Концепция развития интеллектуальной собственности

Государственная стратегия охраны права на интеллектуальную собственность в Российской Федерации

Гусева Алена Леонидовна,кандидат юридических наук, доцент кафедры государственноправовых дисциплин ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет», г. Пенза[email protected]

Данилова Валерия Александровна,кандидат юридических наук, доцент кафедры государственноправовых дисциплин ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет», г. Пенза[email protected]

Государственная стратегия охраны права на интеллектуальную собственность в Российской Федерации

Аннотация.В представленной статье рассматриваются вопросы государственной стратегии защиты прав интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Отмечается особая важность реализации вопросов правовой охраны и защиты в исследуемой области на современном этапе развития экономических отношений в Российской Федерации.Ключевые слова:право интеллектуальной собственности, защита прав, охрана прав, стратегия развития государства.Раздел:(03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

Современные потребности развивающегося мира, глобальные политические и социальные процессы оказывают определяющее воздействие на формирование тенденций развития правовых систем и отдельных правовых институтов. Сфера интеллектуальной собственности, защиты интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации товаров, работ услуг и юридических лиц не осталась в стороне от глобальных процессов.С повышением экономического значения интеллектуальной собственности во второй половине XXвекаповысился интерес и к теоретическим разработкам в сфере прав интеллектуальной собственности. Основная тенденция правовой охраны интеллектуальной собственности направлена на усиление защиты правинтеллектуальной собственности с использованиеммаксимального привлечения юридического инструментария, используемого для защиты имущественных прав на нематериальные объекты. Но эта тенденция сталкивается с необходимостью решения двух важных проблем, возникающих практическиво всех сферах охраны интеллектуальной собственности (в авторском и патентном праве, праве на товарные знаки, ноухау и др.), а именно: проблемы доступности новых, а также жизненно важных технологий и других инноваций для всех и прежде всего развивающихся стран (стран с переходной экономикой) и проблемы общественного достояния. На современном этапе развития российского государства вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, в том числе ее защита и правовая охрана, борьба с контрафактной продукцией, актуальны не только в правовом, но и в политическом плане. «В современном мире плоды интеллектуальной деятельности –это главное богатство нации, ключевой фактор динамического развития экономики, устойчивого роста благосостояния народа»–отмечает первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по науке, образованию и культуреВ.С. Косоуров [1].Законодатель уверен, что будущее любой страны и ее конкурентоспособность в глобальном мире напрямую зависят от того, насколько благоприятные экономические и правовые условия будут созданы для эффективного использования в экономике страны результатов интеллектуальной деятельности, созданных и создаваемых ее гражданами.В связи с чем, учеными ипрактическими работниками подчеркивается, что формирование современного цивилизованного рынка прав на результаты интеллектуальной деятельности относится к числу первоочередных государственных задач и залогом их успешного решения является участие молодежи и объединение усилий федерального центра и регионов. В настоящих реалиях, отмечается необходимость создания условий для притока в сферу интеллектуальной собственности перспективных молодых кадров, повышения заинтересованности и правовой грамотности молодежи в вопросах охраны, защиты и использования прав на результаты интеллектуальной деятельности.Действительно, как верно указывает В. С. Косоуров, в эпоху глобализации мировой экономики конкурентоспособность страны и ее благополучие во многом будут зависеть от того, насколько благоприятные условия созданы для правовой охраны, защиты и использования интеллектуальной собственности, созданной и создаваемой ее гражданами[2].Мировой опыт перехода к инновационной экономике свидетельствует, что одним из основных условий при этом является формирование рынка прав на результаты интеллектуальной деятельности. Так, в Японии, начиная с 1960х годов, проводилась капитализация НМА предприятий за счет скупки за рубежом прав на РИД и превращения их в собственные нематериальные активы. Этот опыт был успешно применен в девяностые годы XX века в США. Опыт последних лет показывает, что стратегии научнотехнического развития ведущих мировых индустриальных государств (США, Германии, Франции, Великобритании) объединяет одна общая тенденция. Происходит последовательная либерализация политики в области использования результатов интеллектуальной деятельности (далее –РИД), финансируемых из бюджета, концентрация усилий на ускоренной передаче полученных результатов в реальный сектор экономики. Всемерно поощряется скорейшее освоение этих результатов частным бизнесом. При этом безусловным приоритетом является соблюдение национальных интересов и национальной безопасности–безвозмездная лицензия для государственных нужд.К сожалению, в нашей стране практически 80% научных и опытноконструкторских работ финансируются государством и только 20% частным биз
несом, несмотря на ежегодное увеличение общего объема расходов федерального бюджета на прикладные научные исследования, среднегодовое количество заявок на изобретения, поданных российскими заявителями, практически не возрастает.Нематериальные активы отечественных предприятий либо отсутствуют,либо составляют не более 0,3–0,5 процента от величины внеоборотных активов (в экономически развитых странах значение этого показателя доходит до 30 процентов и сопоставимо по своему значению с долей основных средств). В этих условиях крайне важно разработать эффективные механизмы, в том числе законодательные, которые позволят существенно увеличить объем использования в экономике страны результатов интеллектуальной деятельности, создаваемых за бюджетные средства, а также повысить инвестиционную привлекательность российских нематериальных активов. Многое в этом направлении уже сделано. 1 января 2008 года вступила в силу часть четвертая Гражданского Кодекса Российской Федерации, с принятием которой усилилась степень защиты прав на РИД и повысилась эффективность мер ответственности за их нарушение. Следует отметить, что в структуре механизма обеспечения и охраны права на интеллектуальную собственность первостепенное значение должно принадлежать именно развитию законодательства в рассматриваемой сфере.Совершенствование законодательства в области интеллектуальной собственности, безусловно, является чрезвычайно важным и своевременным шагом на пути формирования в России рынка прав на результаты интеллектуальной деятельности. В тоже время, очевидно, что какими бы значимыми не были бы законодательные нормы, они должны быть обеспечены соответствующим финансовыми средствами и скоординированными действиями на всех уровнях государственной власти.Сегодня, в большинстве экономически развитых стран, таких как Япония, Великобритания, Китай и США, приняты государственные стратегий по интеллектуальной собственности. К примеру, принятие в Китае «Национальной стратегии развития патентной деятельности» позволило только за год увеличить число международных патентных заявок на 33,4 %. В ходе реализации Стратегии к 2015 году Китай намерен довести число ежегодно подаваемых заявок на патенты до 2 миллионов [3].В Российской Федерации длительное время указывалось на отсутствие такой стратегии, однако, её разработка была предложена законодателями в 2012 г. Завершение работы над разработкой новой стратегией по развитию интеллектуальной собственности планируется окончить в конце 2014 г. Её суть состоит в создании единой службы по интеллектуальной собственности и профессионального сообщества. Рабочее название такого единого органа –Федеральная служба по интеллектуальным правам.И. Близнец, ректорРоссийской государственной академии интеллектуальной собственности, указывает на основные задачи, которые должны стоять перед новой службой [4], это:

создание рынка интеллектуальной собственности, поддержка авторов, изобретателей, правообладателей. Новый орган должен решить и проблему получения налоговых льгот бизнесу, который готов внедрять разработки. Немаловажное значение должно придаваться борьбе с «пиратством», от чегострадает и государство, и граждане;

набор профессиональных кадров. И, конечно же, эти кадры должны получать достойнуюзаработную плату (тем более что сбор пошлин, который предполагает получить в этом году Роспатент, –более 5 млрд рублей). К примеру, ряд стран мира –США, Дания, Норвегия, Швеция –определяют заработную плату в патентных ведомствах в зависимости от доли поступающих к ним пошлин;

поддержка авторов, изобретателей, патентообладателей. В том числе, это особенно важно, создания возможности патентования за рубежом. Порой мы имеем уникальные разработки, но они «вертятся» внутри нашей страны, бизнес не готов их покупать. Ежегодно из более 30 000 российских изобретений за рубежом регистрируются только десятки. С решением этой проблемы мы будем экспортировать не нефть и газ, а интеллектуальную собственность. Это можно делать как путем передачи самих патентов, так и заключения лицензионных соглашений. Путем принятия таких решений были заложены основы экономики Японии, принявшей в свое время стратегию развитияинтеллектуальной собственности;продвижение наших патентов, привлечение бизнеса к участию в этой работе, в том числе путем принятия специальных преференций для тех, кто внедряетинтеллектуальную собственность;

борьба с пиратством, консолидация и координация всех заинтересованных министерств и ведомств; изменение структуры балансовой стоимости предприятий. В стоимости большинства зарубежных компаний нематериальные активы составляют от 40 до 80%. К примеру, более 50% стоимости компании Philips –нематериальные активы, то есть ее разработки[5].Кроме того, как нам представляется, необходимо обеспечить, в связи с вышеуказанными задачами, постоянное экспертное сопровождение деятельности новой службы, что, несомненно, повысит эффективность её деятельности.В продолжении исследования совершенствования законодательства России в сфере интеллектуальной собственности, нельзя не указать, что5 марта 2014 г.Совет Федерации одобрил поправки в I, II и IV части Гражданского кодекса Российской Федерации, касающиеся прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.Закон предусматривает дополнительные возможности распоряжения исключительным правом в тех случаях, когда оно принадлежит нескольким лицам совместно.В целях обеспечения баланса интересов общества и правообладателей проектом расширен круг лиц, имеющих право на вознаграждение за использование их произведений в аудиовизуальных произведениях при публичном исполнении или сообщении в эфир, по кабелю. В этот круг теперь включены не только композиторы, но и авторы слов музыкальных произведений. В документе предусматривается возможность правообладателя сделать заявление о предоставлении любым лицам права безвозмездно использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности на определенных условиях и в течение указанного им срока в определенных пределах.Также, закон вводит прямой запрет на возможность безвозмездного отчуждения исключительного права в отношениях между коммерческими организациями, если иное не будет установлено законом. Однако в случае заключения лицензионных договоров такой категоричный запрет не вводится. Запрет на безвозмездное предоставление права использовать результат интеллектуальной деятельности предусмотрен только для полной лицензии.Изменения коснутся регистрации интеллектуальных прав. Соответствующие нормы приводятся в соответствие с общей концепцией развития гражданского законодательства (регистрация права, а не договора). Существенные изменения затрагивают сферу патентных прав, а также прав на товарные знаки и другие средства индивидуализации. Данный Закон вступит в силу с 1 октября 2014г.По замыслу Правительства Российской Федерации и законодателей в связи с ожидаемым в самом ближайшем времени объединением Высшего арбитражного суда (ВАС) с Верховным судом (ВС), планируется вывести Суд поинтеллектуальным правамиз ВАС.Это возможное преобразование комментируетП. Крашенинников, который является главой комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной думы Российской Федерации. Дословно он отмечает следующее: «В связи с объединением двух судов неизбежно складывается следующая ситуация–Суд по интеллектуальным правам выйдет из системы Арбитражного суда, к которой он сегодня относится, и впредь начнет заниматься не только промышленными (интеллектуальными) правами или средствами индивидуализации, а всеми интеллектуальными правами»[6].В настоящее времязаконодательными органами Российской Федерации осуществляетсяинтенсивная подготовказаконопроекта, реформирующего судебную систему Российской Федерации. В том числе прорабатывается и весь комплекс вопросов по выведению Суда по интеллектуальным правам из системы ВАС и придания ему нового статуса и определения новых обязанностей. В частности, Суд по интеллектуальным правам станет работать как кассационная инстанция для рассмотрения спорных вопросов по заявлениям физических и юридических лиц.В заключении, хотелось бы отметить, что в механизме обеспечения охраны права на интеллектуальную собственность можно выделить множество элементов, это и глава государства, и органы государственной власти общей компетенции, и органы специальной правозащитной компетенции, общественные объединения и организации, однако, первостепенное значение должно принадлежать законодательству в этой сфере, на основе которогои выстраивается система исследуемых правоотношений. Намеченная положительная тенденция в Российской Федерации, позволяет нам говорить о прогрессивном развитии вопросов охраны прав интеллектуальной собственности. Достаточно важно понимать, чтосегодня идетэко
номическая война запередел рынков исфер влияния врамках нового экономического уклада, где напервое место выходят технологии иправа, которые называются интеллектуальная собственность[7].Защита результатов творческой деятельности может и должна стать одним из приоритетных направлений развития социальноэкономической политики нашего государства.Современные цифровые технологии и глобальные информационные сети, совершившие настоящую революцию в сфере накопления и обмена информацией, потребовали изменения установившихся принципов защиты интеллектуальной собственности, которая создавалась в совершенно иной технологической среде. Глобальная интернетсреда и развитие информационнокоммуникационных технологий требуют новых концептуальных оценок для международного регулирования интеллектуальной деятельности в Интернете. Исходя из этого, Президент России в преддверии саммита G20 2013 года обратился к лидерам государствчленов группы с новой концепцией использования и охраны результатов интеллектуальной деятельности в Интернете, выдвинувряд предложений. Новые концептуальные подходы предложены в целях определения пределов законного использования результатов интеллектуальной деятельности и пользователей Интернета, расширения возможностей правообладателей по управлению и осуществлению прав на результаты интеллектуальной деятельности в сети Интернет; оптимизации способа получения согласия правообладателя; контроля за соблюдением авторских и смежных прав в сети Интернет, информационных посредников, а также для разработки правового документа для осуществления и защиты правообладателей результатов интеллектуальной деятельности в сети Интернет.

Предлагаемые решения должны создать новые правовые, экономические и технологические механизмы, которые будут отвечать интересам всех Интернетпользователей, правообладателей, информационных посредников, других участников глобальной сети, а также обеспечить защиту прав интеллектуальной собственности, их надлежащее осуществление правообладателями.Содержание предложенных новшеств,как верно отмечает А.А. Карцхия, заключается в трех основных моментах[8]:

Государство должно установить определенный уровень правовой охраны объектов авторского права и смежных прав в Интернете и предоставить право владельцу возможность выбрать модель защиты творческого результата в соответствии с интересами правообладателя.

2.Основным элементом нового подхода к защите авторских и смежных прав является то, что предлагается свободное использование объектов авторского права и смежных прав в Интернете, еслиправообладатель не предусмотрел иное. В то же время должен быть установлен минимальный уровень защиты прав, который не требует какихлибо заявлений от правообладателя.

3.В случае признания вины информационных посредников в Интернете (поставщиков услуг связи, Интернет, владельцев доменных имен, и т.д.) должны нести ответственность за нарушение авторских и смежных прав на общих основаниях, за исключением специально установленных случаев (напр., если они не знали или не должны были знать о незаконности содержания контента).

Реалии сегодняшнего дня требуют обновления концептуальных подходов к правовому режиму охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, и это в значительной степени должно найти свое отражение в национальном законодательстве и международноправовых актах в сфере интеллектуальной собственности.

Ссылки на источники1.Официальный сайт Совета Федерации Федерального Собрания РФ. 22.04.2014. –URL:http://council.gov.ru/presscenter/news/42131/2.Косоуров В.С. Интеллектуальная собственность как фундамент инновационного развития России // Вестник Совета Федерации. –2012.–№12(79).3.Там же.4.Близнец И. России нужна стратегия развития интеллектуальной собственности // 27.11.2013. Открытое правительство. –URL: http://xn-80abeamcuufxbhgound0h9cl.xn-p1ai/blogs/post/5509229/5.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 №230Ф3 // Собрание законодательства РФ. –2006. –№ 52. –Ст. 5496.6.Крашенинников П. Суд по интеллектуальным правам будет заниматься всей интеллектуальной собственностью. –URL:http://www.copyright.ru/ru/news/main/2013/10/17/sud_prava_intellekt/7.Коваль Д.В. Интеллектуальная собственность:конституционноправовой аспект// Конституционное и муниципальное право. –2013. –№8. 8.Карцхия А.А. Права интеллектуальной собственности и концепция общественного достояния// Государство и право. –2013. –№3.

Alena Guseva,PhD, AssociateProfessor, DepartmentofStateandlegaldisciplines»PenzaStateUniversity,» [email protected] Danilova,PhD, Associate Professor, Department of State and legal disciplines «Penza State University,» [email protected] Strategy for intellectual property rights in the Russian FederationAbstract.In the present article discusses strategies for the protection of the state intellectual property rights in the Russian Federation. Noted the particular importance of this area at the present stage of development of economic relations in the Russian Federation.Key words:intellectual property law, protection of rights, the development strategy of the state.

Рекомендовано к публикации:

Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»

Концепция развития интеллектуальной собственности

Щербачева Любовь Владимировна

канд. юрид. наук, доцент кафедры Гражданского права и процесса, Московский Университет МВД России, г. Москва

Концепции интеллектуальной собственности, которые мы относим к абстрактно-постулативным, отличаются тем, что в их основе лежат абстрактные положения (мысли), принятые в качестве постулатов, при этом такие исходные положения, видимо, кажутся авторам настолько очевидными, что они не приводят объективных доказательств в пользу их истинности.

Следует заметить, что по отношению к абстрактно-постулативному подходу (могут существовать множество альтернативных вариантов, например, формально-лингвистический, в котором значения понятий сложных словообразований постулируются на основе формального соединения лингвистических значений отдельных слов (этот вариант, применительно к интеллектуальной собственности, будет рассмотрен в следующем параграфе).

Существует и научный подход, в котором, в частности, например, в целях публичного и академического образования, тоже используются постулаты, но не абстрактные, а лишь такие, которые соответствуют системе научного знания, т.е. которые предполагают принципиальную возможность проверки наличия в объективной реальности тех объектов, которым соответствуют данные положения, с учетом заранее заданного диапазона точности измерений этого соответствия.

Абстрактно-постулативные концепции понимания интел­лектуальной собственности появились в России в начале последнего десятилетия XX века. В журнале «Общественные науки и современность» были опубликованы три статьи, составляющие единый тематический блок, в которых предложены решения проблем, касающихся интеллектуальной собственности в связи с переходом России к рыночной экономике [6, с. 45]. Примечательно, что в сентябре того же года был принят пакет законов Российской Федерации об интеллектуальной собственности. Сопоставляя эти факты, а так же и то, что в период между двумя этими событиями подобных публикаций на данную тему не наблюдалось, можно предположить, что указанные работы служили своеобразным общим теоретическим базисом (или, по крайней мере, преобладающим теоретическим фоном), на котором был создан названный пакет законов.

Таким образом, с позиции философского исследования интеллектуальной собственности правовые законы, которые приняты официальными органами власти и которые реально действуют в обществе, представляют собой одну из наиболее распространенных форм выражения общественного сознания, содержащего в себе признаки общественного договора между властью и населением страны [1, с. 332].

В формально-лингвистических концепциях понимание интеллектуальной собственности формируется исходя из значений отдельных слов, образующих термин «интеллектуальная собственность», при этом роль философии сводится к ее использованию в качестве источника (генератора) и метода (технологии) получения некоего глубинного смысла понятий «интеллектуальная» и «собственность», в отличие от так называемого «обыденного» (общепринятого) понимания значений данных терминов.

Более того, по мере исторического развития общества существует явно выраженная тенденция к увеличению количества толкований и значений. Объективной причиной этого процесса является расширение и углубление области научного и практического освоения окружающего мира.

Наряду с этим, в специальных областях науки и практики наблюдается тенденция к созданию однозначных терминов. В естественнонаучных энциклопедических словарях каждому термину, как правило, соответствует одно значение.

Принимая во внимание данные факты, представляется, что цель «наполнять новым содержанием уже имеющиеся и работающие понятия» в большей мере соответствует не сфере естественных и гуманитарных наук, в которых феномен интеллектуальной собственности имеет наиболее широкое распространение и практическое применение, а сфере лингвистического толкования абстрактных значений известных терминов, при этом действительно могут возникать проблемы, связанные с использованием относительно нового термина «интеллектуальная собственность».

Генеральный директор Российского агентства по патентам и товарным знакам А. Д. Корчагин счел необходимым дать разъяснения по вопросу, поставленному в самой простейшей форме: «Интеллектуальная собственность — что это такое?» Сам этот факт — существование данного вопроса, необходимость его разъяснения с позиции руководителя одного из государственных ведомств — может служить косвенным свидетельством о наличии серьезных проблем, сокрытых под кажущейся простотой вопроса. Корчагин А. Д. дает ответ на поставленный им вопрос, что: «В отличие от собственности (категории вещного права) регулирующей отношения по поводу конкретных материальных объектов (здания, сооружения, станки, машины и т. п.), интеллектуальная собственность относится к сфере исключительных прав на нематериальные объекты — результаты целенаправленной творческой деятельности человека» [8, с. 39‑41].

Главная мысль выделена самим автором — это отличие «собственности» и «интеллектуальной собственности» по критерию материальности-нематериальности объектов, по поводу которых осуществляется правовое регулирование отношений, при этом, определение «интеллектуальной собственности» через отношения по поводу нематериальных объектов принимается известным, являющимся как бы итогом предшествующего материала статьи. В самом деле, имеется еще один вариант изложения данной мысли: «В отличие от вещного права, оперирующего категориями, регулирующими отношения по поводу конкретных материальных объектов (вещей), интеллектуальная собственность, по существу, представляет собой исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, т.е. нематериальные объекты, которые могут воплощаться в материальных вещах». Чтобы более четко понять смысл, который А. Д. Корчагин вкладывает в термин «интеллектуальная собственность», попытаемся выяснить, что может представлять собой опорный элемент данного понятия — «нематериальные объекты» [8, с. 39‑41].

К сожалению, в статье не дано определения «нематериального объекта» — остается предположить, что его значение должно определяться в соответствии с общепринятыми значениями слов, образующих это словосочетание.

В 2008 году В. Ф. Анурин указал следующее: «Дело в том, что объектом интеллектуальной собственности выступает не столько материальное воплощение, сколько знание, информация и право на преимущественное использование этого знания» [2, с. 45‑49]. В данном случае при определении объекта интеллектуальной собственности наряду со знанием, информацией, т. е. нематериальным, упоминается и материальное. Взаимосвязь того и другого раскрывается следующим образом: «Невозможно считать относящейся к интеллектуальной собственности информацию, существующую в виде просто идей решения каких-то проблем. Это должна быть информация, запечатленная на внешних материальных носителях (в виде рукописей, чертежей, макетов, магнитных и видеозаписей, компьютерных дискет и т. д.), на которых зафиксирована формулировка идей в завершенной вербальной либо иной знаково-символической форме, а также воплощено их техническое исполнение».

Обобщив эти две позиции, можно получить следующую формулировку: «интеллектуальная собственность, по существу, представляет собой исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, т.е. нематериальные объекты, которые могут воплощаться в материальных вещах», с той лишь поправкой, что слова «могут воплощаться», должны быть заменены категоричным термином «воплощены».

Поскольку данную поправку нельзя считать определяющей существо понимания интеллектуальной собственности, сравниваемые подходы можно признать гносеологически тождественными, т.е. имеющими одинаковые или равноценные основания для определения их истинности или ложности.

Н. К. Оконская в 2008 году пришла к выводу: «Единство создаваемой в труде ценности и развития рабочей (интеллектуальной) силы как ее носителя и составляет интеллектуальную собственность» [10, с. 200].

Учитывая, что «ценности» понимаются «как вещно зафиксированные человеческие способности», то можно «расшифровать» выделенный текст следующим образом: в вещах зафиксировано нечто такое, что имеет отношение к «рабочей (интеллектуальной) силе»; очевидно, в данном случае, вещь сама по себе не может являться интеллектуальной собственностью без этого нечто; тогда интеллектуальную собственность как раз и будет составлять «единство» материального объекта или вещи и того самого нечто, имеющего отношение к «рабочей (интеллектуальной) силе», надо полагать, нематериального. По сути дела, и в данном случае, хотя это и изложено в завуалированной форме, речь идет о «немате­риальных объектах», которые воплощены в материальных вещах.

Захарова Л. Н., специализирующаяся в вопросах социально-философского осмысления собственности, в одной из своих работ указывает, что: «В обществе «третьей волны» нам все еще нужна и земля, и продукты производства, но основным видом собственности становится информация, что представляет революционный сдвиг, поскольку это первая форма собственности, которая является нематериальной, неосязаемой и потенциально бесконечной» [5, с. 136].

Несложно заметить, что и в данном случае представлен вариант тождественный знакомому нам подходу.

А. М. Орехов в статье «Интеллектуальная собственность в экономическом измерении» утверждает: «Интеллектуальная собственность — это владение знанием, точнее, некоей суммой, количеством знания». «Еще раз подчеркнем: интеллектуальная собственность — это обладание всяким знанием» [11, с. 13‑18].

Министерство общего и профессионального образования в 1996 г. выпустило Справочно-методические материалы, в которых, в частности, было отражено следующее: «Таким образом, интеллектуальная собственность — это гражданские права, установленные в отношении результатов интеллектуальной, творческой деятельности (изобретений, программ для ЭВМ, промышленного дизайна и т. д.), а также «средств индивидуализации» (товарных знаков и т. п.) [9]. Отличительной особенностью таких прав является то, что объекты, в отношении которых они возникают, не имеют материального характера».

В некоторых работах не акцентируется внимание на смысловом значении интеллектуальной собственности, но, при этом подразумевается, что ее объектом являются «нематериальные объекты»: знания или информация.

Учитывая это, реализация нематериального подхода к пониманию «интеллектуальной собственности», по знакомому нам определению последней, должна состоять в том, что перечисленные виды объектов (изобретения, полезные модели и промышленные образцы) должны рассматриваться как «нематериальные объекты».

Однако, если в отношении «изобретения» несложно допустить вариант его понимания как «нематериального объекта», то в отношении «полезной модели» или «промышленного образца», такой подход вовсе не очевиден, а, напротив, вызывает сомнения: модель, образец представляются, прежде всего, как вещи, как материальное.

Мало кто из юристов, интересующихся проблемами интеллектуальной собственности, сомневается в том, что в России пока еще нет единой концепции борьбы с нарушениями прав в сфере интеллектуальной собственности. Отсутствие такой концепции, а также несовершенство законодательства порождают высокий уровень пиратства Категория «интеллектуальная собственность» используется в законодательстве давно, но окончательно она была узаконена в ст. 44 Конституции РФ [7] с одновременным признанием необходимости ее охраны: интеллектуальная собственность охраняется законом. Статья 138 ГК РФ, регулирующая интеллектуальную собственность, также не раскрывает понятия интеллектуальной собственности, трактуя интеллектуальную собственность в самом обобщенном виде [3].

1. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. — М.: ВЛАДОС, 2004.

2. Анурин В. Ф. Интеллектуальная собственность: социологические аспекты. // I Международная Нижегородская ярмарка идей. XXVI академический симпозиум «Интеллектуальная собственность в информационном обществе». Тезисы докладов. — Н. Новгород, 2008 г. — C. 45‑49.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть I): кодекс от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изм. и доп. от 18 июля 2009 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации 1‑4 части (с учетом изменений, внесенных по состоянию на 05.04.2011 г.) — М. Гарант, 2011.

5. Захарова Л. Н. Собственность как ценность и ценность собственности: Монография. — Тюмень: Изд-во Тюменского государственного университета, 2007. — C. 136

6. Кейзеров Н. А. журнал «Общественные науки и современность» № 4 1992. — C. 45—58.

7. Конституция Российской Федерации — М. : Омега‑Л, 2011.

8. Корчагин А. Д. Интеллектуальная собственность — что это такое? // Справочник. Инженерный журнал. — 2008. — № 2. — C. 39‑41.

9. Министерство общего и профессионального образования РФ. Серия «Инновационная деятельность» № 9 Справочно-методические материалы. — С. —Петербург. 2006 г.

10. Оконская Н. К. Интеллектуальная собственность: социально-философское обоснование. — Пермь: Перм. гос.техн. ун-т. 2008. — C. 200.

11. Орехов А. М. Интеллектуальная собственность в экономическом измерении. // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. — 2005. — № 2. — C. 13—18.

Концепция развития интеллектуальной собственности

Современные тенденции развития мировой экономики, усиление роли интеллектуальных и информационных ресурсов для производства конкурентоспособной продукции привели к возникновению ряда проблем. Дело в том, что результаты интеллектуальной деятельности стали приносить предприятиям-правообладателям дополнительный доход. Нормативно-законодательные акты в области бухгалтерского учета классифицируют объекты интеллектуальной собственности как нематериальные активы. Главным признаком нематериальных активов, согласно ПБУ 14/2007, является наличие соответствующих документов, подтверждающих право предприятия на использование этих активов и присвоение получаемых экономических выгод. Особенности учета объектов интеллектуальной собственности регламентируются отечественными нормативно-законодательными актами в области бухгалтерского учета, Гражданским и Налоговым кодексами РФ, а также международными стандартами учета и отчетности и нормами юридического права. Следовательно, возникла необходимость изучить историю возникновения понятия «интеллектуальная собственность» в отечественной и зарубежной практике.

В наши дни значение интеллектуальной собственности, регулирования отношений в этой сфере является ключевым фактором инновационного развития страны.

Будущее России – за развитием интеллекта ее граждан, умением использовать интеллектуальный потенциал, информацию, развивать информационные технологии, бережным отношением к интеллектуальному потенциалу страны, предотвращением «утечки мозгов».

Институт права интеллектуальной собственности получил достаточно широкое распространение в современном мире. Он закрепляется как нормами внутригосударственного, так и нормами международного права. Значение интеллектуальной собственности подчеркивается и тем, что Конституции многих современных государств не оставили без внимания эту важнейшую область человеческих отношений. Общественное признание интеллектуальной собственности и ее защиты в Конституции Российской Федерации 1993 года явилось актом крупнейшего конституционного, научного и практического значения.

В современное время вопросы интеллектуальной собственности приобретают все большее значение в общественной жизни. Интеллектуальная собственность все чаще становится предметом научных диспутов и международных форумов.

В мире появился такой метод недобросовестной конкуренции, как хищение интеллектуальной собственности, который близок по своей сущности к промышленному шпионажу (рисунок).

Характеристика объектов, подлежащих и неподлежащих правовой защите

Отдельные элементы права интеллектуальной собственности существовали еще в античном мире. Примером этого может быть то, что авторы древнегреческих трагедий пользовались правом, во многом аналогичным современному праву автора на неприкосновенность произведения: тексты трагедий подлежали обязательному сохранению, так как по ним производилась проверка соответствия театральной постановки подлинному авторскому замыслу. В Древнем Риме в качестве формы оплаты творческого труда уже использовали гонорар. Однако стоит отметить, что в то время была развита система меценатства: философов, литераторов, художников, изобретателей субсидировали правители и состоятельные люди, поэтому потребность торговать результатами интеллектуального труда отсутствовала, а сами они не рассматривались в качестве товара [5].

С изобретением печатного станка в XV веке, а также с возникновением первых мануфактур в середине XVI века положение несколько изменилось. Теперь литературные произведения могли быть быстро и дешево размножены, появилась возможность пустить их в экономический оборот [3]. Одновременно менялось отношение к изобретательской деятельности. Производители понимали, что своевременное внедрение технических новинок в производство может принести ощутимые преимущества в борьбе с конкурентами. При этом поначалу каждый мог воспользоваться изобретением другого, производители перенимали друг у друга полезные новшества, не спрашивая на то разрешения и не выплачивая никаких компенсаций.

Важно отметить, что на этом этапе вкладывать средства в развитие изобретательства было невыгодным. Дело в том, что тот, кто первым хотел внедрить какие-либо изобретения, нес существенные затраты, связанные, например, с оплатой труда изобретателей. Зачастую конкурентные преимущества, получаемые от внедрения новшеств, носили кратковременный характер, либо отсутствовали вовсе. Ведь конкуренты не несли расходов, связанных с подготовительной стадией, и могли предложить товар по менее высокой цене. Это в значительной степени стало серьезным препятствием на пути культурного и научно-технического прогресса. Возникла необходимость в закреплении своеобразной «частной собственности» на творения человеческого разума. Неприкосновенность этой собственности могло обеспечить только государство, которое и должно было решать, кто имеет право на подобные привилегии.

Вся система охраны изобретений и произведений искусства в Средние века и в начале Нового времени основывалась на привилегиях. Существовал специальный документ, на основе которого какому-либо лицу даровалось особое право на эксплуатацию изобретения или на публикацию произведения. Привилегии могли включать в себя освобождение от налогообложения, беспроцентные займы, предоставление земель и т.д. В рамках этой системы привилегий зарождалось патентное право. Считается, что первый в мире патентный закон был принят в 1474 году в Венеции. А первый патент в истории человечества был выдан еще до принятия этого закона – 3 апреля 1449 года. Его получил фламандец Джон Ютнэм на монопольное производство витражных стекол в течение 20 лет. В настоящее время ни Венеция, ни Италия не являются лидерами по количеству патентов в мире. А вот венецианское стекло до сих пор ценится, и мастера хранят свои секреты его производства, передавая их из поколения в поколения, но не получают патентов на них, потому что при этом им пришлось бы суть своих изобретений сделать известными и свободными для использования всеми уже через 20 лет [2].

Родиной первого патентного закона в его современном понимании считается Англия. В 1623 г. там был принят «Статут о монополиях», который запрещал предоставлять привилегии за исключением привилегий на новые методы производства. Тому, кто изобрел и впервые применил какое-либо новшество, даровалось право его монопольного использования на 14 лет. В 1710 г. там же появился первый закон об авторском праве – «Статут королевы Анны» [4]. Он закрепил важнейший принцип – принцип копирайта, согласно которому автор имеет право на охрану произведения от несанкционированного копирования. Автору давалось исключительное право на публикацию созданного произведения в течение 14 лет с возможностью последующего продления данного срока еще на 14 лет. Однако, охраняя права автора, Статут в действительности был ориентирован скорее на защиту интересов издателей.

Примеру Англии незамедлительно последовала Франция и ряд других государств, в которых были приняты законы об авторском и патентном праве. Поскольку одни страны опирались при этом на традицию римского права, а другие брали за образец английскую правовую систему, эти законы сильно отличались друг от друга.

Во Франции в конце XVIII века господствовал проприетарный подход к авторскому и патентному праву. Именно ему обязан своим происхождением термин «интеллектуальная собственность». У истоков данного подхода стояли французские просветители, которые в своих рассуждениях опирались на теорию естественного права. Эта теория гласила, что право создателя на результат своего интеллектуального труда является естественным и неотъемлемым, оно вытекает из самой сути творческой деятельности [5]. Сторонникам проприетарного подхода удалось добиться определенных успехов, но Великая Французская революция 1789 г. смела на своем пути старые порядки. Революционеры провозгласили отказ от всех привилегий и постановили, что любое опубликованное произведение переходит в категорию общественного достояния. Затем они осознали, что совершили ошибку, и в 1791 и в 1793 гг. появились два закона, которые гарантировали защиту прав литераторов, драматургов, музыкантов, художников при воспроизведении их творений всеми известными способами. Кроме того, в 1791 г. приняли закон о патентном праве, который предписывал рассматривать любое новое изобретение как собственность его творца и вводил понятие промышленной собственности. В результате в рамках французского права сформировались такие категории как литературная, художественная, научная, промышленная собственность.

После Второй мировой войны французская концепция интеллектуальной собственности нашла отражение во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.: «Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является» [1].

В первой половине девятнадцатого века патентные законы принимаются большинством европейских государств, в том числе и Россией в 1812 г. До этого вместо патента в России выдавались привилегии. Например, М. Ломоносову в 1752 г. была пожалована привилегия на «делание разноцветных стекол, бисера, стекляруса и других галантерейных вещей». В 1833 г. закон был существенно изменен, а в 1870 г. была отменена «высочайшая инстанция» и привилегии начали выдавать министры «по принадлежности». Наконец, в 1896 г. было принято «Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования», которое, с дополнениями и усовершенствованиями 1900 и 1912 г., действовало до революции [5].

Первый закон по патентам в США был принят в 1790 году и первые патенты подписывал сам Президент – Джордж Вашингтон. Немного позднее Авраам Линкольн сказал, что «патенты добавили топлива в огонь гения». И он был прав, потому что сегодня США является самой изобретающей страной, судя по количеству патентов.

К XX столетию в континентальной Европе и англо-саксонских странах сложились два принципиально разных подхода к институту интеллектуальной собственности. В большинстве европейских стран (и в России) доминировала французская модель, а в США и Великобритании получила распространение концепция, первый камень в основание которой был заложен еще английскими Статутами [3]. На фоне феноменального роста значения интеллектуальной собственности раскол между этими подходами еще более углубился. Различия в этих подходах коснулись ряда вопросов.

Так, если в континентальной Европе право литературно-художественного созидания четко отграничено от права промышленного творчества и носит абсолютно независимый характер, то в англосаксонских государствах оно поставлено в одном ряду с обособившимися в отдельные категории изобретениями, средствами индивидуализации товаров, промышленными образцами, секретами производства. Это различие объясняется тем, что в странах континентальной Европы произведения искусства рассматриваются как часть души автора, а для англосаксонской школы они являются такими же товарами, участвующими в экономическом обороте, как и объекты промышленной собственности.

Поскольку континентальная модель интеллектуальной собственности предполагает неразрывную связь между творением и творцом, во многих государствах, взявших ее за образец при разработке собственного законодательства, обладателем прав на объект интеллектуальной собственности может быть признано только физическое лицо. Напротив, в англосаксонских странах правообладателем может считаться как физическое, так и юридическое лицо. Это правило соответствует требованиям рынка и рыночных отношений, облегчает любые операции с объектами интеллектуальной собственности. Оно свидетельствует о коммерческой ориентации права интеллектуальной собственности в англосаксонском мире.

Таким образом, в каждой стране право интеллектуальной собственности имеет свой облик: законодательство строится на разных принципах, по-разному расставляются приоритеты в достижении тех или иных целей, по-разному решаются актуальные проблемы. По мере того, как растет доля объектов интеллектуальной собственности в общем объеме мировой торговли, все более актуальной становится гармонизация соответствующих законов разных стран. Важную роль в приведении этих норм к общему знаменателю играет международное сотрудничество в области охраны интеллектуальной собственности.

Рецензенты:

Парушина Н.В., д.э.н., профессор, заведующая кафедрой бухгалтерского учета, анализа и аудита Орловского государственного института экономики и торговли, г. Орел;

Лытнева Н.А., д.э.н., профессор, генеральный директор ООО «Аудиторская фирма «УКАП», г. Орел.

Это интересно:

  • Карикатура закона «Закон карандаша» «Главное, чтобы было смешно» – таким принципом долгое время руководствовались профессиональные карикатуристы. Вплоть до середины XX века мастера художественной сатиры не обременяли себя ограничениями морально-этического порядка. Считалось вполне допустимым зло […]
  • Обзор судебной практики по делам несовершеннолетних Обзор судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних, рассмотренных районными (городскими) судами, мировыми судьями Красноярского края в 2009 г., первом квартале 2010 г. Обзор судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних,рассмотренных районными […]
  • Опек все страны участники Страны входящие в опек Аббревиатура ОПЕК расшифровывается как «Объединение стран-экспортеров нефти». Главной целью организации было регулирование цен на черное золото на мировом рынке. Необходимость создания такой организации была очевидной. В середине XX века цены на нефть стали падать […]
  • Наследственные права иностранных граждан в рф Наследственные права иностранных граждан в рф ОСНОВНОЙ ТЕКСТ УЧЕБНИКА. § 1. Коллизии законодательства в области наследования. § 2. Наследственные права иностранцев в Российской Федерации. § 3. Наследственные права российских граждан за границей § 1. Коллизии законодательства в области […]
  • Чек банковская расписка Банковские деньги. 7-й класс Открытый урок по экономике для 7 класса. Тема урока – банковские деньги. Данная тема входит в блок уроков “Банки”: 2 ур. - “Банковские деньги” 3 ур. - “Невидимые деньги” 4 ур. - “Электронные деньги” 5 ур. - “Банк и кредитование” Цель урока: рассмотреть […]
  • Колеченко ак Энциклопедия педагогических технологий пособие для преподавателей Основные признаки и принципы педагогических технологий Оригинальное проявление дидактической мысли XX века, выстроенное на различных концептуальных основаниях, привело к появлению педагогических технологий. «Несмотря на многообразие подходов, большинство исследователей в качестве […]
  • Областное собрание депутатов полномочия Областное собрание депутатов полномочия ЗАКОН ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ О статусе депутата Псковского областного Собрания депутатов (с изменениями на 4 мая 2018 года) ____________________________________________________________________ Текст документа с изменениями, внесенными: Законом Псковской […]
  • Перерасчёт налога на землю задним числом Изменение ставки земельного налога и начисление за прошлые периоды Земельный участок в проектируемом дачном поселке в Ярославской области.Принадлежит физлицу. Земли общего пользования (дороги, пожарный пруд и т.д.) Облагался по ставке 0,3%. В январе 2017 (по словам сотрудника ИФНС) была […]

Author: admin