Маркс о частной собственности

Маркс о частной собственности

МАРКСИЗМ И ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

«. Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности» (Маркс и Энгельс).

Почему важно на этом остановится? Потому, что Маркс дал дормулу коммунизма — ликвидация частной собственности. главную идею Манифеста коммунистической партии. Однако при жизни В.Ленина и Сталина вся совокупность работ Маркса, содержащих основы теории частной собственности, оставались во многом неизвестными широкой аудитории. Эти работы «Экономическо-философские рукописи 1844 г.», «Немецкая идеология», «Экономические рукописи 1857-61 г.г.» и другие были опубликованы частично — в 30-е, а в целом лишь в 50-е годы (ХХ века)».

Что же писал Маркс о частной собственности?

«Это превращение избавляет, с одной стороны, от необходимости что-нибудь сказать или хотя бы только что-нибудь знать о действительной частной собственности, а с другой — позволяет с легкостью открыть в коммунизме противоречие, поскольку после уничтожения (действительной) собственности при коммунизме, конечно, не трудно открыть в нем еще целый ряд вещей, которые можно подвести под понятно собственность вообще. В действительности я владею частной собственностью лишь постольку, поскольку я имею что-нибудь такое, что можно продать, между тем как свойственные мне особенности отнюдь не могут быть предметом купли — продажи. Мой сюртук составляет мою частную собственность лишь до тех пор, пока я могу его сбыть, заложить или продать, пока он может быть предметом купли-продажи. Потеряв это свойство, превратившись в лохмотья, он может для меня сохранить ряд свойств, которые делают его ценным для меня, он может даже стать моим свойством и сделать из меня оборванного индивида. Но ни одному экономисту не придет в голову причислять этот сюртук к моей частной собственности, ибо он не дает мне возможности распоряжаться никаким, даже самомалейшим, количеством чужого труда. Разве только юрист, идеолог частной собственности, еще может болтать о чем-нибудь подобном. Частная собственность отчуждает индивидуальность не только людей, но и вещей. Земля не имеет ничего общего с земельной рентой, машина — ничего общего с прибылью. Для землевладельца земля имеет значение только земельной ренты, он сдает в аренду свои участки и получает арендную плату; это свойство земля может потерять, не потеряв ни одного из внутренне присущих ей свойств, не лишившись, например, какой-либо доли своего плодородия; мера и даже самое существование этого свойства зависит от общественных отношений, которые создаются и уничтожаются без содействия отдельных землевладельцев. Так же обстоит дело и с машиной. (Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология Т. 1. С. 218.) (Выдержка из книги Турчинс Я.Б. «Карл Маркс и Энгельс Том 3»)

Итак, частная собственность по Марксу любые новые товары? А не новые, следовательно, уже не частная собственность. С другой стороны, если сюртук записан как собственность предприятия, то он висит на его балансе и считается частной собственностью. Если он не записан, и висит дома на вешалке, то он личная собственность. Если оформить коммерческое предприятие и передать ему в собственность дом (отель), то и дом станет частной собственностью.

Поэтому либо при переводе произошло путывание личной и частной собственности (дело в том, что в английском языке и личная и частная обозначаются одним словом private), либо сам Маркс постоянно путал эти понятия. Если внимательно почитать тексты самого Маркса, то станет ясно, что Маркс не различал понятий личная и частная собственность. Маркс не употреблял понятия личная собственность; у него была «индивидуальная индивидуальная частная собственность», которая, кстати, тоже являлась Ч.С. Словосочетание «личная собственность» Маркс, вообще не использовал.

В другой работе Маркс писал: «Частная собственность, как противоположность общественной, коллективной собственности, существует лишь там, где средства труда и внешние условия труда принадлежат частным лицам. Но в зависимости от того, являются ли эти частные лица работниками или неработниками, изменяется характер самой частной собственности. Бесконечные оттенки частной собственности, которые открываются нашему взору, отражают лишь промежуточные состояния, лежащие между обеими этими крайностями».

Эта цитата — не определение частной собственности, а лишь определяет необходимые, а не достаточные условия ее существования. Маркс заявляет, что частная собственность существует лишь там, где есть частник. То есть, наличие частников есть необходимое условие существования частной собственности. Но он не заявляет, что это и достаточное условие существования частной собственности. То есть если есть частная собственность, то с необходимостью есть и частник. Но это вовсе не означает, что если есть частник, то непременно есть и частная собственность. Наличие в обществе частников еще не говорит о наличии в обществе отнощений частной собственности. А вот наличие в обществе отношений частной собственности говорит о наличии в обществе частников, действующих на основе этих отношений. Но «частники» в обществе могут действовать и на основе других отношений. С другой стороны, индивидуальный предприниматель вполне может быть спекулянтом. Допустимость спекуляции — это одно из проявлений отношений частной собственности в обществе. Но в обществе, где нет отношений частнйо собственности, индивидуальный предприниматель может быть спекулянтом только выйдя за рамки закона.

Согласно Марксу частная «собственность есть распоряжение чужой рабочей силой. Впрочем, — пишет Маркс, — разделение труда и частная собственность, это – тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом – по отношению к продукту деятельности». (Немецкая идеология. Т.3, с.31).

Маркс обличал: «Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества. Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хотим это сделать» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Манифест Коммунистической Партии).

«Частная собственность работника на его средства производства есть основа мелкого производства, а мелкое производство составляет необходимое условие для развития общественного производства и свободной индивидуальности самого работника. Правда, этот способ производства встречается и при рабовладельческом, и при крепостном строе, и при других формах личной зависимости. Однако он достигает расцвета, проявляет всю свою энергию, приобретает адекватную классическую форму лишь там, где работник является свободным частным собственником своих, им самим применяемых условий труда, где крестьянин обладает полем, которое он возделывает, ремесленник — инструментами, которыми он владеет как виртуоз.

Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса своё собственное отрицание. Это — отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землёй и произведёнными самим трудом средствами производства».

Во всех своих работах, посвященных классовому обществу, К. Маркс и Ф. Энгельс исходили из того, что основой эксплуатации человека является частная собственность на средства производства вообще, в странах с господством земледелия — частная собственность на основное средство производства — землю. Отсюда с неизбежностью следовало, что там, где не было частной собственности на средства производства, не могло быть ни эксплуатации человека человеком, ни общественных классов. У Маркса в некотором отношении частная собственность — причина, а эксплаутация — следствие.

Маркс предупреждает, что частная собственность будет существовать на протяжении всей коммунистической эпохи (в упразднённом виде), пока слой за слоем будут уничтожаться производственные отношения, составляющие её сущность.

«…Историческое назначение капитала будет выполнено тогда,…когда прекратится такой труд, при котором человек сам делает то, что он может заставить вещи делать для себя, для человека». ( ) Эпоха уничтожения частной собственности сопоставима не с периодом капитализма, а со всей предыдущей эпохой развития частной собственности. В силу ускорения эволюционно-социальных процессов эпоха уничтожения частной собственности по времени займёт всё-таки меньший период, чем период её развития и окончательного формирования. Далее в рукописи перечеркнуто: «Действительная частная собственность есть как раз самое всеобщее – нечо, что не имеет никакого отношения к индивидуальности и даже прямо разрушает ее (попытка Маркса выделить из понятия частная собственность рентообразующую собственность — С.М.). Поскольку я проявляю себя как частный собственник поскольку я не проявляю себя как индивид – тезис ежедневно доказываемый браками по расчету».

Итак, Маркс не дал определения частной (как рентообразующей) собственности. Например, Маркс считал что частной собственностью является сюртюк. В других своих работах Маркс скорее рассматривал частную собственность только как собственность на средства производства. То есть, частная собтвенность означала владение средствами производства, в то время как индивидуальная частная собственность не включала в себя средства производства. Согласно Марксу, в коммунистическую эпоху частная собственность продолжает существовать в «упразднённом виде», в форме присвоенных «объединившимися индивидами» производительных сил и присвоенных пролетариатом в целом — производственных отношений.

Маркс о частной собственности

Маркс прекрасно знает, что проблема собственности свойственна не только капитализму. Маркс никогда не характеризует капитализм именно как систему, основанную на частной собственности. Он лишь отмечает, что частная собственность получает наибольшее развитие и последовательное выражение в эпоху господства капитала. Принцип частной собственности торжествует при капитализме. Маркс хорошо знает, что частная собственность не есть изобретение буржуазии. Но чем же тогда отличается именно капиталистический режим и почему уничтожение частной собственности так важно для коммунистов и социалистов?

Для Маркса важно понятие производственных отношений. Отношения собственности, по Марксу, есть только одно из выражений совокупной системы производственных отношений. Это юридическая форма оформления и закрепления определенной системы производственных отношений.

Производственные отношения, в свою очередь, должны отражать определенный уровень развития производственных сил. Когда они вступают в противоречие с развитием производственных сил, неизбежны перемены. Надо менять организацию производства, методы управления экономикой и в конечном счете организацию общества в целом. Система должна соответствовать достигнутому уровню технологического развития, иначе она погружается в кризис. Трансформация докапиталистической частной собственности в капиталистическую была очень болезненным процессом, сопровождавшимся экспроприацией мелких собственников. Отсюда знаменитый тезис об экспроприации экспроприаторов. Буржуазия, которая постоянно говорит о священном и нерушимом праве собственности, сама строит свое состояние на безжалостном, грабительском захвате чужого имущества — крестьянского, феодального, позднее государственного, народного.

Мы все хорошо знаем про разграбление советской государственной собственности, помним знаменитое словечко «прихватизация». Чего не понимает современный обыватель (как отечественный, так и западный), так это того, что в Европе и Америке классическая буржуазная собственность формировалась ровно такими же методами, зачастую даже более жестокими и сомнительными с точки зрения законности. В этом была суть первоначального накопления капитала.

Грабили, конечно, и до капитализма — в древности, в Средние века. Грабили кого могли и как могли. Тем не менее грабеж капиталистический имеет совершенно другую природу. Капитализм — это система, которая подчиняет производство и обмен логике накопления капитала. Правящий класс в любом обществе контролирует прибавочный продукт. Но как он его контролирует? Для древности, будь то даже Древний Рим с весьма развитым товарным производством, накопление капитала не было сутью экономики. Стремились не к накоплению, а к богатству. Тем более это относится к Средневековью. В такой системе прибавочный продукт изымается для того, чтобы обеспечить содержание правящего класса и государства. В этом смысле капитализм отличается качественно от других систем, потому что он изымает прибавочный продукт не для того, чтобы содержать капиталистов, не для потребления правящего класса, даже не для того, чтобы содержать государство. Это скорее является побочным моментом. Государство нужно содержать для того, чтобы оно поддерживало капитализм, а не наоборот. Главное — накопление капитала, которое становится самоцелью.

Производство, которое, конечно, первично по отношению к обмену (если бы не было производства — нечего было бы обменивать), оказывается функционально подчинено обмену, а обмен стратегически подчинен накоплению.

В данном случае мы не видим особых различий между Вебером и Марксом. Вебер, когда пишет про протестантизм и дух капитализма, тоже подчеркивает, что частная собственность и частное предпринимательство существовали задолго до буржуазного порядка. Он называет это примитивным капитализмом. Однако эти структуры не порождали капитализм в современном смысле слова.

Был торговый капитал (его можно обнаружить и в средневековой Италии и в Древнем Риме, в восточных городах), но он не порождал капитализма как системы. По Веберу, переворот происходит тогда, когда приходит протестантская этика, требующая скромности, подчинения предпринимателя интересам своего предприятия, ответственности, рационализма. На первый план у Вебера выдвигается культурный момент и факторы, связанные с культурной организацией общества. На самом деле, на мой взгляд, Вебер лишь дополняет Маркса. Этика скромности, воздержания, рациональности становится необходима именно потому, что буржуазия начинает эволюционировать, превращаясь из сословия торговцев и ремесленников в класс капиталистов. Собственник становится предпринимателем. Новая мораль позволяет высвободить средства для накопления. Протестантская буржуазная религия, в сущности, благословляет накопление. Фатализм протестантской религии предполагает полное предопределение. Тем самым предприниматель подчиняет себя предприятию, связывает свою судьбу с судьбой своего дела и заранее отдает себя на волю не контролируемых им рыночных сил, которые выступают как орудие божественного предопределения. Невидимая рука рынка у Адама Смита не более чем способ рациональным языком описать ту самую протестантскую веру в предопределение.

Когда складывается капитализм монополистический, действуют уже крупные концерны, контролирующие или делящие рынок, капиталист уже может позволить себе личное потребление. Тут работают уже такие огромные капиталы, что растратить их в казино или на любовниц невозможно. Зато выдвигаются на первый план такие понятия, как власть, контроль.

Легко заметить, что буржуазная идеология, не обращаясь непосредственно к теме капитала и собственности, полностью подчиняет им индивида. Когда Маркс призывает уничтожить частную собственность, он прежде всего заботится об освобождении личности. Неприятие частной собственности у Маркса имеет глубокие философские корни и несводимо к его политическим или даже экономическим взглядам. Речь идет об освобождении личности от тирании капитала, об освобождении живого от власти мертвого.

В конце советского периода было сделано несколько попыток реабилитировать частную собственность в рамках ортодоксальной марксистской идеологии, однако, как показала, в частности, комичная дискуссия вокруг русского перевода слова Aufhebung, из этого ничего не получается. Другое дело, что призыв к уничтожению частной собственности у Маркса обусловлен определенными историческими обстоятельствами. Не потому уничтожить, что вообще частная собственность есть зло, а потому, что она исчерпала или, во всяком случае, на определенном этапе истории исчерпает себя как инструмент развития человеческого общества. Структура собственности должна быть адекватна производительным силам. Она должна быть адекватна не только технологии, но и задачам, которые ставит перед собой общество.

С 20-х годов идет дискуссия о том, изжила себя частная собственность для решения задач общества в XX веке или нет. Какова альтернатива частной собственности? И главное, поможет ли эта альтернатива более эффективно решать стоящие перед обществом задачи?

Уже в 1920-е годы начинается спор о рыночном социализме. Одним из первых, кто говорил о возможности создания экономики без частной собственности, но на основе рынка, был итальянский исследователь Бароне, которого никак нельзя отнести к марксистам. Он математически рассчитал, что после того, как марксисты ликвидируют частную собственность, основной единицей экономического развития станет предприятие, а не фирма. Если рыночные или хотя бы товарно-денежные отношения сохранятся, то эти предприятия могут оказаться, и скорее всего окажутся, в конкурентных отношениях между собой. Предприятия, а не капиталистические фирмы, в этом принципиальная разница. Получается своеобразная система, где без конкуренции капиталов сохраняется конкуренция товаров, соревнование между предприятиями.

С другой стороны, либералами был приведен аргумент, который мы можем услышать даже сейчас: частное предприятие всегда эффективней любой формы государственного предпринимательства. Предполагается, что государственный чиновник управляет не своими деньгами, а предприниматель управляет своими собственными, поэтому предприниматель ответственен, эффективен, а государственный чиновник безответственен и неэффективен. К этому добавляют второй аргумент: частное предприятие живет на свои деньги, а государственное может получать дотации, субсидии. И к тому же всегда существует политическое давление на правительство, чтобы оно поддерживало компании общественного сектора — тем самым решало проблемы безработицы, социального развития и т.д. А они решаются за счет эффективности.

То, что решения, принимаемые государственными чиновниками, часто неэффективны, этим никого не удивишь. Другое дело, что история частного бизнеса, особенно в XX веке, полна примерами безумной неэффективности. И что особенно важно, на протяжении XX века нарастает количество примеров, когда неэффективное решение очень долго не наказывается рынком. Это относится как к государственным неэффективным решениям, так и к неэффективным решениям в частном секторе. Наказание наступает тогда, когда ситуация уже абсолютно выходит из-под контроля, и тогда за ошибки, совершенные частными инвесторами, расплачивается все общество, потому что проблема становится столь большой, что необходима мобилизация общественных фондов для ее решения. За счет конкретного предпринимателя, совершившего ошибку, исправить ситуацию нельзя, платит государство. Классическим примером была история с банкротствами инвестиционных фондов в США. Один из таких фондов занимался скупкой и продажей акций других компаний, в масштабах уже всей планеты, он накопил долгов столько, что это превосходило в совокупности существовавший на тот момент долг России, Венгрии и Польши, Болгарии, Румынии и еще полдюжины стран «третьего мира». После российского дефолта он обанкротился. Но поскольку корпоративный крах таких масштабов означал бы уже крушение всей мировой банковской системы и фактически ликвидацию мировой экономики, то все мировое финансовое сообщество разбиралось с долгами одной фирмы. Государственные структуры принудили крупнейшие частные банки, европейские и японские прежде всего, чтобы те отдали часть своих активов на решение проблемы. Большая часть этих долгов была погашена, частично списана, частично выплачена. Ситуация стабилизировалась. Иными словами, ошибку совершают одни, а расплачиваются совершенно другие. Причем расплачиваются те, кто был более ответственен. И расплачиваются именно своими деньгами. Это как раз типично для современного капитализма: прибыли приватизируются, издержки и убытки социализируются.

Почему это происходит? Потому что либеральная аргументация не имеет никакого отношения к экономической реальности XX века. Известный американский экономист Дж.К. Гэлбрейт в 1960-е годы написал про «революцию менеджеров». Компании стали слишком велики, капитал огромен и деперсонифицирован. Даже если речь идет о Билле Гейтсе и других богатейших людях планеты, которые в теории сами контролируют свой капитал, они просто физически не могут сами принимать все основные решения. На это не хватит жизни одного человека. Лично принимают решения лишь финансовые спекулянты, играющие на бирже, не вкладывающие средства в долгосрочные стратегические проекты. Вот они чаще всего и ошибаются, во всяком случае именно на их совести большая часть знаменитых катастроф и крахов последних 80 лет.

Самый большой и неприятный секрет либеральной экономики состоит в том, что основными потребителями всевозможных дотаций и субсидий являются не государственные, а как раз частные предприятия. Иначе и не может быть в рамках буржуазной системы: правящий класс использует свои привилегии и политическое влияние для того, чтобы поправить свое материальное положение. Вопрос о дотациях и субсидиях легко поддается решению на законодательном уровне. Однако именно корпоративное лобби, которое неизменно возмущается субсидированием жилищного сектора, образования, здравоохранения или тратой государственных средств на социальные программы, категорически возражает против того, чтобы государство прекратило субсидировать частное производство и развитие за свой счет инфраструктуры, которую потом может бесплатно использовать бизнес.

Корпорации вынуждены создавать менеджерские, технократические, а на самом деле — бюрократические структуры. Никто уже не работает только со своими деньгами. Менеджеры работают с деньгами капиталистов, предприниматели работают с деньгами банков, а банки с деньгами клиентов. И вообще, вопрос об эффективности решений в сложной системе уже никак не соотносится с тем, работают люди со своими деньгами или с чужими.

Собственность в системе производственных отношений

Собственность – это система исторически изменяющихся объективных отношений между людьми в процессе производства, распределения, обмена, потребления, характеризующих присвоение средств производства и предметов потребления.

Собственность, по определению К. Маркса, есть отношение к условиям производства как к своим, и осуществляется она только через само производство[1].

В любом обществе отношениям собственности на средства производства принадлежит ведущая роль, обусловленная тем, что основу экономической жизни общества образует совершающийся в определенной исторической форме процесс производства, который невозможен без соответствующих материальных факторов.

Собственность на средства производства характеризует сущность социально-экономических отношений, господствующих в данном обществе. Она определяет форму, посредством которой рабочая сила приводит в действие средства производства и осуществляет процесс труда. «Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но, находясь в состоянии отделения друг от друга, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные эпохи общественного строя»[2].

Собственность на средства производства выражает экономические различия и характер взаимоотношений между разными социальными группами.

Каждая общественно-экономическая формация характеризуется свойственными ей формами собственности. Данному уровню развития производительных сил соответствуют специфические исторические отношения собственности. Поэтому собственность нельзя рассматривать как самостоятельное отношение, независимое от исторически определенного способа производства. «В каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при совершенно различных общественных отношениях»[3].

Хотя в «Капитале» Маркс глубоко исследует буржуазные формы собственности, проблема собственности не выделена в особую проблему.

В ранних произведениях К. Маркса, особенно в работах, где он полемизирует с французским мелкобуржуазным социалистом П. Ж. Прудоном, содержатся прямые высказывания по проблемам исследования собственности.

К. Маркс в рукописях 1844 г., анализируя отчужденный труд, пишет: «…хотя частная собственность выступает как основа и причина отчужденного труда, в действительности она, наоборот, оказывается его следствием…»[4] Он подчеркивает, что отчуждение труда проявляется не только в готовом продукте, но и главным образом «в самом акте производства, в самой производственной деятельности»[5]. Этот вывод основывается на более фундаментальном положении о том, что труд является сущностью, творческой причиной собственности[6].

Уже в этой ранней работе К. Маркса содержатся фундаментальные положения о том, что отношение частной собственности – это труд, капитал и их взаимоотношение.

К. Маркс достаточно ясно высказывался по вопросам природы собственности, ее места в системе производственных отношений и метода ее исследования в связи с оценкой работы Прудона.

Анализируя книгу Прудона «Что такое собственность?», Маркс писал: «Уже само заглавие указывало на недостатки книги Прудона. Античные “отношения собственности” были уничтожены феодальными, а феодальные – “буржуазными”. Сама история подвергала таким образом критике отношения собственности прошлого»[7].

Логические и исторические границы экономического содержания собственности представлены К. Марксом в первом отделе первого тома «Капитала». В этом отделе Маркс рассматривает собственность только в форме буржуазной собственности.

Собственность нельзя оторвать от категорий «товар» и «капитал». К. Маркс неразрывно связывал собственность с товарным и капиталистическим производством и прямо писал, что в той мере, в какой товарное производство превращается в капиталистическое, в той же самой мере собственность товарного производства превращается в закон капиталистического присвоения[8].

К. Маркс относил собственность к области экономических (базисных) отношений. Это он разъясняет в письме В. И. Засулич о генезисе капиталистического способа производства. Маркс писал: «Частная собственность, основанная на личном труде, вытесняется капиталистической частной собственностью, основанной на эксплуатации чужого труда, на труде наемном»[9].

Собственность, в том числе и собственность на средства производства, – категория сложная, имеющая различные уровни развертывания своего содержания, характер и способ соединения непосредственных производителей со средствами производства образует первую ступень экономического содержания собственности на средства производства. И в этом экономически конкретизированном смысле их содержание совпадает, поскольку в способе соединения собственность находит свое конкретное экономическое содержание. Именно в этом смысле собственность можно назвать основным отношением.

Поиски экономического содержания собственности на средства производства привели многих авторов к тому, что в качестве ее конкретного экономического содержания все чаще стали выдвигать способ соединения непосредственных производителей со средствами производства.

В «Курсе политической экономии» Н. А. Цаголов и многие другие экономисты считают основным производственным отношением способ соединения производителей со средствами производства[10].

Собственность как весьма сложное экономическое явление развертывает свое экономическое содержание на различных уровнях. Поэтому необходимо системное исследование содержания собственности.

Феномен собственности охватывает сложную совокупность общественных отношений, важнейшими из которых являются экономические и правовые.

Лишение системы экономических отношений присвоения собственных, то есть экономических, форм проявления, с одной стороны, и лишение юридической формы собственности собственного, то есть юридического, содержания – с другой, является отрывом собственности от производственных отношений.

Собственность как сложное отношение (подсистема отношений), как исовокупность отношений владения, распоряжения, пользования, реализуется через всю систему экономических отношений данного общества, и, следовательно, познать ее экономическое содержание и закономерности движения возможно лишь через исследование всей системы экономических отношений.

В советской политико-экономической литературе имели место длившиеся десятилетиями, особенно с середины 60-х до конца 80-х гг., методологические дискуссии по поводу уточнения категориального определения собственности, выявления ее места в системе производственных отношений. Несмотря на абстрактно-схо-ластический характер этих дискуссий, ведущий к отрыву экономической теории от хозяйственной практики, советскими эконо-мистами тем не менее был сделан значительный вклад в разработку целостной политико-экономической концепции собственности.

Положение дел существенным образом изменилось в начале 90-х гг. Экономическая наука, как и обществоведение в целом, оказалась в глубоком системном кризисе. В российских вузах вместо политической экономии стали изучаться предметы нового толка: «Экономика», «Рыночная экономика», «Экономическая теория» и т. п. «Экономическая теория», как известно, нацелена на изучение функциональных связей, количественных зависимостей только одной экономической системы – рыночной – на той ступени ее развития, когда она стала зрелой системой, достигла своей классической формы. В результате этого остаются без анализа фундаментальные проблемы историко-экономического процесса (в том числе проблемы собственности), а следовательно, все многообразие теоретических воззрений, определяющих этот процесс.

Между тем научный статус политической экономии определяется прежде всего тем, что она дает целостное представление об условиях и формах экономической деятельности людей. Особенность политико-экономического исследования состоит в том, чтобы рассматривать все экономические и социально-политические явления и процессы с точки зрения: а) причины возникновения; б) законов развития; в) всесторонней взаимосвязи; г) условия отмирания. Отсюда проистекает специфика предмета политической экономии – она исследует качественное своеобразие, структуру и особенности развитых типов экономических систем, их закономерную смену в ходе исторического развития. В этой связи чрезвычайно важное методологическое значение имеет понимание ключевой роли собственности в историко-экономическом процессе. Дело в том, что в любую эпоху собственность выступает в качестве существенного элемента экономической системы. Однако сущность самой собственности, ее места и роли в экономической системе трактуется по-разному.

Как известно, в советской политэкономии сложились два главных направления исследования собственности, каждое из которых имеет свои отличительные особенности. В рамках первого направления собственность рассматривается как экономическая категория (одновременно признается правовой статус собственности). Причем внутри первого направления, в свою очередь, сформировались два подхода к трактовке собственности: ограничительный и расширительный. Согласно ограничительному подходу собственность является главным конституирующим элементом экономической системы, в которой она выступает в качестве отдельного (исходного и основного) производственного отношения. С точки же зрения расширительного подхода собственность сама по себе вообще не может выступать в качестве отдельного, самостоятельного производственного отношения, поскольку она, будучи условием и результатом общественного процесса производства, охватывает всю систему производственных отношений, в пределах которой развертывается ее экономическое содержание.

В рамках второго направления, напротив, собственность рассматривается как юридическая категория, как правовой феномен, означающий фактическую принадлежность вещей (независимо от того, оформлена ли она в нормах права или нет). Собственность как волевое (правовое) отношение представляет собой не отношение определенных субъектов к средствам производства, а отно-шение между ними по поводу владения, пользования и распоряжения средствами производства, где воля одних лиц так или иначе выступает границей для воли других. Иначе говоря, собственность сама по себе (только как волевое отношение) не содержит никакого экономического содержания. Такое содержание собственность получает извне, из производственных отношений.

Несмотря на сближение позиций участников дискуссии, тем не менее полного единства достигнуто не было. Вряд ли правильным будет резкое противопоставление юридических и экономических сторон собственности, поскольку они диалектически взаимосвязаны между собой и при соответствующих условиях переходят друг в друга. По сути своей собственность выступает в качестве интегрирующего, связывающего звена экономических отношений. Вся совокупность этих отношений распадается на две большие группы: 1) отношение между человеком и природой; 2) отношение между людьми. В конечном счете данные отношения складываются по поводу присвоения и соответственно отчуждения материальных благ и услуг.

В этой связи чрезвычайно важно отметить два существенных момента. Во-первых, будучи не только результатом, но и условием процесса производства и воспроизводства, собственность неразрывно связана с производственными отношениями. Вследствие непрерывного функционирования последних, с одной стороны, она постоянно находится в движении, наполняется реальным (экономическим) содержанием. С другой стороны, содержание собственности выражается в многообразных формах (товаре, деньгах, прибыли, проценте, ренте и т. д.). В этом смысле она охватывает всю совокупность производственных отношений.

Во-вторых, собственность всегда характеризует социальную принадлежность объектов присвоения – отчуждения, то есть исторически определенную систему отношений между собственниками и непосредственными производителями, а также между самими собственниками. Данные отношения по сути своей являются волевыми (правовыми) отношениями. Собственность как социально-волевое отношение закрепляется в законодательном порядке и обретает юридический статус. В этом качестве собственность выступает как юридическое выражение производственных отношений.

Собственность как социально-волевое отношение (право собственности) и свойственные ему нормы права может соответствовать или, напротив, входит в противоречие с существующими производственными отношениями, поскольку нормативно-правовые акты, регулирующие экономическую деятельность, с течением времени устаревают и перестают отвечать потребностям общественного развития.

Собственность как социально-волевое отношение (право собственности) является результатом взаимодействия многообразных факторов.

Решающий среди них, конечно же, фактор материально-произ-водственный. Поэтому и собственность неразрывно связана прежде всего с производственными отношениями (хотя, разумеется, и не единственно с ними). Собственность как экономическая категория охватывает всю систему производственных отношений, как юридическая же категория она фиксирует факт социальной принадлежности тех или иных объектов определенным лицам, юридическую форму данной принадлежности (в этой связи различаются частная, государственная, смешанная и т. п. формы собственности).

Итак, собственность представляет собой двойственный феномен. С одной стороны, она характеризует социально-экономи-ческую форму процесса присвоения – отчуждение условий и результатов производства, с другой – социально-правовую форму данного процесса (форму социальной принадлежности тех или иных объектов определенным лицам), то есть юридическую (волевую) форму выражения производственных отношений.

Поскольку собственность играет ведущую, ключевую роль в экономической системе, постольку вся совокупность производственных отношений, их специфика и динамика развития предопределяются отношениями собственности. В силу этого основным вопросом политической экономии является вопрос о главном, сущностном отношении, свойственном экономической системе, то есть об отношении между собственниками условий производства и непосредственными производителями по поводу факторов и результатов общественного производства.

Что же касается качественных преобразований отношений собственности современной России, то они осуществлялись в русле проводившейся политики «шоковой терапии» с целью создания капиталистически ориентированной (либерально-рыночной) многоукладной экономики. Основные элементы «шоковой терапии» –либерализация цен, приватизация и макроэкономическая стабилизация. Все это привело не к созданию нормального классического рынка, а к развалу экономики и обнищанию подавляющего большинства населения России. Реформаторы надеялись, что будет солидное поступление в бюджет страны в виде доходов от приватизации, реструктуризации народного хозяйства (что позволит снизить бремя оборонных расходов и эффективно провести конверсию), либерализации внешней экономической деятельности и интеграции российской экономики в мировую хозяйственную систему, и рассчитывали получить за счет этого крупные инвестиции.

Реформаторы предполагали, что первоначально население ощутит определенные тяготы и лишения, связанные с падением темпов экономического роста. Но уже через несколько месяцев якобы произойдет стабилизация, начнется бурный экономический подъем. Однако реальные результаты оказались совершенно иными, прямо противоположными тем, которых намеревались достигнуть.

Об этом красноречиво свидетельствуют следующие факты. Экономический потенциал страны фактически наполовину разрушен. Подобного разрушения не наблюдалось даже в годы второй мировой войны. Произошел колоссальный спад промышленного производства – более чем на 50 % (для сравнения: во время Великой депрессии 1929–1933 гг. в США он составил 35 %). Огромный ущерб нанесли также и сельскому хозяйству. Была разрушена его материально-техническая база, резко сократилось производство сельскохозяйственной продукции, и как следствие возникла угроза национальной безопасности в продовольственной сфере (доля импортируемого продовольствия в общем объеме потребления продуктов питания превысила 60 %). В результате Россия из индустриально-аграрной страны превратилась в сырьевую.

Радикальное преобразование в экономике обусловили и предопределили, в свою очередь, коренные изменения в других сферах общественной жизни – социальной, политической и духовной. Все эти преобразования иначе как революционными назвать нельзя, так как любые крупномасштабные социально-экономические изменения в столь рекордно короткие сроки никак не могут быть эволюционными. Провозглашенная установка на деидеологизацию общественной жизни фактически приобрела форму буржуазнойидеологии, выражающейся в ненависти к марксистской идеологии и советской действительности.

Сегодняшняя действительность убедительно свидетельствует о том, что современная экономика России находится в состоянии системного кризиса. Он явился закономерным «шокотерапевтическим» курсом хозяйственных преобразований. К числу причин, обусловивших подобный кризис, следует отнести, во-первых, неадекватную оценку реформаторами столь масштабного трансформационного процесса, происходящего в современной России; во-вторых, отсутствие четко выраженной экономической программы; в-третьих, полное игнорирование позитивных наработок виднейших экономистов-ученых; в-четвертых, подмену целей реформы средствами ее достижения; в-пятых, избрание модели рыночной экономики времен «дикого капитализма» со всеми присущими ему атрибутами, чудовищным ограблением народа в ходе ускоренного передела государственной собственности и первоначального накопления капитала, резкой имущественной дифференциацией общества; в-шестых, отсутствие четкой идеологической определенности в построении нового общества в России. В этой связи возникает необходимость кардинального переосмысления грубых ошибок и принципиальных просчетов выбранного курса реформ.

[1] См.: Маркс, К. Энгельс, Ф. Соч. – т. 46. – ч. I. – с. 482–483.

Это интересно:

  • Закон о не продаже алкоголя по пятницам К чему приведет запрет продажи алкоголя по пятницам Идея ввести запрет продажи алкоголя населению по пятницам уже давно возникла у депутатов Госдумы. Большое количество людей в стране имеют привычку расслабляться в конце рабочей недели, употребляя пьянящее горючее. Они не чувствуют меры […]
  • Надо ли платить налог при продаже машины Налог с продажи автомобиля в 2018 году Добрый день, уважаемый читатель. Каждому автовладельцу рано или поздно приходится столкнуться с необходимостью продажи собственного автомобиля. Причины продажи могут быть совершенно разными, однако сегодня речь пойдет не о них. Думаю, для Вас не […]
  • Образец заявления о расторжении договора аренды земельного участка Образцы заявлений 09.04.2014 10:53 Образец заявления о расторжении договора аренды земельного участка и предоставлении земельного участка в собственность бесплатно ОБРАЗЕЦ 4 ЗАКОН 66-З ЗАЯВЛЕНИЕ о расторжении договора аренды земельного участка и предоставлении земельного участка в […]
  • Нет доступа к редактору реестра Как получить полный доступ к разделу реестра Содержание Причины отсутствия доступа к реестру В некоторые разделы реестра Windows 7 изменения не может внести даже администратор, работающий в редакторе реестра, который запущен с полными правами. Это происходит потому, что у группы […]
  • Расписка в задолженности Расписка о возврате денежных средств - образец Меня один хороший знакомый просит одолжить ему деньги на несколько месяцев. Хочет одолжить сумму в иностранной валюте. Я согласен ему дать заем на один год. Как говорится дружба дружбой, а все финансовые дела должны быть зафиксированы на […]
  • Прекращение гражданства рб Посольство РБ в РФ Игорь Петришенко Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации Выход из гражданства Республики Беларусь На основании статьи 32 Закона Республики Беларусь от 1 августа 2002 г. «О гражданстве Республики […]
  • Служебная записка на сторожа Как правильно оформить докладную записку. Конкретные примеры Внутренняя информация распространяется с помощью специальных информационно-справочных документов, одним из видов которых является докладная записка. С ней обращаются к людям, занимающим вышестоящие должности, с тем, чтобы […]
  • Заявление на зачисление денег на счету Перечисление зарплаты на карту: образец заявления За свою работу персонал получает заработную плату. В соответствии с трудовым законодательством положенные деньги можно принимать не только наличными, но и на карточку. Такое право есть у любого работника. Но для этого ему необходимо […]

Author: admin