Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

Международные уголовные суды виды

Публикации

Ингрид Бёрк, РАПСИ

Пятнадцать лет назад был принят Римский статут Международного уголовного суда (МУС). Это событие стало поворотным моментом в сфере международного уголовного права. На основании документа был образован первый в своем роде постоянный международный трибунал, обладающий правом и полномочиями проводить расследования по наиболее серьезным преступлениям, совершаемым в мире.

Об истории МУС, пути его развития с момента принятия Римского статута и воплощения в жизнь идеи создания суда РАПСИ рассказали Уильям Шабас (William Schabas), профессор международного права Университета Миддлсекс и автор книги «Международный уголовный суд: комментарий к Римскому статуту», а также Питер Эрлиндер (Peter Erlinder), профессор права юридической школы Уильяма Митчелла, в прошлом главный защитник при Международном трибунале по Руанде.

История МУС

Римский статут стал правовой основой при создании Международного уголовного суда. Документ был принят 120 государствами 17 июля 1998 года и вступил в силу после ратификации половиной из них в июле 2002 года.

В преамбуле статута говорится о том, что «наиболее серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества, не должны оставаться безнаказанными». Соответственно, в документе перечисляются виды правонарушений, подпадающих под юрисдикцию суда: геноцид, военные преступления, преступления против человечности. Примечательно, что изначально в этом списке значилась также агрессия, однако до недавнего времени статус этого вида преступления оставался неопределенным. Ясность появилась лишь в 2010 году, когда после встречи в городе Кампала (Уганда) была принята резолюция о внесении изменений в Римский статут с целью дать определение агрессии и создать условия для распространения юрисдикции МУС и на этот вид преступления. Согласно обнародованным после встречи в Кампале официальным документам, государства, чьи голоса предопределили будущее резолюции, должны принять решение о расширении юрисдикции МУС после 1 января 2017 года.

Римский статут уполномочивает прокурора МУС проводить расследования по собственной инициативе (proprio motu) «на основании информации о преступлениях, находящихся в юрисдикции суда». Если после изучения этих сведений прокурор приходит к выводу о наличии оснований для проведения расследования, он может обратиться за санкцией на проведение расследования в соответствующую палату суда.

Кроме того, МУС согласно Римскому статуту вправе заниматься теми преступлениями, на которые внимание прокурора могут обратить либо страна-участник статута, либо Совет Безопасности ООН.

На сегодняшний день 18 дел было открыто по восьми проблемным ситуациям, которые были представлены перед судом. Все эти ситуации имеют отношение к африканскому континенту и касаются Уганды, Демократической республики Конго, Судана (Дарфура), Центрально-Африканской Республики, Кении, Ливии, Кот-д’ Ивуара, Мали. На сайте МУС говорится о том, что предварительные расследования в настоящее время проводятся по фактам в гораздо более широком диапазоне стран, в числе которых Афганистан, Грузия, Гвинея, Колумбия, Гондурас, Корея и Нигерия.

МУС и наследие международного уголовного права

Идея создания постоянного суда наподобие МУС вынашивалась десятилетиями, говорит Уильям Шабас. По его словам, временные и специальные трибуналы ad hoc, которые создавались в том числе для расследования преступлений, совершенных во время геноцида в Руанде и в ходе балканских войн 1990-х годов, стали первыми ступеньками на пути создания МУС.

В целом, говоря о том, что стало определяющим фактором при создании суда, оба эксперта РАПСИ обращают внимание на политизацию международного правосудия: ожидалось, что с появлением МУС эта проблема будет решена.

По мнению Уильяма Шабаса, существовавшие опасения в контексте международного права еще более усилились в связи с дискуссией о реформе Совета Безопасности ООН, который задавал политический вектор международного правосудия. «Многие государства хотели вывести вопросы международного правосудия из-под контроля Совета Безопасности. Добиваясь этого, они заявили, что предлагаемый суд должен быть полностью независимым от политического влияния, но, как выясняется, это оказалось непосильной задачей», — отметил эксперт, добавив, что в основе суда в итоге лежит миф о том, что он независим, что он существует вне политики. «Политика – неотъемлемая часть международного правосудия», — заключает Шабас.

Эрлиндер говорит, в свою очередь, о том, что историю международного уголовного права омрачает уклон к «праву победителя» и что эта концепция тесно связана с теорией, согласно которой в международном уголовном праве не остается места для такого понятия как суверенитет. «Суверенитет государств, независимо от их значимости, — наследие международного уголовного права, основными вехами в истории которого стали Вестфальский мир, заключенный в 17 веке после 30-летней войны, и Устав ООН, который был принят после войны в Европе и атомной бомбардировки [Хиросимы и Нагасаки]. Но уголовное преследование физических лиц международным органом противопоставляется концепции национального суверенитета и приводит к появлению наднационального «суверенитета», — отмечает эксперт.

Говоря о «праве победителя», Эрлиндер обращает внимание на то, что трибуналы, наподобие Нюрнбергского, появившиеся после Второй мировой войны, при всей их значимости в истории, практически ничего не сделали для обеспечения надлежащего равенства перед законом победителей и побежденных.

Международному уголовному трибуналу по Руанде (учрежден в соответствии с резолюцией 955 Совета Безопасности ООН – РАПСИ) и Международному трибуналу по бывшей Югославии – (МТБЮ, учрежден в соответствии с резолюцией 827 Совета Безопасности ООН — РАПСИ), по мнению Эрлиндера, также не удалось отойти от концепции «права победителя». В подтверждение своей точки зрения он указывает на воспоминания бывшего прокурора МТБЮ Карлы дель Понте, согласно которым МТБЮ подчинялся интересам НАТО и США, в то время как Международный уголовный трибунал по Руанде стал скорее инструментом сокрытия преступлений во время геноцида в Руанде.

По его мнению, подобные эксперименты Совета Безопасности по созданию специальных трибуналов вряд ли бы имели место, если бы не развалился Советский Союз или если бы Россия или Китай активнее пользовались правом вето, которым они сейчас воспользовались в ситуации с Сирией.

Принимая вызов

С появлением МУС проблема политизации международного правосудия стала еще более насущной, полагает Уильям Шабас. Роль, которая сегодня отводится прокурору суда, он оценивает скептически, не веря в связи с этим, что Международный уголовный суд в состоянии решить проблему. «Все стало еще сложнее… В настоящее время прокурор (суда) принимает решение о проведении расследования и при этом категорически отрицает наличие какого-либо политического влияния. Однако анализ (принимаемых им) решений показывает, что на самом деле прокурор принимает во внимание политические тенденции. Впрочем, вряд ли этому стоит удивляться», — говорит эксперт.

Эрлиндер настроен так же скептически, отмечая, что ни один международный орган не существует в политическом вакууме, тем более когда есть более могущественные страны наподобие США, которые противопоставляются остальным, менее сильным. «Во время 30-летней войны Ришелье как-то сказал: «Могущественные страны (и их руководители) всегда правы…» Предполагалось, что идея национального суверенитета, предложенная Гуго Гроцием, и Устав ООН помогут расставить все на свои места. Но Ришелье будет прав до тех пор, пока страны не будут уравнены по своему влиянию и силе», — заключает Эрлиндер.

Успехи и провалы

Говоря об успехах МУС, Шабас ставит на первое место ратификацию Римского статута 122 странами, а также принятие поправки об агрессии в 2010 году. Самой большой неудачей эксперт считает отказ в расследовании преступлений, совершенных в Палестине.

«Я думаю, успех заключается, в основном, в укреплении идеи, что мы договорились о (существовании) норм поведения, соблюдения которых цивилизованный мир требует от национальных лидеров независимо от того, насколько велика, по их мнению, их собственная власть. Самое печальное здесь то, что президент США может спать спокойно, зная, что к нему это не относится», — полагает, в свою очередь, Эрлиндер.

К вопросу о расе и влиятельных друзьях

В мае широкое освещение в прессе получило обвинение МУС в расизме со стороны председателя Африканского Союза и премьер-министра Эфиопии Хайлемариам Десалень. Комментируя этот инцидент, эксперты РАПСИ отмечают, что дело здесь, скорее, не в расизме, а в том, насколько влиятельное у тебя окружение.

«Тот факт, что суд, как это может показаться, перегружен делами, связанными с африканскими государствами, не делает его расистским. Даже если бы суд не обращал внимания на Африку, это ничего бы не изменило… Суд сосредоточен исключительно на Африке, потому что это наименее рискованный для него вариант, и это вполне устраивает такие страны, как США», — полагает Шабас.

Эрлиндер, в свою очередь, также видит очевидный перекос в деятельности МУС в связи с тем, что его подсудимые – поголовно африканцы, и задается вопросом, почему суд не занимается Ираком, Палестиной, Сирией, Пакистаном. «Это вопрос, конечно, к Совету Безопасности ООН», — полагает эксперт. По его словам, подсудимые МУС – это в основном те, кому не хватает поддержки в Совбезе. «Это также объяснение тому, что… НАТО не было привлечено МТБЮ к ответственности за свои преступления. Специальные трибуналы и МУС, судя по всему, создавались для прикрытия безнаказанности, с учетом политических интересов».

§ 8. Международные трибуналы. Международный уголовный суд

Истории известны два выполнивших свои задачи судебных органа, именовавшихся международными военными трибуналами. Они действовали сразу же после окончания Второй мировой войны.

Первым — в соответствии с Соглашением между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции от 8 августа 1945 г. — был образован Международный военный трибунал, призванный выполнить судебные функции в отношении государственных и военных лидеров гитлеровской Германии. Вопросы его организации, юрисдикции и компетенции были решены в приложенном к Соглашению Уставе Международного военного трибунала.

Трибунал состоял из четырех членов и четырех заместителей — по одному от каждого из названных государств. Каждое государство назначило также своего главного обвинителя и соответствующий персонал. Главные обвинители, действовавшие в качестве комитета, выполняли свои обязанности как индиви-дуально, так и в сотрудничестве друг с другом. Для подсудимых были предусмотрены процессуальные гарантии, включая выделение защитников.

Трибунал, согласно Уставу, был наделен правом судить и наказывать лиц, совершивших действия, влекущие индивиду-альную ответственность: преступления против мира (планирование, подготовка, развя-зывание и ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров), военные преступления (действия, нарушающие закон или обычаи войны), преступления против человечности, убийства (истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости в отношении гражданского населения).

Трибунал был создан с ориентацией на неопределенное количество судебных процессов. Его постоянным местонахождением был назначен Берлин, где и состоялось первое организационное заседание 9 октября 1945 г. На практике его деятельность ограничилась Нюрнбергским процессом, проведенным в период с 20 ноября 1945 г. по 1 октября 1946 г. Порядок заседаний и судебного разбирательства был зафиксирован в Уставе и в регламенте. В качестве санкции к виновным предусматривались смертная казнь или другое наказание. Приговор Трибунала считался окончательным, не подлежал пересмотру и приводился в исполнение согласно приказу Контрольного совета в Германии — единственного органа, компетентного изменить приговор и рассматривать ходатайства осужденных о помиловании. Приговор в отношении осужденных к смертной казни после отклонения ходатайства о помиловании был приведен в исполнение в ночь на 16 октября 1946 г.

Генеральная Ассамблея ООН 11 декабря 1946 г. приняла резолюцию, подтвердившую принципы международного права, воплощенные в Уставе Нюрнбергского трибунала и в его приговоре.

Второй Международный военный трибунал был предназна-чен для суда над главными японскими преступниками и получил название Токийского. Его правовой основой был также специально для него принятый группой государств Устав.

Этот Трибунал включал представителей 11 государств — СССР, США, Китая, Великобритании, Франции, Нидерландов, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Индии, Филиппин. Предусматривался лишь один главный обвинитель, назначавшийся главнокомандующим оккупационными войсками в Японии (представитель США); все остальные государства, представленные в Трибунале, назначали дополнительных обвинителей. Токийский процесс был проведен в период с 3 мая 1946 г. по 12 ноября 1948 г. и завершился вынесением обвинительного приговора.

Потенциальная возможность создания новых международных судебных учреждений была зафиксирована в конвенциях о таких международных преступлениях, как геноцид и апартеид. Так, согласно ст. VI Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него лица, обвиняемые в совершении геноцида, «должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении сторон настоящей Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда».

Уникальной по своему характеру можно считать Резолюцию Совета Безопасности ООН 827 от 25 мая 1993 г. относительно учреждения Международного трибунала с целью судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии, где разгорелся трагический для народов вооруженный конфликт. Одновременно был утвержден Устав (Статут) Трибунала1.

Устав определяет юрисдикцию Трибунала в отношении лиц, совершающих серьезные нарушения правил Женевских конвенций 1949 г. и других норм, в том числе такие деяния, как умышленное убийство или причинение тяжелых страданий, пытки и бесчеловечное обращение, взятие гражданских лиц в качестве заложников или их незаконное депортирование, применение видов оружия, предназначенных для причинения излишних страданий, геноцид и т. д.

Трибунал состоит из 11 независимых судей, выделяемых государствами и избираемых Генеральной Ассамблеей ООН на четыре года из представляемого Советом Безопасности списка, а также включает обвинителя, назначаемого Советом Безопасности по рекомендации Генерального секретаря ООН.

В Уставе сформулированы полномочия обвинителя по расследованию и составлению обвинительного заключения, оговорены права подозреваемого, в том числе на услуги адвоката, и права обвиняемого в процессе судебного разбирательства (в соответствии с положениями Международного пакта о гражданских и политических правах). Регламентированы процедура судебного разбирательства и порядок вынесения приговора и назначения наказания в виде тюремного заключения, сроки которого устанавливаются с учетом практики вынесения при-говоров в судах бывшей Югославии. Судебные камеры согласно ст. 20 Устава обеспечивают справедливое и оперативное судебное разбирательство и осуществление судопроизводства в соответствии с правилами процедуры и доказывания при полном уважении прав обвиняемого и надлежащем обеспечении защиты жертв (потерпевших) и свидетелей. Лицо, в отношении которого утверждено обвинительное заключение, заключается под стражу, информируется о предъявляемых ему обвинениях и направляется в место нахождения Трибунала. В ст. 21 зафиксированы права обвиняемого, в том числе на справедливое и публичное разбирательство дела, на защиту себя лично или через выбранного им самим защитника, на пользование бесплатной помощью переводчика и на другие процессуальные гарантии. Тюремное заключение отбывается в государстве, определенном Трибуналом из перечня государств, заявивших о готовности принять осужденных лиц; при этом применяется законодательство соответствующего государства при надзоре со стороны Трибунала. Уже известны первые приговоры Трибунала. Практическая деятельность этого судебного учреждения вызывает критические замечания ввиду селективного подхода и процедурных нарушений в ходе привлечения лиц к ответственности.

В 1994 г. также в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН был создан Международный трибунал по Руан-Де с целью судебного преследования лиц, ответственных за ге-

ноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права в период межэтнического конфликта в Руанде. Положения Устава этого Трибунала в главных чертах аналогичны приведенным выше формулировкам.

На дипломатической конференции представителей ООН по учреждению Международного уголовного суда, состоявшейся в Риме, был принят 17 июля 1998 г. и открыт для подписания Римский статут Международного уголовного суда. Его подписали более 140 государств, из них около 90 его ратифицировали (март 2003 г.). Российская Федерация пока не ратифицировала Статут и не участвует в деятельности Суда. Статут вступил в силу 1 июля 2002 г. На первой Ассамблее государств — участников Статута в сентябре 2002 г. были приняты Правила процедуры и доказывания и документ «Элементы преступлений».

Международный уголовный суд обладает международной правосубъектностью и является «постоянным органом, уполномоченным осуществлять юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества». Он призван дополнять национальные органы уголовной юстиции.

В соответствии со Статутом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: 1) преступление геноцида; 2) преступления против человечности; 3) военные преступления; 4) преступление агрессии. Имеются в виду деяния, совершенные после вступления в силу Статута. Было решено, что Суд начнет осуществлять юрисдикцию в отношении преступления агрессии после принятия общеприемлемого определения этого деяния. Применительно к осуществлению юрисдикции Суда предусмотрена особая роль государства — участника Статута, Совета Безопасности ООН и Прокурора Суда («передача ситуации»). В Статуте сформулированы компоненты применимого права, включая общие принципы уголовного права, и содержание юрисдикции Суда Ё отношении физических лиц. Суд имеет апелляционное отделение, судебное отделение и отделение предварительного производства.

Суд состоит из 18 судей, избранных Ассамблеей государств — участников Статута в феврале 2003 г.

Предусмотрена должность Прокурора, компетентного в возбуждении дел о расследовании и уголовном преследовании.

Статут регламентирует процедуру судебного разбирательства в рамках судебной палаты и апелляционного производства. Обвиняемый присутствует на судебном разбирательстве, имеет право на публичное и справедливое слушание и на гарантии, сформулированные в Статуте в соответствии с положениями ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Предусмотрены различные методы международного сотрудничества и правовой помощи.

Применимые меры наказания — лишение свободы на срок, не превышающий 30 лет, или пожизненное лишение свободы; возможны также штраф и конфискация доходов, имущества и активов, полученных прямо или косвенно в результате преступления. Наказание в виде лишения свободы отбывается в государстве, определяемом Судом из перечня государств, уведомивших Суд о своей готовности принять лиц, которым вынесен приговор. Исполнение наказания осуществляется под надзором Суда.

Международный уголовный суд. Досье

16 ноября президент РФ Владимир Путин подписал распоряжение, согласно которому Россия не станет участником Римского статута МУС

Штаб-квартира МУС в Гааге

ТАСС-ДОСЬЕ. 16 ноября президент РФ Владимир Путин подписал распоряжение, согласно которому Россия не станет участником Римского статута Международного уголовного суда (МУС). Римский статут (Устав), разработанный при участии России, был принят 17 июля 1998 г. в Риме на Дипломатической конференции полномочных представителей, прошедшей под эгидой ООН, и вступил в силу 1 июля 2002 г. Россия подписала документ 13 сентября 2000 г., но не ратифицировала его.

МУС (International Criminal Court, ICC) — первый и пока единственный постоянно действующий международный орган для судебного преследования лиц, совершивших наиболее тяжкие преступления. МУС не является частью ООН и подотчетен странам, ратифицировавшим статут (эти страны берут на себя и финансирование суда).

Государства-участники

К настоящему моменту Римский статут ратифицировали 124 государства (последнее — Сальвадор в июне 2016 г.).

В числе стран, не являющихся участниками статута, США и Китай. США подписали документ во время президентства Билла Клинтона (1993-2001). В 2002 г., когда главой государства был Джордж Буш мл. (2001-2009), было заявлено, что подпись утратила силу. Основной причиной отказа от ратификации была обеспокоенность тем, что расследования могут быть начаты против американских военнослужащих, принимавших участие в операциях в Ираке (2003-2010) и в Афганистане (2001-2014).

Китай не подписывал статут.

Порядок выхода

В Римском статуте предусмотрена процедура выхода государства из состава его участников. Для этого в генеральный секретариат ООН должно быть направлено официальное уведомление. Спустя год после его получения государство официально покидает МУС. Тем не менее даже в этом случае с властей страны не снимаются обязательства по сотрудничеству с судом по ранее возбужденным делам.

Россия не станет ратифицировать Римский статут МУС

Первым государством, заявившем о выходе из МУС, стала Республика Бурунди. Такое решение было принято из-за опасений начала расследования со стороны МУС фактов преступлений, совершенных в республике в ходе политического кризиса, продолжающегося с апреля 2015 г. 12 октября 2016 г. закон о выходе был принят нижней палатой бурундийского парламента, а 18 октября его подписал президент Пьер Нкурунзиза. Официальное уведомление в генеральный секретариат ООН было вручено 27 октября.

Вслед за Бурунди о намерении покинуть МУС заявили 21 октября ЮАР и 24 октября — Гамбия. В частности, власти ЮАР обосновали свое намерение противоречиями между национальным законодательством и Римским статутом, требующим ареста президента Судана Омара аль-Башира в соответствии с ордером, выданным прокурором МУС еще в 2009 г. В то же время в качестве действующего президента африканского государства Башир пользуется правом неприкосновенности, гарантированным ему южноафриканскими властями.

Высший руководящий орган МУС — Ассамблея государств — участников Римского статута, сессии которой проходят один раз в год (при необходимости проводятся специальные сессии). Каждое государство-участник имеет один голос. При невозможности достижения консенсуса решения по важным вопросам принимаются большинством в две трети (решения по вопросам процедуры — простым большинством).

18 судей избираются Ассамблеей на девять лет без права переизбрания, одна треть обновляется каждые три года. Судьи должны представлять разные государства, при этом каждый из пяти регионов (Африка, Азия, Латинская Америка, Восточная Европа, Западная Европа и другие государства) должен быть представлен по крайне мере двумя судьями. При выборе судей Ассамблея руководствуется принципом гендерного равенства.

Судьи работают в составе трех отделений — апелляционного, судебного и отделения предварительного производства. Каждое отделение состоит из нескольких палат. Постановления и решения судебных палат и палат предварительного производства могут быть обжалованы сторонами процесса в апелляционной палате.

Прокурор избирается Ассамблеей на девять лет без права переизбрания (с 2012 г. — этот пост занимает представительница Гамбии Фату Бенсуда). Прокурор вправе начать судебное преследование на основе иска частного лица или общественной организации, не дожидаясь официального заявления со стороны государства. Во избежание риска незаконных преследований его деятельность контролируется палатой предварительного расследования.

Президиум МУС, состоящий из председателя и двух заместителей, координирует повседневную судебно-правовую деятельность суда. Президиума избирается судьями из своего состава на три года с правом переизбрания на один срок. С 2015 г. председателем МУС является Сильвия Фернандес де Гурменди (Аргентина).

За несудебные аспекты деятельности МУС отвечает секретариат.

Штаб-квартира МУС находится в Гааге (Нидерланды), однако он может проводить заседания в любом другом месте. В Нью-Йорке расположено Бюро МУС по связи с ООН.

Рабочие языки — английский и французский.

Компетенция

В настоящее время в компетенцию МУС входит преследование лиц, ответственных за геноцид, преступления против человечности, военные преступления. Юрисдикции МУС подлежат преступления, совершенные после 1 июля 2002 г. на территории государства — участника Римского статута, а также совершенных гражданами таких государств на территории любой другой страны. Если государство, на территории которого произошло преступление, не является участником статута или граждане такого государства подозреваются в тяжких преступлениях, мандат на начало уголовного преследования может выдать Совет Безопасности ООН. Кроме того, государства, не являющиеся членами МУС и заинтересованные в расследовании преступления, совершенного на их территории, могут в специальном заявлении признать юрисдикцию суда в отношении этого преступления.

СБ ООН может приостановить работу суда и действие ордера на арест. Юрисдикция МУС распространяется только на физических лиц. МУС может назначать сроки заключения до 30 лет или пожизненно, выносить смертные приговоры он не имеет права. МУС вступает в действие в тех случаях, когда государственная система уголовного права бессильна или контролируется самими преступниками. Таким образом, он не подменяет национальные суда, а дополняет их.

Юрисдикция МУС в отношении преступления агрессии

Первоначально в Римском статуте указывалось, что МУС начнет расследовать акты агрессии, как только будет принято определение агрессии и условия, при которых будет осуществляться юрисдикция в отношении этого преступления. Определение агрессии было дано в резолюции ГА ООН 3314 (от 14 декабря 1974 г.), однако международной договорной нормы по этому вопросу не было.

Вопрос прорабатывался в течение 10 лет в рамках Специальной рабочей группы МУС, в которой активное участие принимали представители РФ. В июне 2010 г. на обзорной конференции Римского статута в Капмале (Уганда) было принято следующее определение: «Преступление агрессии означает планирование, подготовку, инициирование и совершение лицом, которое в состоянии фактически руководить либо контролировать политические или военные действия государства, акта агрессии, представляющего в силу своего характера, тяжести и масштаба грубое нарушение Устава ООН».

Было решено, что в случае передачи вопроса о расследовании этого преступления в МУС государством-участником или при инициировании расследования прокурором последний должен выяснить, принял ли Совет Безопасности ООН решение об акте агрессии. При отсутствии такого решения прокурор все же может продолжить расследование, если получит единогласное одобрение всех судей отделения предварительного производства МУС. СБ ООН может на год отсрочить расследование. Однако МУС не может осуществлять юрисдикцию в отношении этого преступления, если оно совершено на территории третьего государства или его гражданами.

Юрисдикция будет возможна, во-первых, после подтверждения поправок большинством в 2/3 голосов на Ассамблее государств-участников, которая состоится после 1 января 2017 г. и, во-вторых, если преступление произошло через год с момента ратификации поправок 30 государствами-участниками МУС.

Деятельность

На сегодняшний день МУС расследует конфликты в Кении, Демократической Республике Конго, Кот-д’Ивуаре, Ливии, Мали, Судане (Дарфур), Уганде, Центральноафриканской Республике (ЦАР). В январе 2016 г. было объявлено о начале расследования преступлений против человечности, в том числе убийств, насильственных перемещений населения, военных преступлений против гражданских лиц и миротворцев, которые «предположительно, были совершены в Южной Осетии с 1 июля по 10 октября 2008 г.».

Уганда, ДР Конго, ЦАР и Мали, являющиеся участниками МУС, направили жалобы в суд сами. Начало расследований в Дарфуре и Ливии инициировал СБ ООН, а в Кении, в Кот-д’Ивуаре, а также грузино-югоосетинского конфликта — прокурор МУС.

Первый процесс был начат в 2009 г. против Томаса Лубанги, бывшего лидера «Союза конголезских патриотов», обвиненного в совершении в 2002-2003 гг. военных преступлений и преступлениях против человечности в ДР Конго, где в результате гражданской войны (1998-2003) погибли порядка 5 млн мирных граждан. В 2012 г. он был признан виновным в вербовке детей-солдат и использовании их в боевых действиях и приговорен к 14 годам тюрьмы.

В ежегодном докладе прокурора МУС Фату Бенсуды от 14 ноября 2016 г. указывается, что МУС имеет основания полагать, что в период с 1 мая 2003 г. по 31 декабря 2014 г. «вооруженные силы США и ЦРУ совершали военные преступления в Афганистане, включая пытки, жесткое обращение, надругательство над человеческим достоинством и изнасилования». Большая часть инцидентов произошла в 2003-2004 гг. На данном этапе МУС лишь изучает ситуацию и не выдвигает обвинений в отношении конкретных лиц.

Ситуация с Крымом в докладе была приравнена к международному вооруженному конфликту между Украиной и Россией.

Российская оценка деятельности МУС

16 ноября 2016 г. МИД РФ выступил с заявлением в связи с распоряжением Путина относительно отказа России присоединиться к МУС. В документе отмечается, что «нападение режима Михаила Саакашвили на мирный Цхинвал, убийство российских миротворцев породило со стороны МУС обвинения в адрес югоосетинских ополченцев и российских военнослужащих» и такое «отношение к событиям августа 2008 г. вряд ли может говорить о доверии к этому орган».

Подчеркивается, что «МУС не оправдал возложенных на него надежд и не стал подлинно независимым органом международного правосудия». В заявлении также отмечается, что «за 14 лет своей работы МУС вынес всего четыре приговора, израсходовав при этом более $1 млрд».

Международные уголовные суды виды

«Учреждение Суда все еще дает надежду будущим поколениям и является гигантским шагом вперед на пути к торжеству всеобщего закона о правах человека».

Кофи Аннан,
Генеральный Секретарь ООН,
Из выступления на церемонии подписания Статута Международного уголовного суда в Риме,
18 июля 1998

Международный уголовный суд станет постоянно действующим юридическим институтом, созданным по инициативе сообщества государств, призванным преследовать в судебном порядке виновных в наиболее тяжких с точки зрения международного права преступлениях, таких как геноцид, преступления против человечества и военные преступления.

В июле 1998 г. дипломатическая конференция подавляющим большинством голосов (120 против 7, при 21 воздержавшемся) одобрила Римский статут Международного уголовного суда, в котором определены преступления, порядок работы Суда и способы его взаимодействия с государствами. Римский статут предусматривает учреждение Суда после того, как будет ратифицирован 60 странами. На 10 июля 2000 г., подписав Римский статут, свой первый шаг на пути к ратификации сделали 97 стран, из них 14 его уже ратифицировали. (См. веб-сайт Коалиции за учреждение Международного уголовного суда: http://www.iccnow.org ).

Несмотря на то, что за последние пол века мировым сообществом были созданы различные интернациональные и региональные системы защиты прав человека, миллионы людей продолжают становиться жертвами геноцида, военных преступлений и преступлений против человечества.

К сожалению, лишь немногие из тех, кто виновен в подобных преступлениях, привлекаются к суду в своих собственных странах, поэтому большинство преступлений совершается в уверенности, что судебное преследование за них крайне маловероятно.

Международный уголовный суд будет служить следующим целям:

  • быть сдерживающим фактором для тех, кто планирует совершить тяжелые преступления против международных законов;
  • побуждать национальные органы юстиции, ответственные за это в первую очередь, привлекать к суду виновных;
  • предоставлять возможность жертвам насилия и их семьям добиваться справедливости и начать процесс урегулирования;
  • стать значительным шагом к преодолению безнаказанности;

Вышеупомянутые виды преступлений всегда будут относиться к юрисдикции национальных судов. В соответствии с принципом «дополнения», Международный уголовный суд будет действовать лишь в тех случаях, когда национальное правосудие не может или не хочет с ними бороться. Например, государство может быть не склонно преследовать своих собственных граждан, особенно если они занимают высокое положение; или правовая система государства может оказаться разрушенной в результате внутреннего конфликта так, что в нем может не оказаться подходящего суда.

В юрисдикцию суда входит преследование человека если:

  • преступление было совершено на территории государства, ратифицировавшего Римский статут;
  • преступление было совершено гражданином государства, которое ратифицировало Римский статут;
  • государство, которое не подписало Римский статут, заявило о преступлении как об относящемся к юрисдикции Международного уголовного суда;
  • преступление было совершено в ситуации, представляющей угрозу международному миру и безопасности, и Совет безопасности ООН обратился в Суд в соответствии с разделом 7 устава ООН.

Нет. К юрисдикции Суда будет относиться только те преступления, которые совершены после вступления в силу Римского статута (после ратификации 60 государствами).

В Римском статуте сказано, что дела могут поступать в Суд тремя различными способами:


    Прокурор Суда может инициировать расследование, в случае если совершено одно или более преступлений, основываясь на информации из любого источника, включая показания пострадавшего или его семьи, но только если преступление и лицо, его совершившее, относятся к юрисдикции Суда. (см. вопросы 4 и 5)

Ратифицировавшие Римский статут государства могут обратиться к Прокурору, с просьбой расследовать одно или более преступлений, если они относятся к юрисдикции Суда.

Совета Безопасности ООН может просить Прокурора о расследовании одного или более преступлений, но в отличие от первых двух случаев, преступление всегда будет относиться к юрисдикции Международного уголовного суда, даже если оно было совершено на территории государства, которое не подписывало Римский статут, и даже если обвиняемый является гражданином такого государства.

Тем ни менее, в каждом из трех случаев именно Прокурор, а не государства или Совет Безопасности ООН, решает вопрос о том, начинать или нет расследование дела и, основываясь на его результатах, выносит определение.

Прокурор может инициировать расследование преступления только, если оно совершено на территории государства, ратифицировавшего Римский статут, или если обвиняемый является его гражданином. Исключение составляет случай обращения в Суд от Совета Безопасности ООН, но неохота, с какой он ad hoc учреждает международные трибуналы, для ситуаций иных, чем в бывшей Югославии и Руанде, наводит на мысль о том, что едва ли обращений с его стороны будет много.

Таким образом, эффективность Суда в значительной степени будет измеряться количеством ратифицировавших Римский статут государств.

«Я призываю вас и членов парламентов ваших стран во всем мире ускорить процесс ратификации Римского статута. Мы не должны терять энергии, чтобы выполнить эту необычайно важную задачу как можно раньше».

Кофи Аннан, Генеральный Секретарь ООН.
Обращение к парламенту Швеции, 28 мая 1999 г.

Множество раз со времен процессов в Нюрнберге и Токио, за более чем пол столетия, виновным в миллионах жертв геноцида, военных и других преступлений против человечества удавалось избежать правосудия. Римский статут призван содействовать в решении этой проблемы, учреждая постоянно действующий Международный уголовный суд, для привлечения к ответственности преступников и защиты интересов их жертв, если их государство не может или не хочет этого делать.

Как правило, судебные процессы должны проводиться в той стране, где было совершено преступление, при условии, что суды беспристрастны и не выносят смертных приговоров.

Процесс обладает большим воздействием и эффективнее там, где сосредоточена большая часть свидетельств преступления, где живут обвиняемый, большинство пострадавших и свидетелей и где участники процесса знакомы с местными законами и хорошо знают язык.

Тем не менее, во многих случаях провести процессы, удовлетворяющие этим условиям на месте преступления невозможно. Местное законодательство может не предусматривать никаких мер против отдельных видов преступлений или вовсе вся система правосудия может не действовать. Страна может не располагать достаточным количеством средств для такого суда, для обеспечения безопасности подозреваемых, пострадавших, свидетелей и других участников процесса. Прокуроры могут не обладать достаточной политической решимостью, чтобы начать расследование. Препятствовать следствию и судебному преследованию может исполнительная власть, представители которой сами могут быть в них замешаны в преступлениях, или амнистии, помилования и им подобные меры, приводящие к безнаказанности.

Национальные суды независимы, но все более признается, что их обязанность перед международным законом — привлекать к ответственности виновных в геноциде, преступлениях против человечества и военных преступлениях, в не зависимости от того, где они были совершены. Участие национальных судов было бы особенно полезно в таких, например, случаях, когда подозреваемый приезжает в их страну, или ищет там убежища, или когда государство, в котором преступление было совершено, выдает подозреваемого. Международная юрисдикция, таким образом, поможет преодолеть ограничения Римского статута в возможности привлечения к суду ответственных в преступлениях, совершенных в странах, которые его не ратифицировали. Представляется, правда, что число подобных дел в обозримом будущем будет незначительным.

За последние пол века, со времен Нюрнберга и Токио, Совета Безопасности ООН учредил add hoc только два международных уголовных трибунала. Хотя Международный уголовные трибуналы по бывшей Югославии и Руанде, учрежденные в 1993 и 1994 годах, продемонстрировали свою возрастающую эффективность по отношению к большинству тех, кто уже был публично обвинен, и тем, кто еще на свободе, все же оба они ограничены в своей деятельности специфическим временем и местом совершенных преступлений. С 1993 г. Совету Безопасности ООН не удалось учредить подобных трибуналов ad hoc в других столь же тяжелых ситуациях — в Камбодже, Чечне, Восточном Тиморе, Гватемале, Ираке, Либерии, Сьерра-Леоне и Сомали, частично из за высокой стоимости организации новых институтов, частично из за недостатка политической воли.

Постоянный Международный уголовный суд будет действовать тогда, когда суды государств, в которых было совершено преступление, не могут или не в состоянии привлечь к ответственности своих подозреваемых граждан. Поскольку Прокурор может выносить определения, инициировать расследования, основываясь на информации из различных источников, включая пострадавших, их семьи, неправительственные организации, межгосударственные объединения, такие как ООН, и правительства, он становится независимым от обращений Совета Безопасности. Международный уголовный суд будет иметь также больший авторитет, чем национальные суды, выступая от имени международного сообщества. Около двух третей представленных в ООН государств в 1998 году одобрили Римский статут, а многие другие, вероятно, ратифицируют его в будущем.

Несмотря на то, что годовой бюджет Суда окончательно будет составлять 100$, эта сумма покажется небольшой в сравнении с той, какую государства всего мира расходуют на расследование и судопроизводство рядовых уголовных дел. Кроме того, Международный уголовный суд направлен на борьбу с такими преступлениями, как геноцид, преступления против человечества и военные преступления, тем самым, сохраняя значительные средства, и в конечном итоге, более чем окупает себя.

Римский статут предусматривает множество мер, гарантирующих правосудие исключительно в интересах закона, а не политиков. Хотя Совета Безопасности ООН и государства и могут обратиться с иском в Международный уголовный суд, но только Прокурор выносит решение о начале расследования. Кроме того, Прокурор, может сам инициировать процесс, иск Совета безопасности ООН необязателен. Прокурор обязан быть высоким профессионалом и исключительно нравственным человеком, должен иметь большой опыт в уголовном судопроизводстве. От Прокурора требуется независимость в действиях. Прокурор обязан получить разрешение Палаты предварительного производства, как для открытия дела, так и для судебного преследования.

«Геноцид — это преступление преступлений»

Прокурор против Камбанды,
из обвинительного заключения дела N ICTR 97-23-S,
(судебная заседание 4 сентября 1998 г.),
параграф 16

Геноцид как преступление в 1944 году впервые определил Рафаэль Лемпкин в книге «Фашистское управление оккупированной Европой» («Axis Rule in Occupied Europe»), в основу которой легли его предложения десятилетней давности. Слово «геноцид» происходит от греческого «genos» — род, и латинского «caedere» — убивать.

Слово геноцид в Нюрнбергской хартии 1945 года не встречается, но оно было использовано раньше в обвинительных речах и открытых слушаниях на процессе против фашистских главарей в значении — преступление против человечества.

Это те или иные действия, направленные на уничтожение части или целой группы людей. Наличие осознанного плана достижения этой цели отличает геноцид от других преступлений против человечества.

Статья 6 Римского статута включает геноцид в юрисдикцию Международного уголовного суда в соответствии с положением статьи II Конвенции о предупреждении и наказании за геноцид 1948 года. Положение рассматривается, как часть международного законодательства и связывает все государства, вне зависимости от ратификации Конвенции. В частности, статуты Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде также основаны на нем.

Следующие пять действий, если совершены с намерением уничтожить полностью или частично группу людей определенной национальной, этнической, расовой или религиозной принадлежности могут быть отнесены к геноциду:

  • убийство членов группы;
  • причинение серьезного физического или душевного вреда членам группы;
  • намеренное физическое уничтожение группы через воздействие на ее жизненные условия;
  • создание условий, имеющих целью предотвращение рождаемости внутри группы;
  • насильственное переселение детей из одной группы в другую;

Культурный геноцид (намеренные действия, препятствующие членам группы говорить на своем языке, исповедовать свою религию или следовать своим культурным традициям) не попадает под определение Статута, за исключением случаев, когда он сопровождается одним из пяти вышеперечисленных действий. То же самое относится и к экоциду (намеренные действия, направленные на подрыв или уничтожение экосистемы определенной территории).

В 1998 году Судебной палатой Международного уголовного трибунала по Руанде был вынесен приговор по делу Акаеши, в котором указывалось, что если рассматривать изнасилование как метод уничтожения группы людей путем причинения им тяжелого физического или душевного вреда, то его можно отнести к геноциду. Кроме того, объяснялось, что изнасилование может рассматриваться как действие, препятствующее рождаемости внутри группы. Например, в обществах, где этническая принадлежность определяется национальностью отца, изнасилование жертвы и ее последующая беременность могут послужить причиной нежелания матери дать ребенку жизнь, и тем самым, стать препятствием рождению внутри своей группы.

В соответствии со статьей 25(3)(b) Римского статута, тот, кто приказывает, призывает или принуждает кого-либо к совершению геноцида (кто довел дело до конца или только пытался) виновен в геноциде. Статья 23(3)(e) также квалифицирует такие действия как преступление, если кто-то «прямо и публично призывает других к геноциду».

Статья 25(3)(с) гласит, что всякий, кто помогает, поощряет или другим образом содействует совершению или попытке совершения геноцида виновен в геноциде. В статье 25(3)(f) говорится, что всякий, кто пытается совершить геноцид, виновен в преступлении. Хотя, в отличие от статьи III Конвенции о геноциде, заговор с целью его совершения отдельно Римском статуте не упоминается, тем не менее, статья 23(3)(d) рассматривает по смыслу практически те же действия.

Жертвой геноцида может быть любой представитель национальной, этнической, расовой или религиозной группы. Термин «этническая» применяется, чтобы включить группы людей, объединенных по языковому или культурному признаку.

Статут не рассматривает представителей политических и социальных групп в качестве потенциальных жертв геноцида. Однако ряд действий по отношению к ним могут попасть под юрисдикцию Суда как преступления против человечества на основании широко распространенных и обычных представлений и в соответствии с политикой стран и организаций.

Не обязательно. Достаточно обвинения в намерении уничтожить большое количество членов группы определенного сообщества, такого, например, как городок или деревня, по причине их групповой принадлежности.

Всякий, независимо от его роли. Это означает, что может быть обвинен не только глава государства или правительственный министр, кто планирует и отдает приказ совершить действие, но и тот, кто непосредственно это действие совершает, будь то простой пехотинец или ближайший сосед. В статье 33 (2) определенно говорится, что исполнение приказа не может служить оправданием участия в геноциде.

Поскольку намерение уничтожить всю группу или ее часть по существу является важнейшей составляющей преступления, решающим, и в то же время необычайно сложным делом становится сбор ясных доказательств мотивов и намерений, лежащих в основе преступления.

«Принимая во внимание, что будущие научные исследования могут усовершенствовать будущее вооружение; чтобы не отступать от ранее установленных принципов; чтобы привести в соответствие правила ведения войн с идеалами человечности, стороны договорились о подписании дополнительных соглашений».

Декларация об отказе использования во время войны взрывающихся пуль и снарядов, легче 400 грамм.
(Санкт-Петербургская декларация), 1868 г.

Появление концепции «преступления против человечества» датируется серединой девятнадцатого века. Хотя список подобных преступлений уже появился в конце Первой мировой войны, тем не менее, они не были систематизированы ни в одном из международных документах до постановления Нюрнбергского трибунала 1945 года. В последствии, Генеральная Ассамблея ООН постановила считать преступления против человечества частью международного законодательства, и их стали упоминать в различных международных соглашениях, включая Международные уголовные трибуналы по бывшей Югославии и Руанде. Впервые в практике международных договоров преступления против человечества были определены, когда 17 июля 1998 года был подписан Римский статут Международного уголовного суда.

Римский статут отличает преступления против человечества, которые входят в его юрисдикцию, от обычных преступлений по трем признакам.

Первый: действие, например убийство, должно быть «совершено как составная часть широко применяемых и методичных атак». Термин «атака» не значит только военная, а может включать такие меры, как депортация или насильственное переселение.

Второй: действие должно быть направлено против гражданского населения. Несистематические и случайные действия, которые не достигают уровня преступлений против человечества, как таковые Судом не преследуются. Наличие среди группы гражданского населения небольшого количества солдат не лишает ее статуса гражданской.

Третий: действие должны быть совершено в соответствии с политикой государства или организации. Таким образом, его могут совершить государственные агенты или лица, ими подстрекаемые или воспользовавшиеся их уступкой или согласием, как, например, в случае т.н. «эскадронов смерти».

Статут определяет следующие 11 типов действий:

  1. Предумышленное убийство
  2. Истребление — предумышленное убийство большого количества членов группы. Включает также лишение людей пищи и медикаментов, с намерением уничтожить некоторую их часть;
  3. Порабощение — осуществление прав собственности над человеком. Включает торговлю людьми, в частности детьми и женщинами;
  4. Депортация или насильственное переселение людей — принуждение покинуть свои законные земли без учета требований международного законодательства. Депортация подразумевает пересечение государственных границ, тогда как насильственное переселение имеет место внутри страны;
  5. Заключение в тюрьму или применение других жестоких методов лишения свободы, нарушающих основные принципы международного законодательства;
  6. Пытки — умышленное причинение физических или душевных страданий человеку, находящемуся в заключении или под следствием;
  7. Изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к занятию проституцией, насильственное оплодотворение, насильственная стерилизация и прочие виды нарушений законов, связанные с сексуальной сферой, сравнимой тяжести — изнасилование и другие формы сексуального насилия могут также попасть под юрисдикцию Международного уголовного суда как пытки или военные преступления;
  8. Преследование определенной группы людей по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, половым или другим мотивам, недопустимым, с точки зрения международных законов, и в связи с любым упомянутым в Римском статуте преступлением — намеренное и жестокое лишение фундаментальных прав вопреки нормам международного законодательства по причине принадлежности к некоторому сообществу и в связи с преступлениями против человечества, военными преступлениями либо геноцидом.
  9. Насильственное сокрытие человека — арест, задержание или похищение человека государством или политической организацией, с их разрешения или согласия, с последующим (1) отказом подтвердить факт лишения свободы или (2) отказом в информации о судьбе «исчезнувшего», с намерением лишить его покровительства закона на продолжительный срок;
  10. Апартеид — антигуманные действия режима систематического угнетения и подавления одной расовой группы некоторой другой, с намерением дальнейшей поддержки его существования и
  11. Другие антигуманные действия схожего характера, вызывающие сильные страдания, серьезный ущерб физическому или душевному здоровью

Государства, подписавшие Римский статут, вновь подтвердили, что преступления против человечества могут быть совершены в любое время — мирное или военное. И хотя Нюрнбергский и Токийский трибуналы ограничились расследованием преступлений против человечества времен Второй мировой войны, последующая международная юридическая практика показала, что преступление не обязательно должно быть совершено во время вооруженного конфликта, чтобы считаться преступлением против человечества.

Только Международный уголовный трибунала по Руанде признает это условие обязательным. Римский статут не провозглашает такие намерения необходимыми во всех видах преступлений против человечества, кроме тех, которые выразились в преследовании групп людей по политическим, расовым и им подобным мотивам.

«Каждый военный, который нарушает международные гуманитарные законы, должен знать, что может быть привлечен к ответственности в соответствии с уголовным законодательством»

Общий устав Немецкой армии (Zdf) 15/2,
август 1952 г.

Национальные суды приговаривали за военные преступления со Средних веков. Первым обстоятельным сводом этих преступлений стал Кодекс Либера (Leiber Code), принятый президентом Линкольном в 1863 году, во время гражданской войны в Америке. Уже после него появилось множество международных договоров, включая Гаагскую конвенцию IV 1907 года и ее уставы, четыре Женевские конвенции 1949 года и их Протоколы 1977 года.

Статья 8 Римского статута устанавливает юрисдикцию Международного уголовного суда над обширным перечнем военных преступлений, совершенных во время международных конфликтов. Вновь подтверждая последние тенденции в развитии международного законодательства, Статут дает право Международному уголовному суду расследовать военные преступления, совершенные во время внутренних конфликтов, таких как гражданские войны. Внутренние конфликты являются на сегодняшний день наиболее распространенными.

В отличие от преступлений против человечества, военные преступления могут и не иметь распространенного и систематического характера, достаточно единичных случаев.

Все такие преступления делятся на две группы.

Первую составляют преступления, перечисленные в Женевской конвенции 1949 года. При условии, что они совершены в отношении тех, кто находящихся под защитой Конвенции, включая раненых солдат, раненых или потерпевших кораблекрушение моряков, военнопленных, гражданского населения на оккупированных территориях, к первой группе относятся:

  • предумышленное убийство;
  • пытки и антигуманное обращение, включая биологические эксперименты;
  • намеренное причинение тяжких страданий или серьезного ущерба здоровью;
  • значительное разрушение или присвоение чужого имущества, без военной необходимости и совершенное своевольно и незаконно;
  • принуждение военнопленного или другое защищенное Конвенцией лицо служить силам враждебного государства;
  • намеренное лишение военнопленного права на беспристрастный и официальный суд;
  • незаконные депортация, перемещение, лишение свободы;
  • взятие в заложники;
  • Вторая группа включает широкий спектр нарушений международных законов, включая признанные Гаагским уставом, I Протоколом Женевской конвенции и обычным правом преступления:

    • Запрещенные атаки на гражданское население, включая умышленные атаки на гражданское население как таковое, гражданские объекты, гуманитарные и миротворческие миссии, также и те атаки, о которых известно, что они могут вызвать случайную гибель и ранения мирных жителей или повредить гражданские объекты, и что они совершенно излишни с точки зрения ожидаемого военного преимущества; атаки на медицинский персонал и его имущество, транспорт с эмблемами Красного креста или Красного полумесяца; атаки на объекты культуры, образовательные, научные, лечебные и благотворительные учреждения, культовые постройки и исторические памятники, если они не являются военными объектами.
    • Причинение вреда беззащитным людям, как то: убийство или ранение сдавшихся солдат; нанесение увечий, проведение над людьми научных экспериментов без медицинских оснований, не в их интересах, способных привести к смерти и представляющих серьезную опасность для здоровья; надругательство над личным достоинством, в частности унижающее обращение; различные формы сексуального насилия; использование живого щита.
    • Применение таких запрещенных методов ведения войны, как введение в заблуждение противника флагом перемирия, знаками отличий враждебной стороны или ООН, эмблемами Красного креста и Красного полумесяца; заявления о том, что противнику не будет пощады; грабеж, конфискация или уничтожение собственности противника без достаточной военной необходимости; использование запрещенных видов вооружений: ядов и отравляющего оружия, некоторых газов, разрывных пуль и другого оружия, перечисленного в поправке к Статуту;
    • Умышленное использование голода гражданского населения в качестве метода военного воздействия; призыв или вербовка на военную службу детей младше пятнадцати лет или их использование в военных действиях.
    • Запрещенные действия на оккупированной территории или против граждан враждебного государства, включающие прямое или косвенное переселение оккупирующей стороной своих граждан на чужую территорию; депортация или переселение всего или части местного населения; отмена или приостановления действия законных прав граждан враждебного государства или принуждение их к принятию участия в военных операциях против своей страны.

    Римский статут в своем определении внутреннего вооруженного конфликта не упоминает такие явления, как волнения, беспорядки, изолированные и эпизодические акты насилия и им подобные. Римский статут указывает, что в его юрисдикцию входит все большее количество видов военных преступлений, совершаемых во время вооруженных конфликтов между политическими группами и государством или между собой.

    Римский статут рассматривает три типа таких преступлений:

    • Насилие над мирным населением, ранеными и беззащитными в нарушение статьи 8 Женевской конвенции, включая: насилие над жизнью и личностью, в частности убийство, причинение увечий, жестокое обращение и пытки; надругательство над личным достоинством, в частности унизительное обращение; взятие в заложники; а также приведение в исполнение приговоров и казней без решения официально учрежденного суда, предоставляющего общепринятые юридические гарантии.
    • Нарушение гуманитарных законов, в нарушение протокола II Женевской конвенции, включая: намеренные атаки на мирное население как таковое, на медицинские учреждения, их имущество и транспорт, на лиц, использующих эмблемы Красного креста и Красного полумесяца, на гуманитарные организации и миротворческие миссии ООН, на объекты культуры, образовательные, научные, лечебные и благотворительные учреждения, культовые постройки и исторические памятники, если они не являются военными объектами; грабежи; различные виды сексуального насилия; призыв на военную службу детей младше пятнадцати лет или их использование в военных действиях; перемещение гражданского населения, если это не продиктовано необходимостью принятия мер к предоставлению ему безопасных условий или настоятельной военной необходимостью.
    • Действия, традиционно причисляемые к военным преступлениям только во время внутренних вооруженных конфликтов, включая: предательское убийство или ранение неприятеля; заявления о том, что побежденным не будет пощады, причинение физических увечий, проведение научных или медицинских экспериментов, разрушение или захват собственности неприятеля, не оправданные военной необходимостью.

    «К потерпевшим следует относиться с сочувствием и уважая их достоинство. Они имеют право на обеспечение законности и возмещение ущерба за причиненные страдания в соответствии с национальным законодательством»

    Декларация ООН об основных принципах юстиции применительно к жертвам преступлений и произвола, Принцип 4

    В настоящее время обеспечение гарантий уголовного правосудия и защиты прав жертв преступлений вновь становится объектом повышенного международного внимания. Этот отражается в Римском статуте Международного уголовного суда, который провозглашает три ключевых принципа: участие пострадавших в рассмотрении дела в суде, защита пострадавших и свидетелей, право на возмещение ущерба.

    Римский статут требует от Международного уголовного суда постоянного внимания к тому, чтобы принимаемые меры не оказались несовместимыми с правами обвиняемых, а также честного и беспристрастного судопроизводства.

    Преамбула напоминает, что «в нашем веке миллионы детей, женщин и мужчин стали жертвами чудовищных злодеяний, шокировавших человечество», вследствие чего обеспечение прав пострадавших от преступлений является главной задачей Римского статута.

    Статут признает, что правосудие в интересах закона и в интересах пострадавших дополняют друг друга, но, скорее всего, следует говорить об эффективном расследовании дела и торжестве правосудии, если интересы последних возобладали.

    Суд не рассматривает пострадавших в качестве пассивного объекта защиты или инструмента в руках обвиняющей стороны, но признает их роль в уголовном процессе, а также то значение, которое он для них имеет. Соответственно, статья 68 (3) обязывает Суд разрешить пострадавшим наблюдать и участвовать в процессе на определенных этапах судебных слушаний.

    Статья 15 дает прокурору право инициировать расследование, основываясь на информации из любого источника, включая показания потерпевших. Если Палата предварительного производства постановила начать расследование, потерпевшие могут подать заявления, в противном случае они должны быть проинформированы об отказе.

    Статья 68 (3) обязывает Суд разрешить пострадавшим представлять свою точку зрения и доводы для их рассмотрения на определенных для этого этапах судебных слушаний, которые включают прения сторон, вынесение приговора, присуждение компенсации, обжалование приговора, слушания о смягчении наказания, пересмотр дела, слушания об отмене наказания.

    Римским статут признает, что меры, направленные на обеспечение гарантий безопасности, физического и психологического здоровья, достоинства и неприкосновенности частой жизни потерпевших и свидетелей составляют основу легитимности и доверия к Международному уголовному суду.

    Да, статья 43(6) предусматривает создание в составе подразделений Международного уголовного суда специального Отдела по пострадавшим и свидетелям, в задачи которого будет входить обеспечение безопасности, юридическая поддержка и оказание другой необходимой помощи жертвам преступлений, выступающим в Суде, а также членам их семей, которым угрожает опасность в связи с показаниями их родственников. Статья 68(4) дает право Отделу указывать прокурору и всему составу Суда на необходимость принятия соответствующих мер. В Отделе будет работать опытный персонал, специально обученный обращению с людьми с травмированной психикой, включая жертв сексуального насилия и детей.

    Статья 54(1)(b) обязывает прокурора на протяжении всего процесса уважать интересы и учитывать персональные особенности потерпевших и свидетелей, включая возраст, пол и состояние здоровья, принимая во внимание характер преступления, в частности имели ли место сексуальное насилие, половая дискриминация или нарушения прав ребенка.

    Кроме того, статья 68(1) обязывает прокурора принимать необходимые меры для обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, сохранения их физического и психического здоровья, уважения к их достоинству и невмешательству в личную жизнь.

    Далее, статья 68(5) гласит, что прокурор на время может утаить некоторую информацию и детали свидетельских показаний, ограничившись изложением их сути, в том случае, если их разглашение угрожает безопасности свидетеля и его семьи.

    В статье 57(3) говорится, что Палата предварительного производства может, если это необходимо, обеспечивать защиту и невмешательство в личную жизнь потерпевших и свидетелей; то же, исходя из статьи 68(1), относится и к Судебной палате.

    В соответствии со статьей 68(3), для того, чтобы не раскрывать личность потерпевшего или свидетеля Суд может не допустить открытых слушаний, ограничившись их фиксацией на видеопленке; Суд может принять показания потерпевших и свидетелей на электронных носителях, а также использовать другие специальные средства.

    В дополнении к привлечению преступника к ответственности, что само по себе является важной формой возмещения ущерба, Суд должен, в соответствии со статьей 75(1), определить каким образом ущерб будет возмещен. Суд может обязать виновного возместить ущерб различными способами — в форме компенсации, реституции, гарантии в том, что преступление не повторится и иначе, так, как найдет необходимым в данном конкретного случае.

    В соответствии со статьей 75(2), Суд может обязать виновного в преступлении предоставить компенсацию непосредственно потерпевшему либо через свой Целевой фонд. Перед принятием решения Суд должен принять во внимание мнения виновного, потерпевшего, заинтересованных лиц и представителей государств. Чтобы не допустить перемещения или сокрытия средств, предназначенных к выплате в качестве компенсации, могут быть приняты меры к установлению над ними контроля до окончания суда. Если будет установлена вина подозреваемого, конфискованные средства будут присуждены потерпевшим.

    Ратифицировавшие Римский статут государства согласились, в соответствии со статьей 75(2) способствовать выполнению решений Суда о возмещении ущерба. В некоторых случаях эти государства будут иметь обязательства перед международными и национальными законами в том, чтобы самим возместить ущерб пострадавшим, если виновный не в состоянии этого сделать или, если государство само несет ответственность за преступление.

    «Слишком уж часто конфликты потрясают именно те общества, которым труднее всего их выдержать. Главную цену за них платят именно те, кто заслуживает этого в меньшей степени, самые тяжелые удары достаются тем, кто хуже других подготовлен к своей защите. Основной мишенью боевых действий стало мирное население. Из общего груза страданий от всех видов насилия, начиная с сексуального и кончая отказом в праве на пищу и медикаменты, на долю женщин выпадает несправедливо большая его часть»

    Генеральный Секретарь ООН Кофи Аннан,
    День мира и защиты прав женщин, 6 мая 2000,
    Пресс-релиз, SG/SM/7325,
    WOM/1190

    Через пол столетия после принятия Всеобщей декларации прав человека дискриминация и насилие против женщин продолжает оставаться повсеместным и ежедневным явлением. Слабая защищенность женщин против ущемления их прав, становится еще меньшей во время вооруженных конфликтов.

    Римский статут гарантирует женщинам, которые пострадали от наиболее тяжких преступлений против международных законов, право на судебную защиту, а также ставит себе целью повысить их роль в Международном уголовном суде.

    Римский статут устанавливает юрисдикцию Суда над геноцидом, преступлениями против человечества и военными преступлениями. И мужчины, и женщины могут стать их жертвами, но некоторые виды преступлений, такие, как насильственное оплодотворение, могут быть совершены только против женщин. Чаще против них же совершаются преступления, связанные с сексуальным насилием.

    Женщины не составляют отдельной группы среди четырех, защищенных конвенцией 1948 года О защите и наказаниях за геноцид. К действиям, составляющим геноцид, могут быть отнесены лишь преступления против женщин как членов национальных, расовых, этнических или религиозных групп, с осознанной целью уничтожение части или группы в целом.

    В приговоре по делу Акаеши, вынесенном Судебной палатой Международного уголовного трибунала по Руанде, впервые было указано, что если изнасилование рассматривать как метод уничтожения защищаемой группы путем причинения физического или душевного ущерба здоровью их членов, то имеет место геноцид. Кроме того, в обществах, где принадлежность к группе определяется по отцу, изнасилование женщины с целью рождения у нее ребенка, который не будет принадлежать к ее группе, может быть приравнено к принятию мер к сокращению рождаемости внутри группы и, таким образом, к геноциду.

    Статья 7(1)(g) при определенных обстоятельствах рассматривает такие действия, как изнасилование, обращение в сексуальное рабство, насильственное оплодотворение, принуждение к занятию проституцией, принудительная стерилизация и другие формы сексуального насилия сходной тяжести как преступления против человечества. В дополнение к этому, в статье 7(1)(h) говорится, что преследование определенной группы или сообщества, состоящего, например, из женщин, на гендерном основании, если было совершено вместе с другими действиями, находящимся под юрисдикцией Международного уголовного суда, является преступлением против человечества.

    Перечисленные преступления должны быть частью систематических и распространенных атак на гражданское население, в соответствии с политикой государства или организации, санкционирующей или поддерживающей такие атаки. В Римском статуте термин «атака» имеет специальное значение, не только военное, и может подразумевать законодательство.

    Статья 8 устанавливает, что единичные случаи изнасилования, обращения в сексуальное рабство, принуждение к занятию проституцией, насильственное оплодотворение, принудительная стерилизация и прочие формы сексуального насилия, грубо нарушающие общие положения статьи 3 Женевской конвенции 1949 года, могут преследоваться как военные преступления, если они имели место во время вооруженного конфликта, внутреннего или международного. Определения этих военных преступлений по существу совпадают с аналогичными преступлениями против человечества, выразившимися в сексуальном насилии.

    Согласно статье 44(2), Прокурор и Секретарь при найме персонала должны «обеспечить высокий уровень работоспособности, компетентности и добросовестности». При выборе судей они должны обеспечить справедливое представительство мужчин и женщин, имеющих опыт ведения специальных дел, о насилии над женщинами в частности. Этим качеством должен обладать в первую очередь сам прокурор, так как на нем лежит ответственность за назначение следователей, которые, собирая свидетельства преступлений против женщин, должны проявлять сочувствие.

    Статье 36(8)(a) требует от государств-участников, чтобы при выборе судей, учитывалось правило справедливого представительства мужчин и женщин, а статья 36(8)(b) — чтобы среди судей были имеющие опыт ведения специальных дел, включая преступления против женщин.

    Хотя Римский статут не предъявляет соответствующих требований к назначениям на должности прокурора и секретаря, следует отметить, что двумя из троих прокуроров Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде были женщины и одна из двух секретарей Трибунала по бывшей Югославии.

    Статья 43(6) обязывает секретаря учредить Отдел потерпевших и свидетелей, который будет консультировать прокурора и Суд. В частности, он будет давать рекомендации по применению тех или иных защитных мер, способов организации охраны, юридической поддержки и помощи выступающим в суде пострадавшим, свидетелям и другим людям, подвергающимся опасности из-за своих показаний. Многие из них, вероятно, будут женщинами. Персонал отдела будет подготовлен к общению с психически травмированными людьми, включая жертв сексуального насилия.

    Одна из проблем судебного преследования обвиняемых в тяжких преступлениях против женщин состоит в том, что пострадавшие от них неохотно выступают со своими показаниями. В связи с этим, статья 68(1) обязывает Суд принимать необходимые меры для обеспечения защиты, физического и душевного благополучия, достоинства и неприкосновенности личной жизни потерпевших и свидетелей, в частности, если было совершено сексуальное или иное насилие на половой почве. При этом должны быть учтены все относящиеся к делу обстоятельства, включая возраст, пол, состояние здоровья потерпевших, а также характер преступления — проявилось ли оно в сексуальном или ином виде насилия. Принимаемые меры должны быть законными, соответствовать нормам справедливого и непредвзятого суда и не должны нарушать прав обвиняемого.

    Как исключение из правила открытости, статья 68(2) для защиты потерпевших и свидетелей наделяет правом палаты Суда проводить любую часть слушаний in camera, т.е. закрыть для публики и представителей прессы, а также разрешить предъявление свидетельств на электронных носителях или иной форме, принимая во внимание все обстоятельства дела, пожелания потерпевших и свидетелей, особенно когда речь идет о жертве сексуального насилия.

    В дополнение к этому, государства, подписавшие Статут хотели бы, чтобы меры защиты и организация охраны включали бы эффективные программы переселения и защиты потерпевших и свидетелей, а также их семей. Такие меры обеспечиваются государствами-участниками на добровольной основе, подобно тому, как это происходило в работе Трибуналов по бывшей Югославии и Руанде.

    «UNICEF — это. неустанная борьба с проявлениями жестокости в отношении детей. в частности с применением сексуального насилия в качестве оружия войны, через учреждение постоянного, наделенного широкими полномочиями Международного уголовного суда. Виновные в геноциде, этнических чистках и других чудовищных преступлениях должны быть так же, как в восходе солнца уверены в том, что будут привлечены к ответу и не останутся безнаказанными»

    Карол Беллами, Исполнительный директор Детского фонда ООН,
    Обращение к открытой сессии движения «Гаагский призыв к миру»
    Гаага, Нидерланды, 12 мая 1999

    В преамбуле Римского статута Международного уголовного суда отмечается, что в течение двадцатого столетия «миллионы детей. стали жертвами неописуемых злодеяний, глубоко шокировавших все человечество». Римский статут предусматривает ответственность за преступные действия в отношении детей и меры защиты пострадавших и детей-свидетелей в судебном процессе.

    Римский статут устанавливает юрисдикцию Международного уголовного суда над геноцидом, преступлениями против человечества и военными преступлениями. Хотя дети могут стать жертвами большинства видов этих преступлений, Римский статут рассматривает три преступления, касающиеся детей особенно: переселение детей как форма геноцида, торговля детьми как преступление против человечества, использование детей в качестве солдат во время вооруженных конфликтов.

    Статья 6 явно включает в определение геноцида «насильственное переселение детей одной группы в другую», если совершено с намерением уничтожить всю или часть национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой.

    В приведенном в статье 7(2)(с) определении преступления против человечества через обращение в рабство говорится, что дети входят в группу повышенного риска потенциальных жертв этого преступления. Определение рассматривает торговлю детьми как практику применения прав собственника в отношении человека.

    Одним из важнейших достижений Римского статута является то, что впервые в практике международных законов призыв, вербовка и использование детей младше 15 лет в вооруженных формированиях или использование их в боевых действиях во время международных конфликтов названы военными преступлениями (статья 8(2)(b)(XXVI)). Статья 8(2)(e)(VII) запрещает подобное использование детей и во время внутренних конфликтов.

    Несмотря на то, что государства, подписавшие Статут, установили возрастной предел равный 15 годам, меньший, чем установлен Международной амнистией и другими общественными гражданскими институтами — 18 лет, тем не менее, это важнейший вклад в на пути к прогрессу в решении данного вопроса.

    Статья 68(1) обязывает Суд принимать необходимые меры для обеспечения безопасности, физического и душевного благополучия, защиты достоинства и права на неприкосновенность личной жизни всех потерпевших и свидетелей. Осуществляя эту деятельность, Суд должен принять во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая возраст и характер преступления, в частности имело ли место насилие в отношении детей.

    В статье 36(8)(b) указывается, что государства-участники должны выбирать судей, разбирающихся в делах, связанными с насилием над детьми. Статья 42(9) обязывает прокурора назначать советников с аналогичным опытом работы. Этим же правилом подбора своих сотрудников, в соответствии со статьей 44(1), должны руководствоваться Прокурор и Секретарь.

    В предварительных правилах ведения судопроизводства, которые будут рассмотрены на первой ассамблее государств-участников, говорится, что для защиты детей-свидетелей и упрощения процедуры их участия в процессе, Отдел защиты свидетелей может в случае необходимости и, заручившись согласием родителей или опекунов, назначить ответственного за поддержку ребенка на всех стадиях судебного разбирательства.

    Статья 68(2) разрешает проведение любой части слушаний «in camera, а также рассматривать свидетельства, предоставленные на электронных носителях или другим особым способом», чтобы защитить пострадавших детей и свидетелей, если Судом не предписано иное, с учетом всех обстоятельств, в особенности мнения потерпевшего или свидетеля.

    В правилах ведения судопроизводства, кроме того, сказано, что для упрощения процедуры свидетельства Суд может прибегнуть и к другим подобным средствам, не ограничиваясь перечисленными.

    Нет. Статья 26 ясно указывает, что человек за преступление, совершенные им в возрасте моложе 18 лет, не может быть привлечен к Суду, что, однако, не избавляет его от возможного судебного преследования за геноцид, преступления против человечества и военные преступления отдельным государством.

    «Каждый человек наравне с другими имеет право на справедливые и открытые слушания в независимом и беспристрастном суде по любому выдвинутому против него уголовному обвинению, на ясное определение его прав и обязанностей»

    Всеобщая декларация прав человека, статья 10

    «Несправедливость частная — угроза для справедливости всеобщей»

    Мартин Лютер Кинг

    Римский статут Международного уголовного суда предусматривает для обвиняемого в геноциде, преступлениях против человечества и военных преступлениях фундаментальные правовые гарантии, признанные международными законами и соответствующие всеобщим стандартам, обеспечивающие ему справедливое и открытые рассмотрение его дела в беспристрастном суде. Во многом Римский статута гарантирует лучшую защиту, нежели другие международные документы. Для реализации этих гарантий Подготовительная комиссия Международного уголовного суда 30 июня 2000 г. завершила работу над предварительными Правилами судопроизводства, которые будут в дальнейшем рассмотрены Ассамблеей стран-участниц.

    Каждый из четырех международных уголовных трибуналов, учрежденных после Второй мировой войны, уже оправдывал обвиняемых частично или полностью. Поэтому нет ничего необычного в том, что статья 66(1) подтверждает свою приверженность основополагающему принципу справедливого судебного разбирательства — презумпции невиновности всех обвиняемых до вынесения приговора. Статья 66(3), впервые в международных документах, ставит условием осуждения обвиняемого полную уверенность Суда в его вине.

    Статья 66(2) предписывает прокурору, в соответствии с презумпцией невиновности подсудимого, самому доказывать его вину, а статья 67(1)(i) освобождает подсудимого от обязанности опровергать обвинения и доказывать свою невиновность. Статья 67(1)(g) дает право подсудимому хранить молчание, причем такое молчание не может влиять на решение Суда о его виновности.

    В статье 55 говорится, что никто не должен принуждаться свидетельствовать против себя и признавать себя виновным; никто не может быть подвергнут насилию в любой форме, пыткам, угрозам и дурному обращению; никто не может быть незаконно арестован или задержан. Кроме того, всякий человек, отвечая на вопросы следователя, имеет право на бесплатную помощь квалифицированного переводчика, если это необходимо. До начала допроса Прокурор и местные власти обязаны предупредить допрашиваемого о том, что он подозревается в преступлении; сообщить о его праве хранить молчание, и что это никак не повлияет на решение о его виновности; о праве на адвоката по собственному выбору. Если у подозреваемого нет своего адвоката, то он должен быть назначен, причем для тех, кто не в состоянии оплатить его услуги, бесплатно. Подозреваемый может требовать присутствия адвоката во время допроса.

    Статья 54(1)(a) обязывает Прокурора «для установления истины, вести, возможно, более широкое расследование, чтобы учесть как можно большее количество фактов и свидетельств, относящихся к делу, везде, где расположена область юридической ответственности данного Статута, при этом уделять внимание обвиняющим или оправдывающим обстоятельствам в равной мере». Кроме того, статья 67(2) требует от Прокурора, как можно скорее, «предъявить сведения, которые свидетельствуют или должны свидетельствовать о невиновности обвиняемого, или о наличии обстоятельств, смягчающих вину, или способны повлиять на достоверность доказательств обвинения»

    В статье 69(7) говорится, что доказательства, полученные в нарушение Статута или принятых международных прав человека, не будут приняты, если нарушение порождает серьезные сомнения в их достоверности и, если принятие таких доказательств ставит под сомнение честность процесса.

    Суд обязан отклонить такое признание, если оно не было сделано добровольно, после соответствующих консультаций с адвокатом и, если обвиняемый не осознает суть и последствия своего признания.

    Статья 67(1) гарантирует обвиняемому право на детальную информацию о характере, причине и содержании обвинения. В соответствии со статьей 59(2) обвиняемый должен предстать перед компетентным судом страны, где произошел арест, который должен определить, не нарушаются ли его права. Обвиняемый может обратиться в национальный суд с прошением об освобождении из-под стражи до его передачи Суду. Он может также обратиться в Палату предварительного производства, которая, согласно статье 60(3), обязана рассматривать повторно всякое решение об освобождении или задержании периодически или в любое время по запросу обвиняемого или Прокурора.

    Статья 67(1) предоставляет обвиняемому необходимое время и условия, чтобы подготовиться к судебному процессу. Он может свободно общаться с адвокатом. Статья 67(1)(d) гарантирует обвиняемому право на самостоятельную защиту или адвоката по собственному выбору, при этом обвиняемый должен быть проинформирован о праве на адвоката во всех случаях, когда этого в интересах закона. Если у обвиняемого нет средств на оплату услуг адвоката, ему должен быть предоставлен бесплатный защитник.

    В этом случае обвиняемому обязаны предоставить бесплатного переводчика и необходимые переводы материалов дела.

    Среди других прав, гарантированных статьей 67, есть право на судебное расследование без чрезмерных задержек, право на проверенных свидетелей, право на привлечение свидетелей на равных условиях с Прокурором, право на заявления без клятв в свою защиту.

    Статья 81 дает право осужденному обжаловать решение Международного уголовного суда в Апелляционной палате на основании процессуальной ошибки, ошибки в факте, правовой ошибки или любой другой, ставящей под сомнение справедливость и достоверность слушаний и решений во время судебного разбирательства. В случае положительного решения по апелляции, податель имеет право на компенсацию, если новые или по-новому оцененные факты убедительно свидетельствуют о судебной ошибке.

    В этом случае осужденный может обратиться в Апелляционную палату с просьбой о пересмотре приговора, основываясь на том, что во время слушаний о новом доказательстве ничего известно не было, что в том нет вины обвиняемого, и что вердикт Суда, вероятно, мог бы быть иным.

    Это интересно:

    • Пенсия по старости учителю Пенсия педагогам за выслугу лет: спорные моменты Ю.О. Вербицкая, юрист МУ «Центр бухгалтерского и материально-технического обеспечения муниципальных образовательных учреждений Верх-Исетского района» По общему правилу, сотрудник сам доказывает, что определенный период работы включается в […]
    • Приказ 460 от 2006 Приказ Министра обороны РФ от 28 ноября 2002 г. N 460 "Об утверждении Федеральных авиационных правил государственной регистрации государственных воздушных судов" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министра обороны РФ от 28 ноября 2002 г. N 460"Об утверждении Федеральных авиационных […]
    • Пенсия оформить в зоне ато Переселенцы на Украине и в Россию: справки и документы, социальные выплаты, устройство на новом месте С начала военного конфликта на Донбассе в Россию были вынуждены переехать миллионы украинских граждан. Миграция происходила и внутри Украины, когда люди из зоны АТО массово переезжали в […]
    • Дома из каркаса под ключ недорого для постоянного проживания Строим качественные каркасные дома Натуральный каркасный дом – гордость отечественных технологий Красивые, словно пряничные избы-терема из дерева радуют глаз. Каркасные дома живописны, нарядны, эстетически привлекательны. Жить в современном комфортабельном доме с оригинальной внешней […]
    • Законы ростовской области о земле Законы ростовской области о земле С изменениями и дополнениями от: 29 ноября 2005 г., 17 октября 2006 г., 27 февраля, 28 августа, 16 октября 2007 г., 26 февраля, 22 апреля, 26 августа, 31 октября 2008 г., 21 апреля, 23 июня, 20 октября, 17 ноября, 15 декабря 2009 г., 20 апреля, 28 […]
    • Предел пенсии в россии Пенсии в России в 6 раз меньше американских, а сотрудников в Пенсионном фонде в 2 раза больше 1. Средний размер пенсий в мире колеблется от $2 800 долларов в месяц в Дании до $50 в месяц в Грузии . 2. Впервые на государственном уровне военные пенсии были введены в Римской империи Гаем […]
    • Пособие по рождению первого ребенка россии Выплаты при рождении ребенка в 2018 году Семье новорожденного в 2018 году полагается сразу несколько пособий. Некоторые выплаты при рождении ребенка — единовременные, другие происходят раз в месяц. Кроме того, суммы пособий в разных регионах могут отличаться. Единовременное пособие при […]
    • 1 статьи 14 закона no 255-фз Изменения в порядке исчисления пособий Комментарий к Постановлению Правительства РФ от 01.03.2011 № 120 "О внесении изменений в Положение об особенностях порядка исчисления пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком […]
    Все права защищены. 2018