями. Такие различия могут касаться порядка оплаты, сроков исполнения обязательства и пр.

Одинаковые для всех потребителей условия публичного договора могут быть иными в случае, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

Законом о защите прав потребителей и Федеральными законами «О газоснабжении в Российской Федерации» и «О связи» предусмотрены случаи, в которых на подзаконном уровне могут издаваться типовые договоры или положения — правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров. Так, в настоящее время действуют Правила пользования газом и предоставления услуг по газоснабжению в Российской Федерации , Правила оказания услуг связи по передаче данных , Правила оказания услуг связи для целей телевизионного вещания и (или) радиовещания , Правила оказания телематических услуг связи , Правила оказания услуг по реализации туристского продукта , Правила продажи товаров дистанционным способом и другие подобные акты.

———————————
Постановление Правительства РФ от 17 мая 2002 г. N 317.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Здесь и далее автор не приводит ссылки на официальные источники, в которых были опубликованы использованные в комментарии нормативные акты и акты судебной практики, поскольку все документы взяты автором в справочной правовой системе «КонсультантПлюс». Автор выражает глубокую признательность компании «КонсультантПлюс» за предоставленную информационную поддержку.

Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2006 г. N 785.

Постановление Правительства РФ от 10 сентября 2007 г. N 575.

Постановление Правительства РФ от 18 июля 2007 г. N 452.

Постановление Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. N 612.

Неисполнение коммерческой организацией требований о недискриминационных условиях публичного договора и правил, обязательных при заключении публичных договоров, влечет неблагоприятные последствия. Пункт 5 комментируемой статьи объявляет условия публичного договора, нарушающие такие требования, ничтожными. Это не влечет недействительности всего публичного договора в целом, если можно предположить, что он был бы совершен и без включения недействительных условий (ст. 180 ГК).

3. К числу способов защиты, адресованных комментируемой статьей потребителю как стороне публичного договора, следует отнести прежде всего требование о понуждении заключить договор, которое может быть заявлено при необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора вместе с требованием о возмещении убытков, причиненных потребителю уклонением стороны от заключения договора .

———————————
Как поясняет Высший Арбитражный Суд РФ, с иском о понуждении заключить публичный договор вправе обратиться только контрагент коммерческой организации, обязанной его заключить. См. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров».

В случае неисполнения положений п. п. 2 и 4 комментируемой статьи могут быть заявлены требования о применении последствий недействительности части сделки (или последствий недействительности сделки).

4. Конституционный Суд РФ, рассматривая значение комментируемой статьи, указывает, что ее положения направлены на предоставление равных условий всем лицам, обратившимся к коммерческой организации для заключения подобного договора .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 257-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трофимова Кирилла Тимофеевича на нарушение его конституционных прав статьей 426 и пунктом 2 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Кроме того, как отмечал М.И. Брагинский, положения комментируемой статьи призваны создать односторонние гарантии потребителю — экономически более слабой стороне, «которая, нуждаясь в товарах, работах и услугах, обращается за ними к тому, кто занимает заведомо экономически более сильные позиции на рынке, — к коммерческой организации». Таким образом, нормы о публичном договоре уравнивают положения обеих сторон, а также создают гарантии функционирования свободного рынка и способствуют борьбе с монопольными тенденциями .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 198 — 200.

5. Необходимо отличать публичный договор, заключаемый коммерческими организациями и регулируемый нормами гражданского законодательства, от одноименного правового явления, обнаруживаемого в публично-правовой науке, — так называемого публичного (или административного) договора. Отечественная теория административного права пока не сформировала развитого и полного учения об административном договоре . Отмечается лишь наличие «некоторых свидетельств, пока еще недостаточно категоричных, в пользу развития реальных договорных элементов административного типа» , причем в качестве примеров таких соглашений, как правило, приводятся договоры о разграничении компетенции между органами власти различного уровня.

———————————
Данная проблема рассматривалась с особых позиций в советский период. Так, Ц.А. Ямпольская полагала возможным признание административно-правовой природы соглашений органов государственной власти с гражданами, например в сфере бытового обслуживания. См.: Ямпольская Ц.А. О теории административного договора // Советское государство и право. 1966. N 10. С. 134 — 135. В настоящее время подобные утверждения не встречаются.

Эта идея высказана Ю.М. Козловым в кн.: Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М., 2000. С. 264.

6. Положения комментируемой статьи применимы также к случаям, когда продажей товаров, выполнением работ или оказанием услуг занимается индивидуальный предприниматель. В силу п. 3 ст. 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения.

Глава 8. Договорный режим имущества супругов. Комментарий к статье 44 кодекса

1. Брачный договор, не соответствующий требованиям закона, является недействительным.

Признание договора недействительным нужно отличать от расторжения договора

(см. ст.43 СК и комментарий к ней). Расторжение договора — это досрочное прекращение

действительного договора на будущее время. Права и обязанности сторон существовали

и осуществлялись ими на законном основании, но с момента расторжения договора

они прекращают действовать. Недействительный договор не влечет тех правовых

последствий, на которые он был направлен, как правило, с момента его совершения.

Брачный договор может быть ничтожным или оспоримым.

2. Недействительность договора означает, что он был заключен с нарушением

требований закона. Общие основания признания договора недействительным перечислены

в ГК. Из оснований признания брачного договора недействительным, указанных

ГК, наибольшее значение имеют: незаконное содержание договора, несоблюдение

формы договора, совершение договора недееспособным лицом, несоответствие подлинной

воли сторон волеизъявлению в договоре.

3. Специальные основания признания брачного договора недействительным

установлены п.2 ст.44 и п.3 ст.42 СК (см. п.3 ст.42 и комментарий к нему).

При наличии таких нарушений условие брачного договора является ничтожным,

что означает его недействительность с самого начала включения его в договор.

Хотя ничтожность такого условия не требует признания его недействительным

судом, заинтересованные лица часто обращаются в суд с заявлением о признании

его недействительным. Суд должен принять такое заявление к своему рассмотрению

и вынести решение по существу. Обратиться в суд с таким заявлением вправе

не только супруг, но и другие лица, например родители, другие родственники

супруга. Последствием такой сделки является возврат каждой стороной всего

полученного по сделке, а при наличии умысла стороны в заключении сделки, совершенной

с целью, противной основам правопорядка и нравственности, полученное ею взыскивается

в доход РФ (ст.169 ГК), что не исключает привлечения виновной стороны к публичной

ответственности. Для исков о применении последствий недействительности ничтожных

сделок законом установлен 10-летний срок исковой давности, который начинает

течь со дня, когда началось ее исполнение (ст.181 ГК).

4. Брачный договор может быть признан недействительным по требованию

одного из супругов, если были нарушены условия о дееспособности или свободе

волеизъявления при заключении договора. В этом случае брачный договор является

оспоримым. К таким сделкам относятся сделки, совершенные лицом, ограниченным

в дееспособности (ст.176 ГК), лицом, не способным понимать значения своих

действий или руководить ими (ст.177 ГК), сделки, заключенные под влиянием

заблуждения, имеющего существенное значение (ст.178 ГК), совершенные под влиянием

обмана, насилия, угрозы или стечения тяжелых обстоятельств (ст.179 ГК), а

также содержащие такое условие брачного договора, которое ставит супруга в

крайне неблагоприятное положение («кабальные сделки»). Во всех таких случаях

заявление о признании договора недействительным вправе предъявить только супруг,

а при его недееспособности — его законный представитель. Срок давности для

оспаривания таких сделок установлен в ст.181 ГК в один год.

5. Возможно, что только некоторые условия заключенного брачного договора

недействительны. Тогда брачный договор в остальной части сохранит свое действие.

В соответствии со ст.180 ГК недействительность части сделки не влечет за собой

недействительность прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была

бы совершена и без включения недействительной ее части.

Как квалифицировать условие договора, ущемляющие права потребителя: оспоримое или ничтожное?

При прочтении комментариев к блогу Р. Бевзенко «Как распознать императивный характер гражданско-правовой нормы? // Еще раз о пределах договорной свободы» неожиданно для себя у меня возник вопрос о том, как квалифицировать условия договора, ущемляющие права потребителей (ст. 16 Закона о защите прав потребителей) в свете новой редакции ст. 168 ГК РФ?

Как известно, с 1 сентября 2013 года вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», которым были изменены положения Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок.

Данное изменение состоит в следующем: введена презумпция, в соответствии с которой сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является по общему правилу оспоримой, а не ничтожной. Ранее презумпция была обратной: если иное не установлено законом, недействительная сделка являлась ничтожной.

Также установлен запрет требовать признания оспоримой сделки недействительной тем лицам, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить.

Действующая редакция ст. 168 ГК РФ

Прежняя редакция ст. 168 ГК РФ

1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Но статья 16 Закона о защите прав потребителей «старая», большая часть ее текста не претерпела изменений, а сам Закон о защите потребителей был принят еще в далеком 1992 году, то есть еще до принятия части первой Гражданского кодекса РФ. И из текста данной статьи не следует напрямую, является ли условие, ущемляющее права потребителя, ничтожным или оспоримым.

Пункт 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей

«1. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными».

И еще до изменения ст. 168 ГК РФ в судебной практике имел некоторую актуальность вопрос: как квалифицировать условия договора, ущемляющие права потребителей: как оспоримые или как ничтожные?

До 1 сентября 2013 года суды общей юрисдикции, в большинстве своем, исходили из того, что условия договора, ущемляющие права потребителя, ничтожны.

В качестве примеров можно привести: Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2011 по делу N 53-В10-15, Апелляционные определения Московского городского суда от 26.04.2013 по делу N 11-8047, от 12.11.2012 по делу N 11-26726, Московского областного суда от 18.12.2012 по делу N 33-24551/2012.

Этот вывод делался на основании совместного применения ст. 16 Закона о защите прав потребителей и ст. 168 ГК РФ в прежней редакции.

Наиболее полно данная позиция состоит в следующем:

Кассационное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 12.01.2012 по делу N Н33-13\12

«Поскольку закон не устанавливает, что условие договора, ущемляющее права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, является оспоримым или не предусматривает иных последствий нарушения, следовательно, такое условие договора является ничтожным, поэтому суд правомерно посчитал, что истцом срок исковой давности не пропущен».

Квалификация таких условий как оспоримых сделок была редкостью (см., к примеру, Постановление Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 16.02.2011 N 44-Г-12).

Однако, если применять данную логику рассуждений в свете изменения презумпции недействительности сделок, то можно заключить, что условия договора заключенного с потребителем после 1 сентября 2013 года, с высокой степенью вероятности, будет признано не ничтожным, а оспоримым со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями (в частности, специальный срок исковой давности, ограничение по субъектам оспаривания).

  • 17429
  • рейтинг 8

Основные проблемы гражданского права

СПбГУ: Школа налоговых поверенных

Реформа ГК в части регулирования финансовых сделок

Похожие материалы

Комментарии (22)

Я считаю, что в условиях этой глупейшей нормы ст.168 любые интерпретивные механизмы сузить сферу ее применения будут обоснованы.

Я уже предлагал самый радикальный вариант: сказать, что данная норма по своей цели заточена на ситуации недействительности сделки в целом (только здесь имеет смысл хотя бы обсуждать оспоримость противозаконных сделок во имя стабильности оборота), в то время как в отношении ситуации с противозаконностью и недействительностью одного конкретного условия должен применяться режим ничтожности.

Другая альтернатива: по любому поводу видеть нарушение публичного интереса. Например, защита прав потребителя это забота государства, а значит интерес публичный.

Еще один вариант: все несправедливые условия потребительского договора тащить в ничтожность по ст.169 ГК

Еще: как минимум, в тех случаях, когда закон прямо говорит о том, что те или иные отступления от норм влечет признание сделки недействительной, считать, что речь идет о ничтожности (кстати, по-моему, в одной из промежуточных редакций ст.168 ГК так и было написано; не знаю, почему это выпало)

Ну и, наконец, последняя возможность: смириться с оспоримостью и маневрировать с определением момента расчета срока давности.

По существу же очевидно, что несправедливые и тем более незаконные условия в потребительском договоре должны быть ничтожными, как и почти во всем цивилизованном мире. Нельзя возлагать на потребителя бремя подачи иска и риск пропуска срока давности, если коммерсант навязал ему незаконное условие. Причем я и ряд моих коллег членам Совета по кодификации все это неоднократно говорили, но они не послушали. Вот теперь суды будут расхлебывать эту ошибку, извращая буквальное значение закона во имя здравого смысла.

Я полагаю, что из формулировки Закона «1. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными» вполне следует ничтожность и сейчас, т.е. разделяю предложение Артема о том, что

« как минимум, в тех случаях, когда закон прямо говорит о том, что те или иные отступления от норм влечет признание сделки недействительной, считать, что речь идет о ничтожности »

Ведь в данном законе не говориться же о том, что такие условия могут быть признаны недействительными, написано «признаются»=являются изначально недействительными = ничтожными.
Ведь осталась же ст. 166 «сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка)».

ст. 168 ГК РФ не может трактоваться таким образом, что теперь ни в одном законе нельзя установить, что какая-то сделка ничтожна, т.к. все сделки противоречащие закону оспоримы или же вообще вызывают другие последствия, не связанные с недействительностью.
Иначе все остальные статьи ГК, в которых идет речь о ничтожности, противоречат ст. 168 ГК РФ.

Я полагаю, что слова «является недействительной», «признается недействительной», «недействительна» аналогичны слову «ничтожна».
Поэтому и указанное условие закона о ЗПП следует читать «условия договора, ущемляющие права потребителя. ничтожны».

и это не противоречит ст. 168 ГК РФ, т.к. она не запрещает в законе устанавливать правила относительно того, что какая-то конкретная сделка является ничтожной.

К сожалению, ст. 16 Закона о защите прав потребителей действительно устарела по сравнению с иным законодательством. И ранее не было четкой однозначности что понимать под недействительностью, но как правильно отметил Вадим, исходя из общей презумпции, под ней понималась ничтожность.

В условиях сегодняшней редакции ст. 168 ГК просто поставить знак равенства между терминами «недействительна» и «ничтожна» нельзя. Однако, поскольку п. 2 ст. 168 ГК квалифицирующим признаком ничтожной сделки выделяет посягательство на публичные интересы, давайте попробуем сие обосновать. А так как понятие «посягательство на публичные интересы», мы более вольны в интерпретациях.

Норме статьи 16 Закона о защите прав потребителей вторит часть 2 статьи 14.8 КоАП, устанавливающая за те же действия административную ответственность. Как мы помним, статьей 1.2 КоАП к задачам законодательства об административных правонарушениях отнесено и предупреждение [подобных] правонарушений. Тем самым смею заключить: недопущение включения в договор условий, не соответствующих нормативным правовым актам в области защиты прав потребителей, — есть публичный интерес, обусловленный таким недопущением в принципе, безотносительно к количеству потребителей.

При этом по смыслу указанных норм получается, что порок содержания сделки всегда лежит на плечах предпринимателя, т.е. более сильной стороны в экономических отношениях с потребителем. Это тоже можно занести в копилку особой значимости прав, установленных законодательством о защите прав потребителей.

Да и вообще, направленность законодательства о защите прав потребителей предопределяет во всех спорных вопросах толкования норм права перевес в пользу потребителя.

« Согласен, со всем здесь сказанным, но почему вы забыли про п.5 ст.426 ведь он дает однозначный ответ. »

Дает, но только лишь про те конкретные случаи, которые описаны в п. 2 и 4 ст. 426 ГК РФ, а не про все случаи, когда условия договора ущемляют права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей.

Благодарю Вас, Уважаемые коллеги, за Ваши комментарии и дискуссию!

Полностью солидарен с тем, что условия договора, ущемляющие права потребителя должны быть ничтожными, а не оспоримыми. В противном случае защита прав потребителей во многом будет нивелирована, так как потребители – непрофессиональные участники правоотношений и режим оспоримой сделки заведомо им невыгоден.

В то же время, если и раньше позиция оспоримости условий, ущемляющих права потребителей иногда встречалась, то при действующей редакции ст. 168 ГК РФ такая позиция, несомненно, окрепла.

Конечно, можно обосновать ничтожность таких условий необходимостью защиты «публичных интересов». Возможно, это будет иметь успех в отношении договоров, являющимися договорами присоединения (договоры, заключенные по типовой форме), так как словосочетание публичные интересы нередко используются в значении защиты неопределенного круга лиц.
Однако очевидный контраргумент состоит в том, что при индивидуальном иске защиты никто кроме истца – потребителя защищен не будет. Даже положительное решение суда не будет иметь обязательного значения для других потребителей, которые заключили договоры с таким же условием и даже с тем же контрагентом.
Это же соображение ставит под сомнение и довод о защите прав третьих лиц.

Поэтому представляется, что основная борьба развернется вокруг толкования фразы статьи 16 Закона о защите прав потребителя «условия договора, ущемляющие права потребителя … признаются недействительными».
Насколько могу судить, законодатель в 1992 году не знал о наличии деления недействительных сделок на оспоримые и ничтожные (чтобы новацией ГК РФ 1994 года). Вследствие этого вопрос состоит в том, что победит:
— довод о применении общей презумпции оспоримости сделки (ст. 168 ГК РФ в действующей реакции);
Или
— довод о том, что цели и принципы законодательства о защите прав потребителей направлены на повышенную защиту прав потребителей, поэтому фраза «признаются недействительными» не может толковаться формулировка оспоримой сделки.

Очень хороший вопрос, актуальность которого многократно возрастет со вступлением в силу ФЗ о потребительском кредите. Там огромное количество императивных норм, законодатель явно старался , вводя жесткие правила игры на этом рынке. И если считать, что через 168 отклонение от этих правил дает лишь ничтожность, то, спрашивается, для чего вообще было закон писать?

Впрочем, возможно, что в этой сфере у банков отбивать охоту играть в «оспоримость» незаконных условий при помощи своих регуляторных инструментов будет ЦБ, который вроде бы играет мышцами последнее время.

Конечно, лишь «оспоримость» 🙂

Спасибо, что поправили 🙂

Вадим, правильный и интересный вопрос Вы поставили для обсуждения, тем более что можно продолжить его целым рядом аналогичных вопросов:

— недействительность (оспоримость или ничтожность?) договора управления МКД (которую инициировать может орган государственной или муниципальной власти в рамках государственного жилищного надзора или муниципального жилищного контроля — ч. 6 ст. 20 ЖК РФ), при несоответствии процедуры выбора управляющей организации закону и/или несоответствии договора управления закону;

— недействительность (оспоримость или ничтожность?) обмена жилого помещения, предоставленного по договору социального найма (ст. 75 ЖК РФ), если обмен совершен с нарушением требований закона;

— недействительность сделки (оспоримость или ничтожность?) по отчуждению общего имущества МКД (сделка, нарушающая требования закона), учитывая гибкое отношение правоприменительной практики к общему имуществу МКД, как объекту, пример дело, рассмотренное Президиумом ВАС РФ по ТЖС «Скаковая 5», ряд противоположных дел, рассмотренных судами общей юрисдикции. О ничтожности сделки применительно к общему имуществу МКД есть указание только в ч. 7 ст. 36.1, ч. 2 ст. 38 ЖК РФ, согласно которым ничтожны условия сделок, если переход права собственности на помещение в МКД не сопровождается переходом доли в праве собственности на общее имущество, включая доли в праве на денежные средства на специальном счете (средства на капитальный ремонт МКД); Здесь, учитывая, что ВАС РФ по делу Скаковая 5 при направлении дела на новое рассмотрение не избрал ранее, используемый в практике кассации округов подход о недопустимости отчуждения общего имущества как ограниченного в силу закона в обороте и поэтому неприменимости конструкции добросовестного приобретения, и указал (ВАС РФ) суду, при новом рассмотрении, исследовать вопрос о добросовестности приобретателя, то актуальным становится вопрос о применимости теперь уже в новой редакции ГК РФ спец. состава ст. 174.1 (об этом напишу отдельно);

— недействительность сделки (оспоримость или ничтожность?) по распоряжению имуществом несовершеннолетних, недееспособных, ограниченно дееспособных, заключенных без разрешения органов опеки и попечительства (ст. 37 ГК РФ, ФЗ «Об опеке и попечительстве»). По этим сделкам вообще в противоречие вступают несколько новых составов недействительности в измененной редакции ГК РФ — ст. 173.1 и ст. 174.1 (об этом напишу отдельно).

До 1.09.2013 г. все указанные сделки — квалифицировались как ничтожные.
Все перечисленные случаи, при моделировании новой редакция ГК РФ в части недействительных сделок, противоречащих закону, на мой взгляд, просто не учитывали. Соглашусь с коллегами, что возможно, причем во всех указанных случаях, использование по п. 2 ст. 168 ГК РФ — обоснования о посягательстве на публичные интересы. Это единственное, пожалуй, что остается для убедительности ничтожности.

Но что же мы получаем с позиции юридической техники: для защиты частного интереса используем конструкцию посягательств на публичные интересы (хоть они косвенно и просматриваются), причем не в качестве исключения, как это подразумевается п. 2 ст. 168 ГК РФ, а как общее правило. Т.е. новую норму пытаемся применять по-старому, носить одежду наизнанку (хотя в моде это креативное направление, уже ставшее популярным).

И все потому, что до изменения редакции ст. 168 ГК РФ указание на недействительность сделки в специальных нормах гражданского права (по конкретным видам сделок) принималось за ничтожность, а оспоримость должна была прямо обозначаться в нормах права. Теперь же образуется порочный круг: прямо обозначенная оспоримость — остается оспоримостью, а недействительность либо также стала оспоримостью либо уже подразумевает ничтожность в связи с посягательством на публичные интересы (последний вывод представлен как логически ошибочный, но сам собой напрашивающийся).

Можно было бы рассуждать о том, под каким соусом применять теперь нормы о недействительности сделок, противоречащих закону, недействительность которых до изменения ГК РФ не была обозначена как ничтожность. Но это не решит проблему в корне, так как концепция новой ст. 168 ГК РФ несколько иная — что сделать общим правилом, а значит где тот критерий, в частных отношениях, как посягательство на публичные интересы, который позволит из имеющихся старых недействительных составов, а также из новых недействительных сделок, когда будет подниматься вопрос о несоответствии закону или иному правовому акту, позволять ничтожить сделки, что должно являться более жестким правилом для частных отношений.

Отсутствие ответа на данный вопрос — не даст нам ориентиров на применение ст. 168 ГК РФ в новой концепции. Пытаясь этот вопрос разрешить системно в нормах права, сформированных до 1.09.2013 г., и на перспективу, мы можем прийти к выводу, что большинство сделок, противоречащих закону и иным правовым актам — все же ничтожны, чем оспоримы.

Но это приблизительный вывод.

Мне кажется вопрос глубже, несмотря на правильно отмечаемую коллегами неудачность реформирования ст. 168 ГК РФ в системе с другими нормами о недействительных сделках.

Это интересно:

  • Закон 116-фз 2018 О внесении изменений в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» Внести в Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 30, […]
  • П4 ст24 закона о защите прав потребителей Возврат денежных средств за подорожавший товар В ноябре 2014 года мной была приобретена индукционная варочная панель. В конце марта 2015 года панель перестала работать. Я обратился в службу сервиса по телефону указанному в гарантийном талоне. Мастера прислали очень оперативно (через два […]
  • Кто имеет право устанавливать налоги Имеет ли право муниципальное образование устанавливать налоговые льготы для определенного круга физических лиц? Имеет ли право муниципальное образование устанавливать налоговые льготы для определенного круга физических лиц (например для членов добровольных народных дружин)? Если да, то […]
  • Квалификация единичных преступлений Понятие и виды единичного преступления Множественность преступлений составляют единичные преступления. Достаточно часто единичное преступление имеет сложную внутреннюю структуру, в связи с чем возникают проблемы при квалификации, поскольку такое преступление внешне сходно с […]
  • Налоговый вычет родителю в разводе При разводе стандартный вычет в двойном размере получить нельзя Минфин России разъяснил, что нахождение родителей в разводе не означает отсутствия у ребенка второго родителя, то есть что у ребенка имеется единственный родитель. Соответственно, права на получение удвоенного налогового […]
  • Психофизическая экспертиза это Психофизическая экспертиза это Последний шанс доказать невиновность Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа имеет право на жизнь В современной следственно-судебной практике сформировалась и применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием […]
  • Где можно получить свидетельство о собственности Где можно получить свидетельство на право собственности на квартиру в 2018 году Право собственника на недвижимость обязательно регистрируется Росреестром. Но иногда законность владения требуется подтвердить документально. Где в 2018 году взять свидетельство о праве собственности на […]
  • Разрешение на ввоз кормов Разрешение на ввоз кормов Зарегистрирован: 08/02/2011 11:39:04 Сообщений: 2 Оффлайн Добрый день , помогите разобраться (Получил отказ на ввоз кормовых в причине указан 18,1 закон , но все размыто и не понятно в чем эта причина) Существует реестр третьих стран Россельхознадзор […]

Author: admin