Ликвидация колхозов в ссср

Коллективизация сельского хозяйства

Первые коллективные хозяйства возникли в 1918 г. Определилось три формы кооперирования, которые отличались степенью обобществления: ТОЗы (товарищества по совместной обработке земли), артели (общие средства производства), коммуны (общие средства производства и быта). Начавшаяся индустриализация, необходимость огромных средств на ее проведение за счет перераспределения или изъятия их у крестьян ухудшили положение в деревне. Руководство страны искало пути преодоления кризиса.

В партийном руководстве начались дискуссии о выборе политики преобразования сельского хозяйства. Памятуя о крестьянских волнениях 1920 г., Н. Бухарин и А. Рыков предлагали сменить курс и прекратить давление на крестьянство. 15-й съезд ВКП(б) закрепил позицию Сталина на скорейшее реформирование деревни насильственными методами, объявив коллективизацию основной задачей партии в деревне.

Для преодоления кризиса в области хлебозаготовок государство прибегло к чрезвычайным мерам и начало осуществлять коллективизацию сельского хозяйства. К 1928 г. была окончательно выбрана форма кооперирования. Предпочтение отдавалось колхозам и совхозам (артельная форма кооперации). В 1929 г. Сталин предпринял ряд мер для ускорения темпов коллективизации. В деревню были посланы «двадцатипятитысячники» — десант партийных рабочих-активистов.

Опираясь на активы сельской бедноты и поддержку со стороны репрессивных органов и Красной армии, они жесточайшими методами стали осуществлять сталинскую программу коллективизации. 5 января 1930 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству».

Определялись сроки коллективизации в районах, ставилась задача ликвидации кулаков и подкулачников. Раскулачивание в 1929-1930 гг. приняло жесточайшие формы. Крестьян семьями высылали в северные районы, отнимали имущество и инвентарь. В стране начались протесты, в начале 1930 г.- более 2 тыс. выступлений.

Коллективизация подвела страну к кризису.

Власти решили временно отступить. В статье «Головокружение от успехов» Сталин подверг коммунистов критике за перегибы в колхозном строительстве и тут же потребовал закрепить первые успехи коллективизации. Эта непоследовательность была замечена оппозицией, в ответ на критические выступления которой Сталин издал постановление «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». Уровень насилия снизился, темпы коллективизации приостановились. У крестьян появилась возможность выхода из колхозов.

Сталин решил проводить коллективизацию, затягивая в колхозы с помощью экономических уловок. В 1930 г. началось изъятие скота у колхозников, что вызвало массовый его забой. Крестьяне лишились тяговой силы и попали в полную зависимость от принадлежащих государству машинно-тракторных станций. Вводились многочисленные налоги и обязательные государственные поставки. Одновременно ужесточилось хозяйственное и уголовное законодательство.

Так, в 1932 г. был принят варварский закон «Об охране социалистической собственности», который ввел в качестве меры судебной ответственности за хищение колхозного и кооперативного имущества расстрел с конфискацией имущества (при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества, амнистия по делам этого рода запрещалась).

7 августа 1932 г. в стране были введены паспорта, но колхозники их не получили до 1961 г. Они числились по спискам сельсоветов и не могли свободно передвигаться по стране. Деревня, не имеющая грамотных лидеров и общей программы, была поставлена на колени. В конце 1932 г. в результате изъятия всего зерна начался голод, что имело чудовищные последствия. Голод, охвативший основные зерно-производящие районы, унес жизни 10-15 млн человек.

Используя сложившуюся ситуацию для дополнительного давления на крестьянство, Сталин усиливал репрессии. Чтобы крестьяне не имели возможности покинуть деревни, войска НКВД блокировали целые районы. Власти отказались от международной помощи. К середине 1934 г. дело было сделано. Ценой репрессии и уничтожения части крестьянства коллективизация завершилась.

Ликвидация колхозов в ссср

Больше двух десятков лет после коллективизации правительство Сталина усиленным темпом развивало и укрупняло колхозы; результаты же получились обратные тем, на которые коммунистические руководители рассчитывали и которые они обещали в своих пропагандных декларациях.

Иных результатов, конечно, и не следовало ожидать. Насильно согнанное в колхозы и живущее впроголодь крестьянство работало весьма неохотно. Дисциплина труда в колхозах стояла на низком уровне. И без того нелепая организация труда и производства в колхозах на каждом шагу еще больше осложнялась и нарушалась из-за игнорирования колхозниками всех и всяческих распоряжений и приказов администрации и из-за плохо скрываемой нерадивости. Все сельскохозяйственные планы, все общественные работы и мероприятия неизменно проваливались и срывались. Восстановление разрушенного коллективизацией сельского хозяйства шло с чрезвычайным напряжением. Сталин и коммунистическая партия, желая, во что бы то ни стало, доказать жизненность формы сельского хозяйства и ее необычайные преимущества, изобретают бесконечное количество всяких мер и мероприятий, наводняют деревню миллионами пропагандистов и агитаторов, вводят и внедряют соревнование и всевозможные формы и методы социалистического труда, раздают ордена и медали, присваивают «передовикам» звания героев социалистического труда, бесконечно пересматривают нормы выработки, переводят большинство колхозников на сдельную оплату труда, вводят оплату труда в зависимости от урожаев и результатов работы, применяют премии и штрафы. Наряду с этим в деревне проводится гигантская работа по «коммунистическому воспитанию» колхозников.

Коллективизация. Россия на крови

И вот, несмотря на все это, колхозная форма сельского хозяйства продолжает оставаться чрезвычайно нерентабельной и чрезвычайно непроизводительной. Постоянный непрекращающийся нажим на крестьянство со стороны партии и правительства вызывает в среде крестьянства все больше и больше недовольство и все более упорное пассивное сопротивление. Гигантское количество труда, как со стороны государственных и партийных чиновников, так и со стороны крестьянства, тратится совершенно впустую. Именно благодаря колхозной системе и ее нелепым порядкам страна ежегодно несет несметные убытки. Уборка урожаев постоянно затягивается до морозов. Высыпается на ветру хлеб, мерзнет в поле картофель, свекла, овощи, гниет лен, гниет под дождями незаскирдованное сено, миллионы гектаров трав остаются нескошенными, по зимам голодает и гибнет от падежа скот, ржавеет, ломается и растаскивается «богатая сельскохозяйственная техника»…

В своем докладе на сентябрьском (1953) пленуме ЦК КПСС Хрущев заявил, что главной причиной «отсталости» (вернее следовало бы сказать – развала) сельского хозяйства явилось то, что партия и правительство, занятые всемирным развитием тяжелой промышленности, не могли, якобы, уделить должного внимания сельскому хозяйству. Пленум ЦК КПСС не только согласился с доводами Хрущева, но и подтвердил их со своей стороны.

Это, конечно, совершенно неверно. Наоборот, правительство и партия уделяли сельскому хозяйству чрезвычайно много – даже слишком много – «внимания», и именно от избытка этого коммунистического внимания сельское хозяйство и пришло в катастрофическое состояние.

Коммунистическое «внимание», оказываемое сельскому хозяйству со стороны советского правительства и коммунистической партии, обусловливалось двумя причинами. Во-первых, советские руководители стремились, как можно скорее и как можно полнее, вытравить из души крестьянства частнособственнические «пережитки», преодолеть его антиколхозные настроения. Коммунистические руководители, не покладая рук, работали не только над переделкой крестьянской психологии путем пропаганды и агитации и прочих методов «культурного воздействия», но и над тем, чтобы подорвать у крестьянина всякую основу его экономической самостоятельности и целиком и полностью поставить крестьянина в экономическую зависимость от колхоза. Во-вторых, «внимание» со стороны правительства и партии в отношении колхозного хозяйства вызывалось бесконечными неудачами на колхозном фронте и провалом всех хозяйственных планов.

Вся колхозная история есть история большевицкой борьбы с колхозными трудностями, история коммунистических попыток преодоления этих непреодолимых трудностей и бесконечное заштопывание дыр.

Попробуем в хронологическом порядке проследить за тем коммунистическим «вниманием», которое было оказано сельскому хозяйству, вкратце коснувшись лишь главнейших советских законов, распоряжений и мероприятий эпохи Сталина по укреплению колхозной системы.

1) МТС (Машинно-тракторные станции). Стремясь поставить колхозы и работающих в колхозах крестьян в зависимость от государства в отношении техники, государство в 1930 году реквизирует у кооперативных организаций и у частных лиц все имеющиеся тракторы и другие сложные машины, огосударствляет все имеющиеся в стране и в большинстве принадлежавшие кооперативам МТС и создает сеть государственных организаций МТС в деревне, «через которые государство оказывает техническую и организационную помощь…» [1]. Взаимоотношения МТС и колхозов регулируются специальными «типовыми договорами», имеющими силу закона, одинаково обязательными и для МТС, и для колхозов. При помощи типового договора МТС осуществляет наблюдение за ведением хозяйства в колхозе в отношении соблюдения колхозом всех предписанных государством агрикультурных мероприятий, производственных планов, сроков и порядка выполнения работ, государственных поставок и т. п. В техническом отношении колхозы находятся в полной зависимости от МТС, так как в них сосредоточена вся более или менее сложная техника. При помощи же МТС государство получает от колхозов значительную долю сельскохозяйственных продуктов в порядке так называемой натуроплаты за услуги МТС.

2) Закон от 7.8 1932 г. Разоренное коллективизацией сельское хозяйство в первые годы колхозной кампании пришло в полный упадок, продукция сельского хозяйства резко сократилась, крестьянство было ввергнуто в страшную нужду. В то же время государство чрезвычайно обостряет свою заготовительную политику и подчистую выкачивает из деревни всю продукцию. Голодное крестьянство отвечает массовым хищением колхозного добра. Правительство издает знаменитый закон от 7-го августа 1932 года («Закон семь-восемь») об охране общественной колхозной собственности. По этому закону каждый колхозник или колхозница за клубень вырытого на колхозном поле картофеля, за пучок срезанных на колхозном поле колосьев подлежат расстрелу и лишь при смягчающих обстоятельствах, осуждению и ссылке в концентрационные лагеря сроком не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.

3) Политотдел. К 1933 году развал в сельском хозяйстве достиг такой степени, что власти на местах окончательно потеряли голову. Крестьянство открыто перешло к саботажу, решительно отказывалось подчиняться колхозной администрации и местным властям. Сельскохозяйственные планы срывались один за другим, крестьянство массами бежало из деревни.

Для спасения колхозов январский пленум ВКП(б) 1933 года по предложению Сталина вынес постановление об организации при МТС политотделов. На политотделы была возложена задача «по разоблачению классовых врагов, засевших в колхозах, по очистке колхозов от всяческих враждебных и вредительских элементов, по сколачиванию в колхозах партийного, комсомольского и беспартийного актива и по политическому воспитанию колхозной массы» [2].

Для осуществления этого решения пленума в деревню было послано 15 тысяч наиболее стойких, проверенных ипреданных Сталину и Политбюро членов партии, которые и составили основной кадр работников политотделов. С этого времени в деревне началась полоса самого свирепого террора. Миллионы крестьян были репрессированы, арестованы, сосланы и расстреляны. В советской терминологии это выражалось так, что «политотделы за два года своего существования провели огромную работу по политическому воспитанию колхозной массы… В частности, при непосредственном содействии политотделов в колхозах была в 1933 и 1934 годах проведена огромная работа по внедрению в сознание колхозников ясного понимания того, что выполнение обязательства перед своим социалистическим государством есть первая задача колхозников…» [3]. С осени 1934 года политотделы были официально упразднены, но политическая работа в деревне в том или ином виде не прекращалась.

4) Поставки. В период с 1932 по 1935 гг. советское правительство издает целый ряд законов, постановлений, инструкций и распоряжений по регулированию жизни и работы в колхозах, устанавливает нормы обязательных поставок зерна, мяса, молока, маслосемян, кож, шерсти и другой продукции, устанавливает размеры натуроплаты, вводит договоры контрактации, организует гигантский заготовительный аппарат, выкачивающий из деревень львиную долю сельскохозяйственной продукции и устанавливает грабительски низкие цены, которые государство платит колхозам за эти продукты.

5) Устав сельскохозяйственной артели. В 1935 году, на втором съезде колхозников-ударников принимается «Примерный устав сельскохозяйственной артели», юридически закрепляющий рабское положение колхозника. Устав утверждается правительством 17 июля 1936 года. Введение устава в жизнь, однако, на каждом шагу и в каждом колхозе наталкивается на необычайно усилившееся пассивное сопротивление крестьянской массы. В колхозах падает дисциплина труда, среди колхозников с новой силой вспыхивают антиколхозные настроения. Летом и осенью 1936 года по всей стране наблюдается самовольный дележ колхозниками колхозного урожая, из-за чего срываются государственные заготовительные планы. Государство и партия вновь усиливает «воспитательную работу». По деревне прокатывается мощная волна арестов. Отдаются под суд и ссылаются в концлагеря десятки тысяч председателей и членов правления колхозов, принимавших участие в этом дележе или допускающих этот дележ.

Стремясь уменьшить свою зависимость от колхозов, крестьянство главное свое внимание и силы отдает развитию и укреплению своих собственных хозяйств и, где возможно, захватывает колхозные земли и расширяет свои приусадебные участки. Государство начинает непримиримую борьбу с этими антиколхозными настроениями крестьянства. Резко повышается налоговое обложение колхозников: устанавливается налог на неземледельческие заработки колхозников, вводится самообложение, в десятки раз повышаются облагаемые нормы доходности с подсобного хозяйства колхозников. Указом Президиума Верховного Совета от 1 сентября 1939 г. нормы доходности с приусадебных участков колхозников устанавливаются не с одного гектара, как было раньше, а с одной сотой гектара. При этом нормы доходности повышаются (считая на 1 гектар): по зерновым – с 80 до 4.000 руб., по картофелю – с 400 до 12.000 руб., по огородам и бахчам – с 675 до 16.000 руб. Норма доходности от коровы повышается с 105 до 3.500 руб., с овцы – с 5 до 350 руб., т. е. в 70 раз!

Указ от 27 мая 1939 года уже открыто направлен против личного, подсобного хозяйства колхозников. В этом указе прямо говорится, что «колхозники, обходя закон, нелегальными способами стягивают крупные участки земли, отвлекаются от колхозной работы, уделяя ей лишь 20-30 дней в году, или совсем не работают». Этим законом приусадебные участки были сокращены до 0,1 га в орошаемых районах, до 0,5 га – в огородных и свекловичных и до 1 га в прочих районах. На основании этого же закона по всей стране были уничтожены хутора, хуторские постройки были снесены, а хуторяне насильно переселены в деревни. Этим же декретом был установлен и обязательный для колхозников минимум трудодней, который они должны были отрабатывать в колхозе: 100 трудодней – в хлопковых районах и 60-80 трудодней – в прочих.

6) Звенья. К концу 30-х годов советские вожди приходят к заключению, что труд в колхозе, несмотря ни на какие правительственные меры, оказывается малопроизводительным. Поэтому, не прекращая борьбы с антиколхозными настроениями крестьян, партия и правительство идут на некоторые уступки. Со времени XVIII съезда партии начинается насаждение в колхозах производственных звеньев, для чего производственные бригады колхозов, достигавшие насколько десятков работников, разбиваются на мелкие группы-звенья в 5-8 человек. Звеньевая система позволяет ликвидировать существующую в бригадах обезличку, предоставляет колхознику больше инициативы, делает его труд более осмысленным и повышает его заинтересованность.

Эта система дала неплохие результаты и получила широкое распространение. Особенно расцвела звеньевая система во время войны, когда правительство, заинтересованное в возможно большей продукции хлеба и других сельскохозяйственных продуктов, вынуждено было идти на дальнейшие уступки крестьянству. Однако звеньевая система чрезвычайно затрудняет контроль над колхозом со стороны государства, делает колхозника более независимым от колхоза и развивает у него антиколхозные настроения. Колхозник начинает смотреть на звено как на переходный этап от колхоза к индивидуальному хозяйству.

В 1950 году звенья, как противоречащие идее коллективной обработки земли, были преданы анафеме. Член Политбюро Андреев, в течение одиннадцати лет по поручению Политбюро насаждавший эти звенья, принес публичное покаяние [4].

7) Антиколхозные настроения. Во время войны, когда государство под влиянием обстоятельств вынуждено было пойти на послабление колхозного режима, антиколхозные настроения крестьянства расцветают с новой силой. Защищая колхозы от развала, государство принимает все зависящие от него меры. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК от 15 апреля 1942 года установленный ранее для колхозников минимум трудодней повышается до 150, и устанавливается уголовная ответственность колхозников за невыполнение этого минимума. Эта строгая мера однако не достигает результатов и новым постановлением ЦК ВКП(б) и СНК от 18 июля 1943 года колхозам «рекомендуется» не выдавать колхозникам авансов, если они не выполнили минимума трудодней до уборки урожая. Иными словами, обязательный минимум трудодней фактически увеличивается почти вдвое.

Однако, практически эти суровые меры во время войны почти не могли применяться. Власть на местах – секретари областных и районных комитетов партии и председатели областных и районных исполнительных комитетов, головой отвечающие перед центром за поставку хлеба – вынуждены были идти на послабления. Колхозники, пользуясь этим послаблением, массами захватывают колхозные земли, расширяют приусадебные участки, растаскивают колхозное добро и всячески уклоняются от работы в колхозах. Колхозное хозяйство приходит в крайний упадок, и колхозам грозит полный развал.

Но сразу по окончании войны, 19 сентября 1946 года, партия и правительство издают специальное постановление «О мерах борьбы с нарушением колхозного устава», и создают при правительстве специальный Совет по делам колхозов, который немедленно приступает к выявлению этих нарушений и повсеместно производит отобрание у колхозников захваченных ими колхозных земель.

Плакаты с агитацией за повышение производительности колхозного труда указывали и конкретные способы достижения этой цели

На все эти суровые партийные и правительственные меры по «борьбе с нарушением колхозного устава» и на общее обострение колхозного режима крестьянство отвечает усилением пассивного сопротивления. Февральский пленум ЦК ВКП(б) в 1947 году вынужден был констатировать большой упадок колхозного производства, резкое падение урожайности, очень плохое использование техники, срыв колхозами всех агрикультурных мероприятий, резкое падение сборов зерна и технических культур, буквально катастрофическое состояние животноводства, невиданное еще падение трудовой дисциплины и расстройство организации труда в колхозах. На основании решений пленума ЦК ВКП(б) и Совета министров СССР издают специальное постановление от 19 апреля 1948 года «О мерах по улучшению организации, повышению производительности и упорядочению оплаты труда в колхозах». В частности, это постановление предусматривает повышение в колхозах норм выработки на 25-29%, большинство работ в колхозах переводится на сдельщину. Кроме того, этим постановлением вводится система дополнительной оплаты труда за хорошие показатели и штрафы (списание трудодней и снижение оплаты труда) за плохие показатели работы.

Однако эти правительственные меры не возымели должного действия, а лишь усилили пассивное сопротивление колхозников.

8) Трёхлетний план развития животноводства. Вследствие полного упадка животноводства вообще и катастрофического состояния общественного колхозного и совхозного животноводства, правительство создает в 1949 году специальный трехлетний план развития общественного животноводства. Для пополнения почти совершенно опустевших к тому времени общественных животноводческих ферм колхозы и совхозы получают право «в порядке предварительной контрактации», т. е. попросту говоря, насильно и за бесценок, покупать личный скот у колхозников. Колхозника почти лишают возможности приобретать фураж для его индивидуального скота. Вследствие этих мер частнособственническое животноводство колхозников было сильно подорвано. Общественное же животноводство, вследствие сознательно нерадивого отношения к нему обиженных колхозников, несет громадные потери от плохого ухода, систематической бескормицы приводит к невиданно высокому падежу скота.

Призывы партии к крестьянам развивать животноводство подкреплялись народными поговорками

9) Укрупнение колхозов. В 1950 году, под руководством Хрущева, бывшего тогда членом Политбюро, в СССР в спешном порядке было проведено укрупнение колхозов. 252 тысячи колхозов слили в 97 тысяч более крупных. Население слитых колхозов было срочно переведено в центральные пункты укрупненных колхозов. Миллионы крестьянских домов были разобраны, частью они были восстановлены в новых пунктах, частично же переводившееся население размещалось по чужим избам в ожидании обещанных Хрущевым культурных и благоустроенных «агрогородов», которые, якобы, должны быть в будущем построены. В деревнях возник невероятный жилищный кризис, для постройки «агрогородов» не оказалось ни материалов, ни рабочих рук. Тогда сселение было приостановлено, а сама идея агрогородов – заброшена и забыта.

Вот такие агрогорода Сталин и Хрущёв обещали создать по всему пространству СССР. «Генеральный план колхозного города» сулил даже обустройство в них ипподромов

Официальным мотивом слияния колхозов было то, что, по утверждению Хрущева, в мелких колхозах, имеющих по 80-200 га земли, якобы невозможно экономно и эффективно использовать высокую технику, невозможно рационально поставить дело, обеспечить высокую продуктивность и рентабельность колхозов, а, стало быть, и зажиточную жизнь колхозников [5]. В действительности же укрупнение колхозов было своего рода генеральной мерой, при помощи которой партия и правительство рассчитывали преодолеть, наконец, антиколхозные настроения. Путем укрупнения и усиления административного аппарата и партийных организаций в колхозах советские вожди надеялись установить над каждым колхозником полный и исчерпывающий контроль, а путем ликвидации приусадебных участков – что легко достигалось при сселении населения, они надеялись поставить, наконец, колхозника в полную экономическую зависимость от колхоза.

Однако и на этот раз расчет Сталина и его подручных не оправдался. Экономических выгод слияние колхозов не принесло, организация производства не улучшилась, сопротивление крестьянства не только не было сломлено, но, наоборот, еще больше усилилось. Состояние сельского хозяйства СССР к середине 1953 года оказалось близким к катастрофе, о чем достаточно откровенно сказано и в докладе Хрущева, и в постановлении сентябрьского (1953) пленума ЦК КПСС.

[1] Статистический справочник: «Страны мира» под редакц. П. Юдина и Ф. Петрова М. 1946 г. стр. 143.

ДОБРОВОЛЕЦ

политика и литература

ЛИКВИДАЦИЯ КОЛХОЗОВ. — А.БЕРВИК

В статье «О чем умолчал Хрущев» (Доброволец № 17) я указал на две особенности в развитии современного кризиса советского сельского хо­зяйства, появившиеся в связи со смертью Сталина: 1) на резкий рост антиколхозной активности крестьянства, выразившийся в повсеместном сры­ве планов весеннего сева в 1953г. и 2) на обнаружившуюся пассивность местных органов партийной и советской власти, допустивших срыв важней­шей с.х. компании.

Эти две особенности создали в стране совершенно новую ситуацию. Крестьянство, составляющее большинство населения страны, фактически вышло из повиновения центральной власти, а центральная власть, лишив­шись и верховного вождя и активно действующего низового аппарата, ока­залась в неустойчивом и опасном положении. Это неустойчивое положение усугублялось нараставшим в стране продовольственным кризисом, усиливав­шим недовольство властью и в среде городского населения. Сельскохозяй­ственный кризис грозил перерасти в кризис политический. Это то и заста­вило сталинских наследников, в пожарном порядке, заняться с.х. пробле­мой. Не забота о народе и его благосостоянии, а опасность, надвигавшаяся на власть, вынудила новых хозяев поднять пропагандный шум о» кру­том подъеме сельского (Хозяйства и увеличении производства товаров на­родного потребления». Под этот пропагандный шум маленковско-хрущевская клика попыталась преодолеть с.х. кризис и выйти из неустойчивого поло­жения.

Практически разрешение с.х. проблемы сталинские наследники свели к двум основным мероприятиям: к поголовной замене всего низового аппарата партийного и советского, и к коренному изменению организационной структуры с.х. производства. Первое мероприятие, с формальной стороны, было проведено, как будто, успешно. Мобилизация городских коммунистов и по­сылка их в деревню была проведен решительно и быстро и весь низовой аппарат к началу весеннего сена 1954 г. был уже полностью заменен. Правда, качество мобилизованных сказалось не на высоте и замена аппара­та должных результатов не дала. Новый аппарат понадобится сейчас не менее резко, чем старый. Значительно сложнее оказалось второе мероприятие. Посколько это мероприятие проводилось в полузамаскированном виде и до сих пор не нашло отражения в прессе, о нем следует сказать несколько подробнее.

Дело в том, что еще в сталинские времена для кремля стало совершен­но ясно, что колхозная система завела сельское хозяйство в тупик и не только не способствовала развитию с.х. производства, но явно тормозила эго. Из признания этого факта и исходили сталинские мероприятия по ук­рупнению колхозов и сселению колхозников в рабочие поселки-общежития, именовавшиеся, в явно пропагандных целях, агрогородами. Эти мероприятия должны были превратить колхозы в крупные государственные предприятия, а колхозников, лишив их всякой собственности, в с.х. рабочих и вывести сельское хозяйство из колхозного тупика. Из факта банкротства колхозной системы исходила и пресловутая работа Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». В превращении колхозов в государственные предприя­тия («в предприятия последовательно социалистического типа»), а колхоз­ников в с.х. рабочих Сталин видел единственную, в условиях коммунисти­ческого строя, возможность разрешения с.х. проблемы. Однако, из этих двух мероприятий, тесно связанных между собой и составляющих как бы од­но целое, было осуществлено только одно — укрупление колхозов. Второе мероприятие (сселение колхозников) сорвалось и вся проблема как бы повисла в воздухе. Сорвалось сселение колхозников по двум причинам: колхозники не захотели расстаться с своими (хотя и убогими, но своими) хатам и приусадебными участками и решительно воспротивились переселению в сталинские общежития.

Особую активность в этом сопротивлении проявили женщины, открыто и наотрез отказавшиеся покинуть насиженные места. Применить насилие в этом вопросе было рискованно, т„к» оно могло только усилить враждебность крестьянства к власти, еще больше расстроить с.х. производство и при­вести к опасным последствиям, 2) Задача постройки поселков-общежитий для всего крестьянства страны практически оказалась не осуществимой. Директива «партии и правительства» о строительстве поселков» силами и средствами колхозов и из местных материалов» оказалась нереальной: кол­хозы ни средств, ни материалов, ни желания строить не имели. Строитель­ство же поселков для всего крестьянства силами и средствами государства было для советской экономики задачей явно непосильной. От сселения кол­хозников пришлось отказаться и затею «с агрогородами» отменить. Вскоре Сталин умер и сельскохозяйственная проблема так и осталась недорешенной. Вот эту то, недорешенную при Сталине, проблему и пытаются теперь дорешить сталинские наследники. Пытаются осуществить то, что было задумано при Сталине, но не открыто, а полузамаскированно, путем выхолащивания хозяйственной и общественной ролл колхозов и превращения их в придаток к государственным машинно-тракторным станциям (М.Т.С.). Весь центр тя­жести с.х. производства переносится сейчас из колхозов в МТС. Основной производственной единицей в советском сельском хозяйстве является теперь уже не колхоз, а МТС. Это организационное перестроение с.х. производстве к весне 1954 г. в основном уже было закончено и мобилизованные город­ские коммунисты(кроме председателей колхозов) были направлены не в систему колхозов, а в систему государственных МТС. В штаты МТС, т.е. на службу в них, переведены все агрономы, ветеринарные врачи и зоотехники, все трактористы, комбайнеры, ремонтные рабочие и все сколько-нибудь ква­лифицированные специалисты. МТС располагают теперь не только всей машин­ной техникой, но и всеми квалифицированными с.х. кадрами. На МТС возло­жена ответственность за выполнение планов не только в части полеводства, но и в части животноводства. В ведении колхозов осталась фактически только неквалифицированная, валовая рабочая сила. Сейчас в сущности про­исходит процесс ликвидации колхозов и замена их МТС. С этой точки зрения небезынтересно отметить, что расширение сельского хозяйства за счет ос­воения целинных земель происходит уже не в «общественном», а в чисто государственном порядке, в форме организации только совхозов. Колхозная система явно упраздняется и заменяется системой государственных предприятий. Колхозники, оставаясь еще и своих хатах, попадают в абсолютную зависимость от государственных МТС и превращаются в простых батраков крем­левских помещиков, именующих себя государством. Такова сущность после- сталинской организационной перестройки советского сельского хозяйства. Таковы результаты двадцатипятилетнего социалистического эксперимента в. советском сельском хозяйстве.

В этих новых организационных условиях начался текущий с.х. год. Как же отразилась «организационная перестройка» на с.х. производстве? Улуч­шила она состояние сельского хозяйства или ухудшила? На этот вопрос с достаточной полнотой и ясностью отвечает июньское постановление пленума, Ц.К. КПСС и корреспонденции с мест, печатающиеся в советской прессе. Ана­лиз этих материалов показывает, что ни поголовная смена низового партий­ного и советского аппарата, ни организованная перестройка положительных результатов не дали. Состояние сельского хозяйства не только не улучши­лось, но в целом ряде областей явно ухудшилось. Процесс развала сельско­го хозяйства, начавшийся с весеннего сева 1953 г., не приостановился, а продолжается. Организационная перестройка не только не приостановила, но и способствовала этому процессу. Выхолощенные колхозы фактически устра­нились от с.х. производства, а МТС еще не освоились и явно не справляют­ся с своей новой ролью.

Этим продолжающимся развалом сельского хозяйства и объясняется столь обширное по объему(охватывающее все отрасли и все виды работ сель­ского хозяйства, тревожное по содержанию и чрезвычайное по мероприяти­ям постановление июньского пленума Ц.К. КПСС. Это постановление отража­ет собою и явную растерянность маленковско-хрущевской клики перед неуда­чами текущего с.х. года, которые, по всем данным, будут не меньшими чем неудачи 1953 г. А неудачи 1953 г. были почти катастрофическими. Как теперь выясняется(и из материалов июньского пленума, и из материа­лов советской прессы), в 1953 г. была провалена не только весенняя по­севная кампания, но и уборочная и заготовительная. Обе эти кампании чрезмерно затянулись, сопровождались огромными потерями уро­жая и закончились невыполнением планов. Провалена была заготовка кор­мов и зима 1953-1954 г. ознаменовалась массовым падежом скота и сокра­щением его поголовья.

Не лучше складывается положение и в текущем году. Если весенний сев 1954 г., проведенный способом штурма и под нажимом целой армии парт- уполномоченных, и получил оценку пленумами общем успешно»(и то только по количеству засеянных площадей), то планы всех дальнейших с.х. кам­паний находятся под явной угрозой невыполнения. Кампания по уходу за посевами (прополка, пропашка, окучивание) и в этом году оказалась сор­ванной, Проваленной оказалась и кампания по сеноуборке и заготовке кормов. Скот и в эту зиму кормами не будет обеспечен и падеж его будет неизбежен. Под явной угрозой невыполнения находятся и планы уборки уро­жая. Уже сейчас ясно, что категорическая директива пленума «убрать уро­жай в сжатые сроки и без потерь» ни в коем случае выполнена не будет. Уборка неизбежно затянется (южные районы ее уже затянули) и потери уро­жая будут огромны. Заготовительная же кампания, т.е. изъятие урожая для государства, по всем данным, будет проведена самыми решительными и же­стокими мерами. План заготовок объявлен законом, подлежащим безогово­рочному и первоочередному выполнению. Хлеб, конечно, изымут, а поло­жение колхозников и в этом году будет не менее бедственном, чем в прошлом.

Коллективизация

декабрь 1928 — 1933

Процесс объединения единоличных крестьянских хозяйств в коллективные хозяйства. Цель коллективизации — установление социалистических производственных отношений в деревне, устранение мелкотоварного производства для разрешения хлебных затруднений и обеспечения страны необходимым количеством товарного зерна. Породила массовый голод в начале 30-х годов.

ПРИЧИНЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ

Коллективизация имела как минимум четыре цели. Первая, официально провозглашенная партийным руководством — осуществление социалистических преобразований в деревне. Неоднородность и многоукладность экономики воспринималась как противоречие, которое необходимо преодолеть. В перспективе предполагалось создание крупного социалистического сельскохозяйственного производства, которое надежно обеспечит государство хлебом, мясом и сырьем. Способом перехода к социализму в деревне считалась кооперация. К 1927 г. различными формами кооперации было охвачено свыше трети крестьянских хозяйств.

Вторая цель — обеспечение бесперебойного снабжения быстро растущих в ходе индустриализации городов. Основные черты индустриализации проецировались на коллективизацию. Бешеные темпы промышленного роста, урбанизации требовали резкого увеличения в чрезвычайно сжатые сроки поставок продовольствия в город.

Третья цель — высвобождение рабочих рук из деревни для строек первых пятилеток. Колхозы являлись крупными производителями зерна. Внедрение в них техники должно было освободить от тяжелого ручного труда миллионы крестьян. Их ждала теперь работа на заводах и фабриках.

Четвертая цель, также связана с индустриализацией — увеличение с помощью колхозного производства продажи зерна на экспорт. Деньги, вырученные от этой продажи, должны были пойти на закупку техники и оборудования для советских заводов. Иного источника валютных средств у государства в то время фактически не существовало.

В 1927 г. в стране разразился очередной «хлебный кризис». Из-за нехватки промышленных товаров для обмена на зерно, а также неурожая в ряде районов, сократилось количество поступившего на рынок товарного хлеба, а также продажа сельхозпродукции государству. Промышленность не поспевала кормить город через товарообмен. Опасаясь повторения хлебных кризисов и срыва выполнения плана индустриализации, руководство страны решило ускорить проведение сплошной коллективизации. Мнение экономистов-аграрников (А.В. Чаянов, Н.Д. Кондратьев и др.), что наиболее перспективным для экономики является соединение индивидуально-семейной, коллективной и государственной форм организации производства, было проигнорировано.

В декабре 1927 г. ХV съезд ВКП(б) принял специальную резолюцию по вопросу о работе в деревне, в которой провозгласил «Курс на коллективизацию». Ставились задачи: 1) создать «фабрики зерна и мяса»; 2) обеспечить условия для применения машин, удобрений, новейших агро- и зоотехнических методов производства; 3) высвободить рабочую силу для строек индустриализации; 4) ликвидировать разделение крестьян на бедноту, середняка и кулака. Был издан «Закон об общих началах землепользования и землеустройства», по которому из госбюджета выделялись значительные суммы на финансирование коллективных хозяйств. Для технического обслуживания крестьянских объединенных кооперативов в сельских районах организовывались машинно-тракторные станции (МТС). Колхозы были открыты для всех.

Коллективные хозяйства (колхозы) управлялись общим собранием и избираемым им правлением во главе с председателем. Существовали три типа колхозов: 1) товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), где обобществлялись только сложные машины, а основные средства производства (земля, инвентарь, рабочий и продуктивный скот) находились в частном пользовании; 2) артель, где обобществлялись земля, инвентарь, рабочий и продуктивный скот, а в личной собственности оставлялись огороды, мелкий скот и птица, ручной инвентарь; 3) коммуны, где все было общим, подчас до организации общественного питания. Предполагалось, что крестьянин сам убедится в преимуществах обобществления, и с принятием административных мер не спешили.

Взяв курс на индустриализацию, советское руководство столкнулось с проблемой нехватки средств и рабочих рук для промышленности. Получить то и другое можно было, прежде всего, из аграрного сектора экономики, где к концу 20-х гг. было сосредоточено 80% населения страны. Выход был найден в создании коллективных хозяйств. Практика социалистического строительства диктовала быстрые, жесткие темпы и методы.

«ГОД ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА»

Переход к политике коллективизации начался летом 1929 г., вскоре после принятия первого пятилетнего плана. Главной причиной ее форсированных темпов состояла в том, что государству не удавалось произвести перекачку средств из деревни в промышленность путем установления заниженных цен на сельхозпродукцию. Крестьяне отказывались продавать свою продукцию на невыгодных для себя условиях. Кроме того, мелкие, технически слабо оснащенные крестьянские хозяйства были не в состоянии обеспечить растущее городское население и армию продуктами, а развивающуюся промышленность — сырьем.

В ноябре 1929 г. вышла в свет статья Сталина «Год великого перелома». В ней говорилось о «коренном переломе в развитии нашего земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию».

В духе этой статьи в январе 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В нем намечались жесткие сроки ее проведения. Выделялись две зоны: первая — Северо-Кавказский край, Среднее и Нижнее Поволжье, в которой коллективизацию намечено было закончить осенью 1930-весной 1931 г.; вторая — все остальные зерновые районы — к осени 1931 до весны 1932 г. К концу первой пятилетки коллективизацию планировалось осуществить в масштабе всей страны.

Для проведения коллективизации были мобилизованы 25 тыс. рабочих из городов, готовых выполнить партийные директивы. Уклонение от коллективизации стали трактовать как преступление. Под угрозой закрытия рынков и церквей крестьян заставляли вступать в колхозы. Имущество тех, кто осмеливался сопротивляться коллективизации, конфисковывалось. К исходу февраля 1930 года в колхозах численность уже 14 млн. хозяйств — 60% общего числа

Зимой 1929-1930 гг. во многих деревнях и селах наблюдалась страшная картина. Крестьяне гнали на колхозный двор (часто просто сарай, окруженный забором) всю свою скотину: коров, овец, и даже кур и гусей. Руководители колхозов на местах понимали решения партии по своему — если обобществлять, то все, вплоть до птицы. Кто, как и на какие средства будет кормить скотину в зимнее время, заранее предусмотрено не было. Естественно, большинство животных погибало через несколько дней. Более искушенные крестьяне заранее резали свою скотину, не желая отдавать ее колхозу. Тем самым по животноводству был нанесен огромный удар. Фактически, с колхозов в первое время брать было нечего. Город стал испытывать еще большую нехватку продовольствия, чем ранее.

РАСКУЛАЧИВАНИЕ

Нехватка продовольствия обусловила нарастание внеэкономического принуждения в аграрном секторе — чем дальше, тем больше у крестьянина не покупали, а брали, что вело к еще большему сокращению производства. В первую очередь, не хотели сдавать свое зерно, скотину, инвентарь зажиточные крестьяне, называемые кулаками. Многие из них открыто выступали против местных властей, деревенских активистов. В ответ на местах переходят к раскулачиванию, с 1930 г. возведенному в ранг государственной политики. Аренда земли и использование наемного труда были запрещены. Определением, кто есть «кулак», а кто «середняк» занимались непосредственно на местах. Единой и точной классификации не было. В некоторых районах к кулакам приписывали тех, у кого было две коровы, или две лошади, или хороший дом. Поэтому каждый район получал свою норму раскулачивания. В феврале 1930 г. было издано постановление, определяющее его порядок. Кулачество делилось на три категории: первая («контрреволюционный актив») — подлежала аресту и могла быть приговорена к смертной казни; вторая (активные противники коллективизации) — выселению в отдаленные районы; третья — расселению в пределах района. Искусственное разделение на группы, неопределенность их характеристик создавали почву для произвола на местах. Составлением списков семей, подлежащих раскулачиванию, занимались местные органы ОГПУ и власти на местах при участии деревенских активистов. Постановление определяло, что число раскулачиваемых по району не должно превышать 3-5% всех крестьянских хозяйств.

Страна все гуще покрывалась сетью лагерей, поселков «спецпереселенцев» (высланных «кулаков» и членов их семей). К январю 1932 г. было выселено 1,4 млн. чел, из них несколько сот тысяч — в отдаленные районы страны. Их отправляли на принудительные работы (например, на строительство Беломорско–Балтийского канала), рубку леса на Урале, в Карелии, Сибири, на Дальнем востоке. Многие гибли в пути, многие — по прибытии на место, поскольку, как правило, «спецпереселенцев» высаживали на голом месте: в лесу, в горах, в степи. Выселяемым семьям разрешалось брать с собой одежду, постельные и кухонные принадлежности, продовольствие на 3 месяца, однако общий багаж не должен весить больше 30 пудов (480 кг). Остальное имущество изымалось и распределялось между колхозом и бедняками. Выселению и конфискации имущества не подлежали семьи красноармейцев и командного состава РККА. Раскулачивание стало инструментом форсирования коллективизации: сопротивлявшихся созданию колхозов на законных основаниях можно было репрессировать как кулаков или им сочувствовавших — «подкулачников».

ИЗ ПИСЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЦИК М.И. КАЛИНИНУ. НАЧАЛО 1930-Х

«Уважаемый т. Михаил Иванович Калинин! Сообщаю из лагеря Макарихи — г. Котлас. . Усматривалось ли вами то, что вместе с родителями переселяются и беззащитные дети от 2-х недель и старше и страдают в бараках совершенно непригодных. Хлеб выдается с опозданием на 5 дней. Такой мизерный паек, и то несвоевременно. Мы все, невинные, ждем окончательного рассмотрения дела по нашим заявлениям. ».

«Председателю ВЦИК тов. М.И. Калинину. Находясь в ссылке, я насмотрелся на весь ужас этого массового выселения целых семейств. Пусть это кулаки, хотя многие из них имели совершенно ничтожное, ниже середняцкого состояние, пусть вредные элементы, хотя, правду сказать, многие попали сюда только из-за злых языков своих соседей, но все же это люди, а не скотина, и жить им приходится гораздо хуже, чем живет скотина у культурного хозяина. »

«ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ»

Насильственная коллективизация и раскулачивание вызвали протест крестьян. В феврале-марте 1930 г. начался массовый забой скота, поголовье крупного рогатого скота сократилось в результате на треть. В 1929 г. было зарегистрировано 1300 крестьянских антиколхозных выступлений. На северном Кавказе и в ряде районов Украины на усмирение крестьян были брошены регулярные части Красной армии. В армию, в основном состоявшую из крестьянских детей, также проникало недовольство. В то же время в деревнях отмечались многочисленные факты убийства «двадцатипятитысячников» — рабочих активистов, посланных из города организовывать колхозы. Кулаки неоднократно ломали и портили колхозные машины во время весеннего сева и писали угрожающие послания председателям хозяйств.

2 марта 1930 г. в «Правде» вышла статья Сталина «Головокружение от успехов», содержавшая обвинение в перегибах в адрес местного руководства. Было принято постановление о борьбе против «искривления партлинии в колхозном движении». Показательно наказаны некоторые руководители на местах. Тогда же, в марте, был принят Примерный устав сельскохозяйственной артели. В нем провозглашался принцип добровольного вхождения в колхоз, определялся порядок объединения, объем общественных средств производства.

Из статьи И.В. Сталина «Головокружение от успехов», 2 марта 1930 г.: «. Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно. Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы политику коллективизации. Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, — разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам? Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям. »

ГОЛОД 1932-33 ГГ.

В начале 1930-х годов цены на зерно на мировом рынке резко упали. Урожаи 1931 и 1932 гг. в СССР были ниже средних. Однако продажа хлеба за границу с целью получения валюты на закупку промышленного оборудования продолжалась. Прекращение экспорта грозило срывом программы индустриализации. В 1930 г. было собрано 835 млн центнеров зерна, из них экспортировано — 48,4 млн центнеров. В 1931 г. соответственно собрано — 695, вывезено 51,8 млн центнеров.

В 1932 г. выполнить задания по сдаче хлеба колхозы зерновых районов не смогли. Туда были направлены чрезвычайные комиссии. Деревню захлестнула волна административного террора. Изъятие для нужд индустриализации из колхозов ежегодно миллионов центнеров зерна вызвало вскоре страшный голод. Зачастую изымалось даже то зерно, которое было предназначено для весеннего посева. Мало сеяли, мало и собирали. Но план поставок необходимо было выполнять. Тогда у колхозников забирали последние продукты. Импортные станки обошлись народу очень дорогой ценой, голодом 1932-1933 годов. Голод разразился на Украине, Северном Кавказе, Казахстане, в Центральной России. Причем, многие голодающие районы являлись как раз хлебными житницами страны. По подсчетам некоторых историков голод унес жизни более 5 млн человек.

После выхода сталинской статьи «Головокружение от успехов» отмечался массовый выход крестьян из колхозов. Но вскоре они вновь вступают в них. Ставки сельхозналога с единоличников были повышены на 50 % по сравнению с колхозными, что не позволяло нормально вести индивидуальное хозяйство. В сентябре 1931 года охват коллективизацией достигает 60%. В 1934 году — 75%. Вся политика советского руководства в отношении сельского хозяйства была направлена на удержание крестьянина в жестких рамках: либо работать в колхозе, либо уехать в город и влиться в новый пролетариат. Для недопущения неконтролируемой властями миграции населения в декабре 1932 г. были введены паспорта и система прописки. Крестьяне паспортов не получили. Без них же нельзя было переехать в город и устроиться там на работу. Покидать колхоз можно было только с разрешения председателя. Подобное положение сохранялось вплоть до 1960-х гг. Но одновременно в массовых масштабах проходил так называемый организованный набор рабочей силы из села на стройки первых пятилеток.

С течением времени недовольство крестьян коллективизацией затихало. Беднякам, по большому счету терять было нечего. Середняки свыкались с новым положением и не решались открыто выступать против власти. Кроме того, колхозный строй, ломая одно из начал крестьянской жизни — индивидуальное хозяйство, продолжал другие традиции — общинный дух российского села, взаимозависимость и совместный труд. Новая жизнь не давала прямого стимула для хозяйственной инициативы. Хороший председатель мог обеспечить приемлемый уровень жизни в колхозе, тогда как нерадивый довести его до нищеты. Но постепенно хозяйства вставали на ноги и начинали давать то продовольствие, которое требовало от них государство. Трудились колхозники за так называемые «трудодни» — отметку за выход на работу. За «трудодни» они получали и часть произведенной колхозом продукции. О зажиточности, хорошем достатке в первое время мечтать просто не приходилось. Сопротивление кулаков, которых одни называли «мироедами», другие — предприимчивыми хозяевами было сломлено репрессиями и налогами. Однако затаенная злость и обида на советский строй у многих из них оставалась. Все это сказалось уже в годы Великой Отечественной войны в проявлении сотрудничества с противником части репрессированных кулаков.

В 1934 г. было объявлено о завершающем этапе коллективизации. Было покончено с разделением крестьян на бедноту, середняка и кулака. К 1937 г. 93% крестьянских хозяйств были объединены в колхозы и совхозы. Государственная земля закреплялась за колхозами в вечное пользование. Колхозы располагали землей и рабочей силой. Машины давали государственные машинно-тракторные станции (МТС). За свою работу МТС брали частью собранного урожая. На колхозах лежала ответственность сдавать государству по «твердой цене» 25-33% продукции.

Формально руководство колхозом осуществлялось на основе самоуправления: общее собрание колхозников избирало председателя, правление и ревизионную комиссию. Фактически же колхозами управляли райкомы партии.

Коллективизация решила проблему свободной перекачки средств из аграрного сектора в промышленность, обеспечила снабжение армии и индустриальных центров продуктами сельского хозяйства, а также решила проблему экспортных поставок хлеба и сырья. В годы первой пятилетки 40% экспортной выручки дал экспорт зерна. Вместо 500 — 600 миллионов пудов товарного хлеба, заготовлявшегося ранее, в середине 1930-х годов страна заготовляла 1200 — 1400 миллионов пудов товарного зерна ежегодно. Колхозы хоть и не сытно, но все же кормили возрастающее население государства, прежде всего городов. Организация крупных хозяйств и внедрение в них машинной техники позволило изымать из сельского хозяйства гигантское число людей, которые работали на стройках индустриализации, затем воевали против нацизма и вновь поднимали промышленность в послевоенные годы. Другими словами была высвобождена огромная часть людских и материальных ресурсов деревни.

Главным результатом коллективизации стал осуществленный со многими неоправданными издержками, но все же осуществленный индустриальный скачок.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ У. ЧЕРЧИЛЛЯ

О беседе с И. Сталиным на переговорах в Москве в августе 1942 г. (разговор зашел о коллективизации в СССР в 1930-х годах)

(. ) Эта тема сейчас же оживила маршала [Сталина].

«Ну нет, — сказал он, — политика коллективизации была страшной борьбой».

«Я так и думал, что вы считаете ее тяжелой, — сказал я [Черчилль], — ведь вы имели дело не с несколькими десятками тысяч аристократов или крупных помещиков, а с миллионами маленьких людей».

«С десятью миллионами, — сказал он, подняв руки. — Это было что-то страшное, это длилось четыре года, но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны механизировать наше сельское хозяйство. Когда мы давали трактора крестьянам, то они приходили в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имеющие мастерские, могут обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам.

[речь зашла о зажиточных крестьянах и Черчилль спросил]: «Это были люди, которых вы называли кулаками?»

«Да, — ответил он, не повторив этого слова. После паузы он заметил: — Все это было очень скверно и трудно, но необходимо».

«Что же произошло?» — спросил я.

«Многие из них согласились пойти с нами, — ответил он. — Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области, или в Иркутской, или еще дальше на север, но основная их часть была весьма непопулярна, и они были уничтожены своими батраками».

Наступила довольно длительная пауза. Затем Сталин продолжал: «Мы не только в огромной степени увеличили снабжение продовольствием, но и неизмеримо улучшили качество зерна. Раньше выращивались всевозможные сорта зерна. Сейчас во всей нашей стране никому не разрешается сеять какие бы то ни было другие сорта, помимо стандартного советского зерна. В противном случае с ними обходятся сурово. Это означает еще большее увеличение снабжения продовольствием».

Я. помню, какое сильное впечатление на меня в то время произвело сообщение о том, что миллионы мужчин и женщин уничтожаются или навсегда переселяются. Несомненно, родится поколение, которому будут неведомы их страдания, но оно, конечно, будет иметь больше еды и будет благословлять имя Сталина.

Черчилль У. Вторая мировая война. (В 3 х книгах)». Часть II. Тт. 3-4. М., 1991

Это интересно:

  • Елецкий гор суд Справочник судов Адрес: ул. Коммунаров, 32, г. Елец, Липецкая область, 399770 г. Елец, ул. Коммунаров, д. 32 С 1 октября 1918 года в г. Ельце действовал окружной народный суд, созданный по изданному в ноябре 1917 года декрету о суде № 1, а также Совет местных народных судей. В этом году […]
  • Закон изменчивости генетика Закон изменчивости генетика 116. В чем суть закона гомологических рядов в наследственной изменчивости? Спонтанный мутационный процесс у генетически близких родов и видов протекает параллельно, в результате чего у разных форм возникают сходные мутации (гомологические ряды): где g1, g2, […]
  • Магнитогорский ленинский суд Ленинский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области В апреле 1976 года Городской суд г. Магнитогорска был реорганизован с созданием трех районных судов: Левобережного, Ленинского и Правобережного. Ленинский суд с 1976 по 1994 годы располагался по адресу: ул. Советской Армии, 10. […]
  • Разрешение 640 360 Ищете программу для изменения разрешения видео? Просто скачайте программу и следуйте инструкции ниже! Как изменить разрешение видео Разрешение видео – это количество точек (пикселей) в изображении по вертикали и горизонтали. Разрешение записывается в виде произведения X × Y, где X – […]
  • Судов в 24 часов Приказ Министерства транспорта РФ от 20 сентября 2016 г. № 268 “Об утверждении Положения об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха членов экипажей морских судов и судов смешанного (река-море) плавания” (не вступил в силу) В соответствии со статьей 329 Федерального закона […]
  • Работа в санкт-петербурге для граждан снг с разрешением на работу Работа для граждан СНГ и РФ в Санкт-Петербурге Информация Описание: Работа для граждан СНГ(Узбекистан,Украина,Белоруссия).Люди требуются всегда,так что без работы не останется никто. ПО ВСЕМ ВОПРОСАМ ЗВОНИТЕ. 8(921)759-88-14 Светлана(Менеджер по персоналу) Веб-сайт: […]
  • ГМелеуз суд Мелеузовский районный суд Республики Башкортостан Декрет ВЦИК «О народном суде РСФСР» от 30 ноября 1918 года и Положение о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 года закрепили действие в пределах РСФСР единого Народного Суда и порядок утверждения Народными Комиссариатами Юстиции числа […]
  • Пособия и льготы за третьего ребенка Льготы при рождении третьего ребенка Кроме пособия в 14 497,8 руб. (в 2014 году было 13 741 руб.), выплачиваемого при рождении каждого ребёнка, в случае, если ребёнок является уже третьим, выплачивается ещё и ежемесячное пособие для помощи в его содержании. Ежемесячное пособие составляет […]

Author: admin