Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

Налог философы

Налог философы

НАЛОГИ
Понятие налога и история развития

Налоги — это обязательные платежи, взимаемые государством (центральными и местными органами власти) с физических и юридических лиц в государственные и местные бюджеты. Являются одной из форм финансовых отношений, обеспечивающих распределение и перераспределение национального дохода в соответствии с экономическими и социальными задачами. Налоги делятся на прямые, которыми облагаются доходы и имущество (подоходный налог, налог на добавленную стоимость и т. д.), и косвенные налоги на товары и услуги, устанавливаемые в виде надбавки к цене или тарифу (акциз). [БЭС]

Налоги являются необходимым звеном экономических отношений в обществе с момента возникновения государства. Развитие и изменение форм государственного устройства всегда сопровождаются преобразованием налоговой системы. В современном цивилизованном обществе налоги — основная форма доходов государства. Помимо этой сугубо финансовой функции налоговый механизм используется для экономического воздействия государства на общественное производство, его динамику и структуру, на состояние научно-технического прогресса.
Налоги известны давным-давно, еще на заре человеческой цивилизации. Их появление связано с самыми первыми общественными потребностями.
В развитии форм и методов взимания налогов можно выделить три крупных этапа. На начальном этапе развития от древнего мира до начала средних веков государство не имеет финансового аппарата для определения и сбора налогов. Оно определяет лишь общую сумму средств, которую желает получить, а сбор налогов поручает городу или общине. Очень часто оно прибегает к помощи откупщиков. На втором этапе (XVI — начало XIX вв.) в стране возникает сеть государственных учреждений, в том числе финансовых, и государство берет часть функций на себя: устанавливает квоту обложения, наблюдает за процессом сбора налогов, определяет этот процесс более или менее широкими рамками. Роль откупщиков налогов в этот период еще очень велика. И, наконец, третий, современный, этап — государство берет в свои руки все функции установления и взимания налогов, ибо правила обложения успели выработаться. Региональные органы власти, местные общины играют роль помощников государства, имея ту или иную степень самостоятельности.

Понятие «налог» уходит своими корнями в глубь веков. В нем заключен не только экономический, но и философский смысл.

Налог — элемент общественного бытия. Первые упоминания о налоге можно найти в философских трактатах античных мыслителей. На заре человеческой цивилизации философы трактовали налог как общественно необходимое и полезное явление, несмотря на то, что известные им налоговые формы были варварскими: военные трофеи, использование труда рабов, жертвоприношения и др. По мере общественного развития налоговые формы постепенно менялись, приближаясь к их современному содержанию. Неизменным оставался глубинный смысл понятия «налог» — опосредовать процесс обобществления необходимой для общества части индивидуальных доходов (богатств) (в современном понимании это процесс перераспределения доходов в государственную казну). Налоговые формы взаимоотношений общества с государством носили самые разные названия. Немецкие ученые рассматривали налоги как поддержку, оказываемую государству её гражданами (staure — поддержка). В Англии налог до сих пор носит название duty — долг (обязательство). Законодательство США определяет налог как «tax» (такса). Закон о налогообложении во Франции налоговые отношения определяет как import (обязательный платёж). Принудительный характер налоговой формы в российской практике подчеркивал термин «подати» (принудительный платеж).
Не углубляясь в генезис налогообложения выделим главные рубежи перехода налоговых отношений из одного качественного состояния в другое.
Вплоть до раскола мирового сообщества на две противоборствующие налоговые системы воззрения ученых на налоги выстраивались в логическую систему, отражая прогресс экономики и политики.

Труды Ф. Кенэ, А. Смита, Д. Рикардо положили начало классической теории налогообложения, реализуя которые национальные налоговые системы способны двигаться к оптимальному варианту. Это был невероятный прогресс научной мысли, намного опередивший практику не только тех лет, но и современное её состояние. Этот период принято считать началом развития подлинной науки о налогообложении как об экономической и правовой категории, воплощающей своё объективное содержание на практике в конкретных формах.
Обоснование налога как одного из воспроизводственных факторов содержаться в работах зарубежных и русских экономистов начала XVIII в. Э. Сакса, Ж.Б. Сэя, В.Т. Посошкова и др. Позже эту идею в России развили Н.И. Тургенев, В.Н. Твердохлебов, И.Х. Озеров и др. Несмотря на то, что их налоговые теории носили сугубо прикладной характер, то есть они ограничивались изучением способов мобилизации финансовых ресурсов для содержания государства, в них были учтены закономерности развития товарно — денежных отношений и международные тенденции формирования основ денежного хозяйствования. Вплоть до налоговой реформы 1930 года рекомендации этих русских ученых использовались по выработке мер по укреплению финансового хозяйства страны.
В истории развития налоговой науки определяющую роль сыграли два научных течения: марксизм и неоклассицизм, вобравший идеи А. Смита и Д. Рикардо о налогах. Классовый характер марксистского учения о государстве, природе стоимости, смысле и целях распределения и был положен в основу реформирования производственных отношений в СССР. Советский Союз, приступив к построению социализма, отошел от магистрального пути налоговых преобразований, по которому пошли США, Великобритания, Франция, Япония. Их налоговые системы строились согласно идеям А. Маршалла, Д.С. Милля, Э. Селегмана и др. Советские ученые М.М. Агарков, А.В. Бачурин, Г.Л. Рабинович и другие старались доказать преимущества происходящих идеологических преобразований в системе производственных отношений, трансформируя их экономическое содержание в неприсущие им административные, идеологические формы.

Подзаборная философия

Растет благосостояние народа.

Раньше, гуляя по садоводству, мы с женой разглядывали, у кого что в хозяйстве прибавилось, кто соорудил баньку, а кто тепличку, – теперь же невинному вуайеризму приходит конец.

Нечего пялиться на чужие караваи. Участки стремительно обрастают заборами. И дешевая сетка «рабица», натянутая на столбиках, и сооружения вроде калиток из спинок от железных кроватей (воспетые Иосифом Бродским – «Ты забыла деревню, затерянную в болотах…») – все это остается в бедном советском и в перестроечном прошлом.

Любопытен в загородных привычках новый зверь – приподнявшийся финансово россиянин. То есть любопытно, на что он тратит свои кровные – те, что остались после покупки иномарки. Весьма примечательно, что эти деньги идут не на создание удобств, недостаток которых так характерен для русской жизни за городом. То есть разбогатевший русский дачник не спешит объединяться с соседями ради асфальтирования дороги, устройства капитального водопровода, ночного освещения или – что вообще из разряда фантастики – нормальной канализации. (У одной нашей родственницы, вон, коллективный доступ к воде в садоводстве вообще исчез: колонки заилились, трубы сгнили, и все выкручиваются поодиночке. Кто-то роет колодец, а родственница возит воду на себе в бутылях.)

Но этот новейший садовод и дачник с лихостью и размахом тратит деньги на новый забор. Причем лишь один из появившихся в нашем поселке заборов имеет европейский – то есть прозрачный – вид. Все остальные – глухие, мощные, грозные.

На заборы даже появилась местная мода. Скажем, вдоль главной улицы выкупила участки компания военных моряков: у них столбы сложены из силикатного кирпича, а заборные доски сбиты внахлест и крашены в коричневый цвет. Теперь прогулка по поселку неуловимо напоминает поход по средневековому городу, хотя полному сходству мешают, конечно, торчащие над забором на флагштоках военно-морские флаги, запах шашлыка и радио, во всю дурь уверяющие, что шашлычок под коньячок – вкусно очень.

В другом, примыкающем, садоводстве половина дачек огорожены заборами из кровельного железа: впечатление, как будто у всех съехала крыша.

В третьем поселке повырастали одинаковые заборы из литых железобетонных секций: литье было высокохудожественным, то есть с пущенными для красоты поверху балясинами, – однако цемент оказался, увы, не столь добротным. За пару сезонов балясины раскрошились, явив миру ржавую арматуру: ужасно напоминает заброшенное кладбище.

Ну и прямо у озера самый наглый длиннющий забор откусил кусок воды. Недавно он покрылся граффити с руганью в адрес Госнаркоконтроля – подозреваю, что именно в этом ведомстве получают зарплату (и, судя по размерам домища, немалую) укрывшиеся за забором земле– и пляжевладельцы.

Впрочем, я вовсе не собираюсь сетовать на нарушение природо– и водоохранного законодательства, которое на Карельском перешейке под Питером, где озеро на озере сидит, нарушается сплошь и рядом. Что время тратить? Да прямо в центре Петербурга, на Крестовском острове, судьям перебравшегося в Северную Пальмиру Конституционного суда выстроили виллы, оттяпав кусок набережной, чтобы никто мимо шастать не смел, – и ничего, пипл схавал.

Я так подробно описываю российское заборное дело, потому что хочу провести маленький эксперимент. Пожалуйста, прямо сейчас, ни на секунду не задумываясь, дайте ответ: для чего надо вообще возводить вокруг несчастных шести или даже, черт с ним, двадцати соток забор, а?

Ну, глупости, что забор защищает «от больных бешенством лис» (я такое слышал), мы в расчет принимать не будем. Скажем, на Аландских островах, что между Финляндией и Швецией, зверья обитает такое количество, что ночью от топота вздрагивает арендованный коттедж, – однако ж заборов я там не видел (и покусанных лисами – тоже).

Защита от лихих людей? Тоже глупость, потому что лихим людям – и даже бомжам, шляющимся, как медведи-шатуны, по оставленным на зиму дачкам, – никакие заборы не помеха. У нас на том же озере, что захвачено наркоконтрольщиками, появился лет десять назад поселок с каменными домами, тут же прозванный «поселком миллионеров». Самый большой домина (имитирующий, понятное дело, замок) был обнесен и самым богатым забором с ковкой и литьем. И что? Когда владеющее замком семейство ужинало, в окно швырнули гранату. И уже который год обгоревший остов замка стоит пустой среди бурьяна: владельцев убило взрывом.

Забор как показатель статуса? Это тоже версия на «троечку». То есть да, одна знакомая девушка, чьи родители обитают в поселке с каким-то номенклатурно-секретным названием, не то в Жуковке-2, не то в Горках-11, как-то объяснила разницу между слугами народа: «Понимаешь, Дим, у этих забор всего в три метра, а у этих полноценные пять. Но мой папа скромный, у нас четыре». Однако и в садоводстве «Лебедевка», и в садоводстве «Лесник», и в садоводстве «Энергетик» высотой заборов мериться пока что ума (не) хватает…

Как видите, простой вопрос оказывается не прост.

И пока вы над ним размышляете, я прерву на время этот сюжет, чтобы начать следующий.

В этом году, в один из благостных солнечных апрельских дней, мы веселой компанией ехали по Альпам. Люди среди нас были разного возраста и достатка, но нас объединяла любовь к горным лыжам, заставлявшая ловить последние дни сезона. Дорога вилась по прекраснейшей, нежнейшей – когда еще и снег, но уже первая зелень – Нижней Савойе. Монблан сверкал сахарной головой. На оттаявших лужайках паслись овечки. Одним словом – пастораль.

И, разумеется, мы говорили о том, о чем всегда говорят русские за границей. А они всегда говорят о том, почему Россия не Европа. Но наша тема обрела вот какой поворот. Любые жизненные блага человек получает из двух источников. Первый – это лично заработанные деньги, которые он волен потратить на квартиру, машину, мебель и отдых в Альпах. Второй – источник общественный, из которого человек получает, допустим, вылизанные леса, сады, парки, прекрасные дороги, чистый воздух, пекущихся о безопасности полицейских и аккуратненькие дома соседей, которые не портят, а, напротив, украшают вид из окна. И в Европе совершенно понятно, что этот общественный, общий источник, что эти, например, Альпы с овечками и скоростными подъемниками, отельчиками и промаркированными трассами – результат труда множества поколений. Это такое общее наследство, причем столь богатое, что черпать из него может не только житель Евросоюза, а любой понаехавший тут, как мы. Более того, этот источник общественных благ (принимающий порой удивительный вид – например, бесплатных государственных музеев в Великобритании или питьевой воды из-под крана в Скандинавии) столь велик, что обычный европеец оказывается богаче российского миллионера. Потому что, к сожалению, Россия действительно не Европа: наше наследство – брошенные деревни да загаженные леса.

И вот тут в разговор вступил молодой человек по имени Кирилл. Он был юн, энергичен, неглуп и невероятно горд тем, что только что стал одним из топ-менеджеров российской компании, имя которой у всех на слуху. Кирилл сказал, что мы несем чушь. Что Россия – крутейшая страна в мире, развивающаяся так, как дряхлой (хотя и чистенькой, да, это Кирилл признавал) Европе не снилось. Что в Европе парень в 26 лет никогда и ни за что не сможет стать топ-менеджером, объездить весь мир, отужинать в лучших ресторанах и отметиться в лучших отелях. Что человек с энергией и мозгами сегодня в России может заработать такие деньги и в такие сроки, какие не снились ни французам, ни швейцарцам, ни немцам. Что глупо рассчитывать на какое-то коллективное наследство и общественный источник благ – нужно рассчитывать на себя и устраивать персональные Альпы прямо в личном саду. А ныть, стонать, жаловаться и мечтать о жизни как в Европе – удел лузеров.

Мне даже показалось, что Кирилл был готов сказать «не нравится – так валите отсюда» и не сказал только потому, что уж слишком странно звучала бы эта фраза на полпути между Женевой и Межевом.

И то поколение, которое постарше, конечно, кинулось в спор и ответило, что Кирилл нас абсолютно не понял. Что мы говорим о богатстве как о кормлении от двух пирогов. И что богатство страны (то есть богатство людей) определяет все же общий пирог. И что в Европе каждый от него получает огромный жирный кусище, а в России – дай бог, если корочку.

Но в том-то и дело, что Кирилл все правильно понимал. Просто он был уверен, что сильные – это те, у кого больше денег. А потому – к черту нытиков и неудачников: покупай свой «мерседес» и встраивай в свою ванную джакузи, закладывай на стапелях свою яхту и строй свой дом – богатство твоей страны прирастет твоим богатством.

Что мы могли ему возразить? Что к яхт-клубу все равно придется добираться по разбитой узкой дороге, увешанной венками в память разбившихся до тебя? Что в городской квартире будет невозможно распахнуть окна по причине пыли и выхлопных газов? Что за забором виллы или охраняемого паркинга тебя все равно будут ждать неизбывно пьяные мужички у сельпо? Мы не могли ему даже сказать: «Посмотрим, Кирилл, что ты заговоришь, когда тебя уволят», – потому что, разумеется, тогда еще не знали, что через три месяца это случится.

И вот тут я возвращаюсь к главной причине, которая, на мой взгляд, и определяет рост российских заборов, подобно тому, как тепло и дожди определяют рост грибов.

Дело в том, что забором в России отгораживается не человек от внешнего мира, со всеми его угрозами, некрасивостями и неприятностями. Забором в России отделяют внешний мир от себя. Забор – это манифест и позиция: я не отвечаю ни за что, что вне моего персонального участка. Ни за лес, ни за озеро. Ни за настоящее, ни за будущее. Ни за жизнь соседей, ни за безопасность прохожих. Ни за всеобщее потепление, ни за политическое похолодание. Ни за судьбу своей страны, ни тем более за судьбу страны чужой. Размер моей ответственности ограничен моими сотками, и вот внутри их я буду строить свои Версаль и Кенсингтон-гарденс (в том представлении, в каком они существуют у живущих за забором). Я наконец-то разбогател – пшли все вон!

То есть забор в России – это показатель полным ходом идущей приватизации того, что приватизации не подлежит, поскольку формы частной собственности не имеет: времени, истории, природы, общей судьбы. Но те, кто возводит заборы, рассчитывают, что будет иметь: если кто-то оттяпал себе кусок пруда или реки, то почему бы не приватизировать, скажем, итоги Второй мировой, огородив эту территорию и запретив всем прочим странам тут шастать? Я не слепой – вижу, какое количество заборов в России находится в стадии строительства.

Впрочем, Кирилл бы, наверное, сказал, что чем серьезнее, мощнее и дороже забор, тем выше имперская мощь державы.

Он такой молодой новейший русский, что его совершенно не интересует, каково не обзаведшимся заборами в такой прекрасной державе жить.

Налоги: философия и практика

Полит.Ру открывает новую рубрику, представляющую читателю журнал «Отечественные записки», публикацией двух статей из объемного ¦4-5 за 2002 год, посвященного налогам.

Система налогообложения в любом обществе является постоянным предметом для дискуссий. И в этом нет ничего удивительного — налоги платит каждый. А платить налоги, как известно, никто не любит. Поэтому налоговая система в любом обществе является объектом зачастую весьма жесткой критики. Тем не менее все существующие налоговые системы все же можно разделить на эффективные и неэффективные. В статье «О налогах с любовью» Сергей Синельников-Мурылев, заместитель директора Института экономики переходного периода, выделяет основные критерии, которым должна соответствовать эффективная налоговая система: нейтральность (она не должна искажать принятие решений экономическими субъектами), справедливость (платежи должны соответствовать возможностям налогоплательщика) и бюджетная эффективность (налоговая система должна обеспечивать государство финансовыми ресурсами, но не требовать слишком много средств на свое функционирование).

С точки зрения этих критериев российская налоговая система весьма далека от идеальной. Тем не менее в последнее время произошел сдвиг в нужном направлении. В рамках налоговой реформы был ликвидирован ряд льгот по налогу на прибыль и подоходному налогу, что сделало их гораздо более нейтральными. Введение плоской шкалы подоходного налога уменьшило уклонение от налогов. А поскольку именно богатые имели больше возможностей не платить налоги, то можно говорить об улучшении налоговой системы с точки зрения справедливости. Как полагает Синельников-Мурылев, справедливость системы увеличила и отмена инвестиционной льготы по налогу на прибыль.

В то же время в России по-прежнему не решена главная проблема налогового администрирования — дисбаланс прав и обязанностей налоговой службы и плательщика. В некоторых сферах налоговые органы имеют слишком большие права. В свою очередь и налогоплательщики тоже имеют слишком много прав, но уже в других областях (например, трансфертное ценообразование, которым часто пользуются связанные между собой налогоплательщики, приводит к массовому уклонению от уплаты налогов).

Статья старшего научного сотрудника Института экономики переходного периода Елены Шкребела «За двумя зайцами» посвящена более узкому аспекту проблемы — налогообложению малых предприятий. Эта система, пишет автор, должны быть простой и учитывающей фактические результаты деятельности предприятия. Очевидно и то, что этот порядок налогообложения должен быть специальным, отличным от того, который применяется к прочим предприятиям. Именно поэтому возникают две взаимосвязанные проблемы: какой конкретно режим налогообложения применять и какие выбрать критерии для отнесения предприятия к имеющим право на этот режим. То есть, по сути, встает проблема выбора: или очень большая свобода входа в систему, но при незначительных отличиях базы налогообложения от общепринятой, или строгие ограничения на вход, но при очень существенных отличиях между общей и специальной налоговыми системами. Именно с этой точки зрения автор анализирует предложенную правительством упрощенную систему налогообложения малого бизнеса. О налогах с любовью За двумя зайцами

С древности в процессе жизнедеятельности любого общества возникают определенные потери и затраты самого разного свойства помимо воли членов этого общества. Это могут быть стихийные бедствия, пожары, воровство и разбой, военное нападение соседей, конфликты между членами общества, заболевания, несчастные случаи и т. д. В принципе эти потери ложатся экономическим или иным бременем на все общество или часть его членов. В большинстве случаев оказывается экономически выгодно всем членам общества делать некие целевые отчисления, чтобы уменьшить риск от этих потерь. К примеру, для уменьшения воровства и разбоя имеет смысл создать специальную службу, полицию (городскую стражу). В результате затраты на ее содержание сторицей окупятся экономией на потерях от преступности. Затраты на постройку, поддержание и охрану городских стен сэкономят значительно большие возможные потери от налетов крупных банд разбойников или военных вторжений соседей. Затраты на создание противопожарной службы будут тоже гораздо меньше возможных потерь от предотвращенных или вовремя затушенных пожаров. Затраты на санитарные работы, вывоз мусора гораздо больше сэкономят на предотвращенных эпидемиях и т. д. Так возникает естественный механизм по сбору налогов. Члены общества сознательно идут на добровольные отчисления, уменьшая таким образом суммарные потери. Если все не планируемые экономические и прочие потери считать тоже частью обобщенных налогов на общество, то вводя налоги для целевого использования, общество пытается уменьшить итоговую сумму обобщенных налогов. Т. е. общественные налоги и повинности возникают и в значительной степени существуют в дальнейшем, как добровольный общественный инструмент минимизации обобщенных налогов. Беря на себя функцию по поддержанию рыночных отношений, государство тоже несет при этом определенные издержки, которые должны также покрываться за счет субъектов рынка, в виде налогов. Назначение и принцип формирования этих налогов тот же, что и прочих, обеспечение минимума обобщенных налогов в своей области.

Распоряжается налогами власть. Соответственно, выборы избирателями власти, которая в своей программе обещает использование собранных налогов, оптимально с точки зрения потребностей общества, это и есть система саморегуляции общества, настройка на минимум обобщенных налогов, причем и в таких областях, где формальная оценка в денежном выражении затруднена или невозможна вовсе. К примеру, сколько стоит потеря близких, здоровья, или смерть? Какая-то оценка здесь тоже конечно возможна, но она будет сугубо субъективной и кроме того, даже для одного и того же человека, переменной и зависящей от множества факторов. Механизм выборной власти позволяет системе перестраиваться в соответствии с изменяющимися условиями и изменяющейся общественной шкалой ценностей.

Таким образом, комплекс буржуазных демократических общественных норм: рынок, буржуазное право, демократическая выборная власть, независимые от власти средства массовой информации, это саморегулирующаяся общественная система, автоматически настраивающаяся на минимум обобщенных налогов. Если каким-то образом испортить этот саморегулирующийся комплекс, к примеру, исключить одну из степеней свободы всей системы, то способность к саморегуляции частично или полностью пропадет и обобщенные налоги возрастут, общественные потери станут больше. При чем эти потери, входящие в обобщенные налоги могут быть самого различного свойства: эпидемии, преступность, коррупция, неэффективное управление, бюрократия, военные потери и т. д. Если рассматривать вариант идеального рынка как норму, то получение кем-то монопольных сверх прибылей, это тоже своего рода обобщенный налог на общество.

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ

1.1 Развитие теории налогообложения

В течение длительного времени налогообложение развивалось как практическая отрасль. Большое влияние в этом направлении оказывали такие объективные и субъективные факторы, как войны, стихийные бедствия, желания государя.

Однако постепенно работы философов и экономистов о налогах, их природе, возможностях использования, взаимосвязи со стадиями производства, обращения, распределения и потребления стали приобретать стройный, систематизированный вид.

Одним из первых систематизированные начала учения о налогах изложил английский экономист Уильям Петти (1623-1687).

Главный его труд — «Трактат о налогах и сборах» (1662), в котором он рассмотрел виды государственных расходов и раскрыл причины, приводящие к их увеличению. Интересными представляются его рассуждения о том, как ослабить недовольства налогоплательщиков. Он писал, что как бы ни был велик налог, но, если он ложится пропорционально на всех, никто не теряет из-за него какого-либо богатства.

До сегодняшнего дня не потеряли актуальности высказывания У. Петти об акцизах, заключавшиеся в следующем:

  • налог чрезвычайно легко платить тому, кто довольствуется предметами естественной необходимости;
  • налог располагает к бережливости, что является естественным способом обогащения народа;
  • никто не уплачивает дважды за одну и ту же вещь, поскольку ничто не может быть потреблено более одного раза;
  • при таком способе обложения можно всегда иметь превосходные сведения о богатстве, росте, промысле и силе страны.

Большой вклад в развитие теории налогов внес шотландский экономист Адам Смит (1723-1790), основоположник классической политической экономии. Главная его заслуга заключается в том, что он выработал фундаментальные принципы налогообложения: равенства и справедливости, удобства, определенности и экономичности; утверждал, что налоги признак не рабства, а свободы.

Перечисленные принципы налогообложения не утратили своего значения в современных условиях. Государство на каждом этапе своего развития с учетом экономического состояния строит свои налоговые системы, отбирая принципы, которые наиболее актуальны для конкретных экономических условий.

Весомый вклад в развитие теории налогов внес английский экономист Давид Рикардо (1772-1823), видный представитель классической политической экономии. Он рассматривал важные вопросы теории и практики налогообложения. Д. Рикардо считал негативной стороной налогообложения не столько то, что оно падает на те или иные объекты, сколько его действие, взятое в целом и влияющее на процессы воспроизводства. В трудах Рикардо была предпринята попытка учета при обосновании взимания налогов их взаимосвязи с ценами и доходами. Так, он считал, что всякий налог на всякий товар имеет тенденцию понижать норму прибыли по его производству. Рикардо показал взаимосвязь прямых и косвенных налогов, придерживался дифференцированного подхода к установлению налогов на разные товарные группы, полагал, что облагаться налогом должны в первую очередь предметы роскоши, а не предметы первой необходимости.

Серьезный вклад в развитие налоговой теории сделал немецкий экономист Адольф Вагнер (1835-1917). Он рассмотрел многие ключевые проблемы теории налогов. Будучи сторонником прогрессивного налогообложения, он подчеркивал необходимость относительно плавной прогрессии. А. Вагнер развил учение о переложении налогов. В своих трудах он различал переложение налогов от предложения к спросу, а также переложение от спроса к предложению. Для того чтобы ни одна форма дохода не ускользала от налогообложения, он предлагал следующую систему налогов: налог на приобретение, налог на владение, налог на потребление — незаметность для плательщиков, легкость изъятия, возможность регулирования потребностей.

Теория налогов в трудах классиков марксизма не получила широкого и систематизированного развития, поскольку они считали, что с формированием коммунистического общества потребность в налогах отпадет. Тем не менее в работах Карла Маркса дан анализ действовавшей налоговой системы и показано ее становление по мере развития государства. Так, Маркс отмечал, что налоги возникают с разделением общества на классы и появлением государства. Как он считал, в налогах воплощено экономически выраженное существование государства. В работах Фридриха Энгельса, посвященных вопросам торговли, рассматривались проблемы таможенных пошлин. В. И. Ленин много внимания уделял налогам, при этом серьезной критике подвергались косвенные налоги, оказывающие сильное влияние на уровень жизни населения.

Определенный вклад в развитие теории налогов внесли представители так называемой маржиналистской школы. Маржинализм — один из методических принципов политической экономии, основанный на использовании предельных величин для исследования экономических процессов. Среди представителей этой школы можно назвать К. Менгера, Ф. Визера, И. Тюнена, А. Курно. Представители маржиналистской школы в исследованиях экономических процессов помимо анализа вопросов стоимости, ценообразования много внимания уделяли вопросам налогообложения. Маржиналистская школа свела основные экономические проблемы к обеспечению равновесия, соответственно и налоги рассматривались как один из инструментов достижения этой цели. Исследования представителей данной школы привели к обоснованию принципа прогрессивности в налогообложении, а также необлагаемого минимума. Эта идея нашла широкое применение в налоговых системах всех экономически развитых стран.

Свой вклад в развитие теории налогообложения внес шведский экономист Кнут Виксель (1851-1926). Он рассматривал налоги прежде всего как способ бесперебойного финансирования государственных расходов. Особо подчеркивал необходимость парламентского утверждения налогов, что усилило бы их справедливость в отношении всех категорий налогоплательщиков. К. Виксель считал, что средства налогоплательщиков, изъятые в виде налога, должны им возвращаться в форме различных государственных услуг. Он был противником налогов на расходы, сокращавших потребление, и полагал, что система косвенных налогов позволит относительно богатым уклоняться от налогов. Вексель подчеркивал, что повышенные налоги должны платить те, кто имеет наибольшие доходы.

Идеи Викселя поддержал и развил шведский экономист Эрик Линдаль (1891-1960). Он рассматривал налоги как своего рода цену за предоставляемые государством услуги. Исходя из положения о том, что налогоплательщики имеют разный уровень благосостояния, Э. Линдаль делал вывод, что разные ставки налогов обеспечивают равновесие в обществе. Таким образом, Линдаль последовательно отстаивал идею прогрессивного налогообложения.

Английский экономист Артур Сесил Пигу (1877-1959) считал, что взимаемые налоги должны быть одинаковыми для налогоплательщиков, проживающих в равных условиях. Он видел необходимость в совершенствовании подоходного налогообложения. В частности, Пигу отмечал, что подоходный налог является дискриминационным по отношению к сбережениям. Он обосновал так называемый всеобщий налог на расходы в целях стимулирования сбережений. Фундаментально были освещены вопросы установления и систематизации налоговых льгот при обосновании подоходного налога. Пигу сделал важный вывод о том, что налог на трудовые доходы должен стимулировать трудовую активность.

Выдающийся вклад в развитие теории налогов внес английский экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946). Он уделял много внимания налоговому регулированию, подчеркивая, что налоговая политика может оказывать мощное воздействие на экономический рост, повышение занятости населения, стимулирование склонности к потреблению и т.д. Дж. Кейнс считал, что полезно при помощи налогов изъятие доходов, помещенных в сбережения, финансирование за их счет текущих государственных расходов, а самое главное — инвестиций. Рассматривая роль налогов в регулировании экономики, Кейнс обращал внимание на положительную роль относительно высоких налогов, мотивируя это тем, что снижение ставок налогов сопровождается уменьшением доходов бюджета и экономической неустойчивостью государства.

Ярким приверженцем кейнсианства был нобелевский лауреат Пол Самуэльсон (р. 1915). Налоги, налоговую политику П. Самуэльсон рассматривал как важные инструменты в регулировании экономики и считал, что при помощи налогов стимулируются макроэкономический рост и стабильность, снижается уровень безработицы и инфляции, поощряется экономический рост. Анализируя роль налогово-бюджетной политики в регулировании экономики, Самуэльсон указал на противоречивые процессы, которые необходимо учитывать при построении налоговой системы.

Во второй половине XX в. большую популярность приобрела «теория предложения», в которой серьезное внимание уделялось формированию методов воздействия налогов на уровень инвестиций, предложения труда и сбережений посредством снижения налоговых ставок.

Наиболее известным представителем этой научной школы стал американский экономист Артур Лаффер (р. 1940). В результате изучения вопросов налогообложения он пришел к выводу, что существует зависимость между ставками налогов, доходами бюджета и налоговой базой. На основе эмпирических исследований выбранных показателей на примере США он пришел к выводу о том, что налогообложение достигло критического уровня, при котором налоги стали препятствовать экономическому росту. Налоговые реформы в США конца 70-х — начала 80-х гг. XX в. во многом были проведены на основе концептуальных выводов А. Лаффера, ставки налогов были резко снизили в надежде на то, что возросшая деловая активность и интенсивность труда компенсируют потери налоговых доходов. Однако не был зафиксирован весомый рост доли личных сбережений, напротив, федеральные налоговые доходы сократились, вследствие чего федеральный бюджет, сбалансированный в 1979 г., характеризовался беспрецедентным дефицитом в 200 млрд. долл.

Таким образом, предсказания сторонников теории экономики предложения о том, что интенсивность труда и уровень сбережений резко возрастают после снижения предельной налоговой ставки, оказались не вполне корректными. Тем не менее очевидно, что установление налогов выше максимально допустимой ставки нанесло бы еще больший ущерб экономике. Подчеркнем, что достаточно трудно определить предельную ставку какого-либо налога, для этого необходимы эмпирические расчеты с учетом конкретных экономических условий страны.

Американский экономист Милтон Фридмен (1912-2006) стал одним из противником кейнсианства. Он считал, что свобода предпринимательства, стихийный механизм рынка могут способствовать нормальному процессу воспроизводства без широкого государственного вмешательства в экономику. По его мнению, неравномерный прирост денег в обращении, вызванный фискальной политикой, приводит к общей экономической неустойчивости. В области налогообложения основное его предложение сводилось к снижению налогов, при этом он имел в виду, что уменьшение налоговой ставки способствует повышению деловой активности, росту инвестиций, занятости, снижению инфляции и в конечном счете экономическому росту и сглаживанию социальных противоречий.

Джозеф Стиглиц (р. 1943) много внимания уделял проблемам налогообложения: налоговому бремени, оптимальному налогообложению, налогообложению капитала, налоговым реформам. Он выделил пять принципов налоговой системы: экономическая эффективность (налоговая система не должна входит в противоречие с эффективным распределением ресурсов); административная простота (административная система должна быть простой и относительно недорогой в применении); политическая ответственность (налоговая система должна быть построена таким образом, чтобы убедить людей в том, что они платят налоги, дабы политическая система была в состоянии более точно отражать их предпочтения); справедливость (налоговая система должна быть справедливой в соответствующем подходе к отдельным индивидам); гибкость (налоговая система должна быть в состоянии быстро реагировать на изменяющиеся экономические условия).

Достаточно много внимания уделял Дж. Стиглиц проблемам оптимального налогообложения. Он подчеркивал, что оптимальная структура налогов — та, которая максимизирует общественное благосостояние.

В России серьезная полемика по вопросам теории налогов велась до Октябрьской революции 1917 г. и в основном касалась сущности налогов, их форм, видов, выполняемых ими функций. Таких ученых-экономистов, как Н. Тургенев, И. Озеров, А. Исаев, А. Соколов, В. Твердохлебов, труды которых стали неоценимым вкладом в теорию налогов, по праву можно отнести к классикам отечественной экономической науки.

Современные налоговые теории строятся на исследовании конкретных действующих налоговых систем, выявлении их позитивных и негативных свойств и корректировке их составляющих, поиске оптимальных границ действий налогов.

Теоретическим методам и средствам, которые предлагают ученые разных экономических направлений, используемым в макроэкономическом управлении, необходима согласованность и направленность для решения наиболее важных задач в развитии общества. Иными словами, для успешного достижения желаемого результата должен быть тщательно продуман и скорректирован набор налоговых регуляторов.

Это интересно:

  • Возврат изделия из меха Меха и Мода Обмен/возврат товара НАДЛЕЖАЩЕГО КАЧЕСТВА В течении 14 дней (не считая дня покупки) вы можете обменять неношеную меховую вещь , как не подошедшую "по форме, габаритам, фасону, расцветке, размеру или комплектации". При отсутствии вещи для обмена, вы имеете право просто […]
  • Выплата пособия при увольнении военнослужащего НачФин.info " rel="nofollow"> Печать E-mail Подробности Категория: Консультация военного юриста Опубликовано: 30 января 2017 Автор: SobKor Просмотров: 9885 Вопрос: Облагается ли налогом единовременное пособие, выплачиваемое военнослужащим, при увольнении из рядов Вооруженных Сил […]
  • Заявление о выделе доли из общего имущества Исковое заявление об определении долей супругов на квартиру (образец) На данной странице вы можете скачать примерный образец искового заявления об определении долей супругов на квартиру составленный нашими юристами с учетом действующего законодательства и наработанной судебной […]
  • Страховка авто дтп Кто выплачивает страховку при ДТП? В Российском законодательстве о страховании есть ряд правоустанавливающих документов, определяющих, кто платит за ремонт автомобиля, за нанесение ущерба здоровью участников ДТП и повреждение имущества третьих лиц. Дорожно-транспортным происшествием […]
  • База аварий для осаго База данных ДТП Предыдущая статья: Авто после ДТП В наше время появилось довольно много мошенников, зарабатывающих на продаже битых или угнанных авто. Потому очень важно иметь сервисы, которые систематизируют и хранят данные о машинах за длительный период. В России на данный момент […]
  • Фаворит иск Фаворит иск ИСК В СУД Такова уж человеческая жизнь, что избежать конфликтов с окружающими удается не всегда. Хорошо, когда разногласия можно уладить мирным путем. Но все чаще, при возникновении серьезных неурядиц мы начинаем апеллировать своими правами и обращаемся с исковым […]
  • Поиск номера постановления штрафа гибдд Штрафы ГИБДД по номеру постановления с фото Как проверить штраф по номеру постановления из письма ГИБДД? Как происходит оплата штрафа по постановлению? Что важно знать об оплате штрафов по постановлению с фото. Проверка и оплата штрафов ГИБДД Проверяем информацию о штрафах, […]
  • Пособие для дошкольников по развитию речи Пособие для развития речи ребенка-дошкольника своими руками Татьяна Амосова Пособие для развития речи ребенка-дошкольника своими руками Иногда, в детских играх с карточками, часть карточек теряется и такая игра приходит в негодность. А если таких игр в группе детского сада несколько, да […]
Все права защищены. 2018