Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

По степени обобщения все законы науки принято подразделять на две группы

Методы научного познания (9)

Главная > Реферат >Биология

Министерство образования и науки Российской Федерации

по дисциплине Концепции Современного Естествознания

Тема: ”Методы научного познания”

Содержание

Методы естественно-научного познания 5

Функции эмпирической, теоретической и прикладной сторон

Общие, особенные и частные методы естествознания 13

Критерии естественно-научного познания 15

Антинаучные тенденции в развитии науки 16

Список литературы 20

Наука явилась главной причиной столь бурно протекающей НТР, перехода к постиндустриальному обществу, повсеместному внедрению информационных технологий, появления «новой экономики», для которой не действуют законы классической экономической теории, начала переноса знаний человечества в электронную форму, столь удобную для хранения, систематизации, поиска и обработки, и мн.др.

Все это убедительно доказывает, что основная форма человеческого познания – наука в наши дни становиться все более и более значимой и существенной частью реальности.

Однако наука не была бы столь продуктивной, если бы не имела столь присущую ей развитую систему методов, принципов и императивов познания. Именно правильно выбранный метод наряду с талантом ученого помогает ему познавать глубинную связь явлений, вскрывать их сущность, открывать законы и закономерности. Количество методов, которые разрабатывает наука для познания действительности постоянно увеличивается. Точное их количество, пожалуй, трудно определить. Ведь в мире существует около 15000 наук и каждая из них имеет свои специфические методы и предмет исследования.

Цель данной работы – рассмотреть критерии и методы естественно-научного познания. Для достижения поставленной цели, будут решены следующие задачи:

Рассмотреть структуру и функции естествознания;

Рассмотреть общие, особенные и частные методы научного познания;

Рассмотреть предмет и принципы научного познания;

Рассмотреть антинаучные тенденции в развитии науки и современные картины мира.

Методы естественно-научного познания

В основе методов естествознания лежит единство его эмпи­рической и теоретической сторон. Они взаимосвязаны и обу­словливают друг друга. Их разрыв, или преимущественное развитие одной за счет другой, закрывает путь к правильному познанию природы — теория становится беспредметной, опыт —

Методы естествознания могут быть подразделены на сле­дующие группы:

1. Общие методы, касающиеся любого предмета, любой науки. Это различные формы метода, дающего возможность связывать воедино все стороны процесса познания, все его ступени, например, метод восхождения от абстрактного к кон­кретному, единства логического и исторического. Это, скорее, общефилософские методы познания.

2. Особенные методы касаются лишь одной стороны изу­чаемого предмета или же определенного приема исследования:

анализ, синтез, индукция, дедукция. К числу особенных мето­дов также относятся наблюдение, измерение, сравнение и экс­перимент.

В естествознании особенным методам науки придается чрезвычайно важное значение, поэтому в рамках нашего курса необходимо более подробно рассмотреть их сущность.

Наблюдение — это целенаправленный строгий процесс вос­приятия предметов действительности, которые не должны быть изменены. Исторически метод наблюдения развивается как составная часть трудовой операции, включающей в себя установление соответствия продукта труда его запланирован­ному образцу.

Наблюдение как метод познания действительности приме­няется либо там, где невозможен или очень затруднен экспе­римент (в астрономии, вулканологии, гидрологии), либо там, где стоит задача изучить именно естественное функциониро­вание или поведение объекта (в этологии, социальной психо­логии и т.п.). Наблюдение как метод предполагает наличие программы исследования, формирующейся на базе прошлых убеждений, установленных фактов, принятых концепций. Ча­стными случаями метода наблюдения являются измерение и сравнение.

Эксперимент — метод познания, при помощи которого яв­ления действительности исследуются в контролируемых и управляемых условиях. Он отличается от наблюдения вмеша­тельством в исследуемый объект, то есть активностью по от­ношению к нему. Проводя эксперимент, исследователь не ог­раничивается пассивным наблюдением явлений, а сознательно вмешивается в естественный ход их протекания путем непо­средственного воздействия на изучаемый процесс или измене­ния условий, в которых проходит этот процесс.

Специфика эксперимента состоит также в том, что в обыч­ных условиях процессы в природе крайне сложны и запутанны, не поддаются полному контролю и управлению. Поэтому воз­никает задача организации такого исследования, при кото­ром можно было бы проследить ход процесса в «чистом» ви­де. В этих целях в эксперименте отделяют существенные фак­торы от несущественных и тем самым значительно упрощают ситуацию. В итоге такое упрощение способствует более глу­бокому пониманию явлений и создает возможность контро­лировать немногие существенные для данного процесса фак­торы и величины.

Развитие естествознания выдвигает проблему строгости наблюдения и эксперимента. Дело в том, что они нуждаются в специальных инструментах и приборах, которые последнее время становятся настолько сложными, что сами начинают оказывать влияние на объект наблюдения и эксперимента, чего по условиям быть не должно. Это прежде всего относится к исследованиям в области физики микромира (квантовой меха­нике, квантовой электродинамике и т.д.).

Аналогия — метод познания, при котором происходит пере­нос знания, полученного в ходе рассмотрения какого-либо од­ного объекта, на другой, менее изученный и в данный момент изучаемый. Метод аналогии основывается на сходстве предме­тов по ряду каких-либо признаков, что позволяет получить вполне достоверные знания об изучаемом предмете.

Применение метода аналогии в научном познании требует определенной осторожности. Здесь чрезвычайно важно четко выявить условия, при которых он работает наиболее эффек­тивно. Однако в тех случаях, когда можно разработать систему четко сформулированных правил переноса знаний с модели на прототип, результаты и выводы по методу аналогии приобре­тают доказательную силу.

Моделирование — метод научного познания, основанный на изучении каких-либо объектов посредством их моделей. Появ­ление этого метода вызвано тем, что иногда изучаемый объект или явление оказываются недоступными для прямого вмеша­тельства познающего субъекта или такое вмешательство по ряду причин является нецелесообразным. Моделирование предполагает перенос исследовательской деятельности на дру­гой объект, выступающий в роли заместителя интересующего нас объекта или явления. Объект-заместитель называют моде­лью, а объект исследования — оригиналом, или прототипом. При этом модель выступает как такой заместитель прототипа, который позволяет получить о последнем определенное знание.

Таким образом, сущность моделирования как метода по­знания заключается в замещении объекта исследования моде­лью, причем в качестве модели могут быть использованы объ­екты как естественного, так и искусственного происхождения. Возможность моделирования основана на том, что модель в определенном отношении отображает какие-либо стороны прототипа. При моделировании очень важно наличие соответ­ствующей теории или гипотезы, которые строго указывают пределы и границы допустимых упрощений.

Основными элементами естествознания являются:

твердо установленные факты;

закономерности, обобщающие группы фактов;

теории, как правило, представляющие собой системы закономерностей, в совокупности описывающих некий фрагмент реальности;

научные картины мира, рисующие обобщенные образы всей реальности, в которых сведены в некое системное единство все теории, допускающие взаимное согласование.

Проблема различия теоретического и эмпирического уровней научного познания коренится в разнице способов иде­ального воспроизведения объективной реальности, подходов к построению системного знания. Отсюда вытекают и другие, уже производные отличия этих двух уровней. За эмпирическим знанием, в частности, исторически и логически закрепилась функция сбора, накопления и первичной рациональной обра­ботки данных опыта. Его главная задача — фиксация фактов. Объяснение же, интерпретация их — дело теории.

Методологические программы сыграли свою важную историческую роль. Во-первых, они стимулировали огромное множество конкретных научных исследований, а во-вторых, «высекли искру» некоторого понимания структуры научного познания. Выяснилось, что оно как бы «двухэтажно». И хотя занятый теорией «верхний этаж» вроде бы надстроен над «нижним» (эмпирией) и без последнего должен рассыпать­ся, но между ними почему-то нет прямой и удобной лестницы. Из нижнего этажа на верхний можно попасть только «скачком» в прямом и переносном смысле. При этом, как бы ни была важна база, основа (нижний эмпирический этаж нашего зна­ния), решения, определяющие судьбу постройки, принимаются все-таки наверху, во владениях теории.

В наше время стандартная модель строения научного знания выглядит примерно так. Познание начинается с установления путем наблюдения или экспериментов различных фактов. Если среди этих фактов обнаруживается некая регулярность, повторяемость, то в принципе можно утверждать, что найден эмпи­рический закон, первичное эмпирическое обобщение. И все бы хорошо, но, как правило, рано или поздно отыскиваются такие факты, которые никак не встраиваются в обнаруженную регу­лярность. Тут на помощь призывается творческий интеллект ученого, его умение мысленно перестроить известную реальность так, чтобы выпадающие из общего ряда факты вписа­лись, наконец, в некую единую схему и перестали противоре­чить найденной эмпирической закономерности.

Обнаружить эту новую схему наблюдением уже нельзя, ее нужно придумать, сотворить умозрительно, представив перво­начально в виде теоретической гипотезы. Если гипотеза удачна и снимает найденное между фактами противоречие, а еще лучше — позволяет предсказывать получение новых, нетривиальных фактов, это значит, что родилась новая теория, найден теоретический закон.

Известно, к примеру, что эволюционная теория Ч. Дарвина долгое время находилась под угрозой краха из-за распространенных в XIX в. представлений о наследственности. Считалось, что передача наследственных признаков происходит по принципу «смешивания», т.е. родительские признаки переходят к потомству в некоем промежуточном варианте. Если скрестить, допустим, растения с белыми и красными цветками, то у полученного гибрида цветки должны быть розовыми. В большинстве случаев так оно и есть. Это эмпирически установленное обобщение на основе множества совершенно достоверных эмпирических фактов.

По степени обобщения все законы науки принято подразделять на две группы

9. Классификация методов научного познания.

Каждый вопрос экзамена может иметь несколько ответов от разных авторов. Ответ может содержать текст, формулы, картинки. Удалить или редактировать вопрос может автор экзамена или автор ответа на экзамен.

Методы научного познания принято подразделять по степени их общности, т.е. по широте применимости в процессе научного исследования, на всеобщие (философские), общенаучные и частнонаучные.

Всеобщих методов в истории познания известно два: диалектический и метафизический. Это общефилософские методы. Метафизический метод с середины XIX века начал все больше и больше вытесняться из естествознания диалектическим методом.

Вторую группу методов познания составляют общенаучные методы, которые используются в самых различных областях науки, т.е. имеют весьма широкий, междисциплинарный спектр применения. Их классификация тесно связана с понятием уровней научного познания.

Различают два уровня научного познания:

Эмпирический уровень характеризуется непосредственным исследованием реально существующих, чувственно воспринимаемых объектов. На этом уровне осуществляется процесс накопления информации об исследуемых объектах, явлениях путем проведения наблюдений, выполнения разнообразных измерений, постановки экспериментов. Здесь производится также первичная систематизация получаемых фактических данных в виде таблиц, схем, графиков и т.п. Кроме того, уже на этом уровне научного познания – как следствие обобщения научных фактов – возможно формулирование некоторых эмпирических закономерностей.

Теоретический уровень научного исследования осуществляется на рациональной (логической) ступени познания. На данном уровне происходит раскрытие наиболее глубоких, существенных сторон, связей, закономерностей, присущих изучаемым объектам, явлениям. Теоретический уровень – более высокая ступень в научном познании. Результатами теоретического познания становятся гипотезы, теории, законы.

Выделяя в научном исследовании указанные два различных уровня, не следует отрывать их друг от друга и противопоставлять. Эмпирический и теоретический уровни познания взаимосвязаны между собой. Эмпирический уровень выступает в качестве основы, фундамента теоретического. Гипотезы и теории формируются в процессе теоретического осмысления научных фактов, статистических данных, получаемых на эмпирическом уровне. К тому же теоретическое мышление неизбежно опирается на чувственно-наглядные образы (в том числе схемы, графики и т.п.), с которыми имеет дело эмпирический уровень исследования. В свою очередь, эмпирический уровень научного познания не может существовать без достижений теоретического уровня. Эмпирическое исследование обычно опирается на определенную теоретическую конструкцию, которая определяет направление этого исследования, обосновывает применяемые при этом методы.

Одни общенаучные методы применяются только на эмпирическом уровне познания (наблюдение, эксперимент,измерение), другие – только на теоретическом уровне (абстрагирование, идеализация, формализация,индукция и дедукция), а некоторые (анализ и синтез, аналогия и моделирование) – как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях.

К третьей группе методов научного познания относятся методы, используемые только в рамках исследований какой-то конкретной науки или какого-то конкретного явления. Такие методы именуются частнонаучными. Каждая частная наука (биология, химия, геология и т.д.) имеет свои специфические методы исследования. При этом частнонаучные методы, как правило, содержат в различных сочетаниях те или иные общенаучные методы познания. В частнонаучных методах могут присутствовать наблюдения, измерения, индуктивные или дедуктивные умозаключения и т.д. Характер их сочетания и использования находится в зависимости от условий исследования, природы изучаемых объектов. Таким образом, частнонаучные методы не оторваны от общенаучных. Они тесно связаны с ними, включают в себя специфическое применение общенаучных познавательных приемов для изучения конкретной области объективного мира.

Частнонаучные методы связаны и со всеобщим, диалектическим методом, который как бы преломляется через них. Например, всеобщий диалектический принцип развития проявился в биологии в виде открытого Дарвином естественноисторического закона эволюции животных и растительных видов. К сказанному остается добавить, что любой метод сам по себе еще не предопределяет успеха в познании тех или иных сторон материальной действительности. Важно еще умение правильно применять научный метод в процессе познания.

Методы научного познания (5)

Главная > Контрольная работа >Философия

Современная наука развивается очень быстрыми темпами, в настоящее время объем научных знаний удваивается каждые 10-15 лет. Около 90 % всех ученых, когда-либо живших на Земле, являются нашими современниками. За какие-то 300 лет, а именно такой возраст современной науки, человечество сделало такой огромный рывок, который даже и не снился нашим предкам (около 90 % всех научно-технических достижений были сделаны в наше время). Весь окружающий нас мир показывает, какого прогресса достигло человечество. Именно наука является главной причиной бурно протекающей НТР, перехода к постиндустриальному обществу, повсеместному внедрению информационных технологий, появления «новой экономики», для которой не действуют законы классической экономической теории и др.

Все это убедительно доказывает, что основная форма человеческого познания – наука в наши дни становиться все более значимой и существенной частью реальности.

Однако наука не была бы столь продуктивной, если бы не имела столь присущую ей развитую систему методов, принципов и императивов познания. Количество методов, которые разрабатывает наука для познания действительности, постоянно увеличивается. Точное их количество, пожалуй, трудно определить. В мире существует около 15000 наук и каждая из них имеет свои специфические методы и предмет исследования.

Вопрос 1. В чем суть методологии как научной дисциплины?

Существует целая область знания, которая специально занимается изучением методов и которую принято именовать методологией.

Методология (от греч. μεθοδολογία — учение о способах, методах) учение о системе понятий и их отношений, — система базисных принципов, методов, методик, способов и средств их реализации в организации и построении научно-практической деятельности людей 1 .

Изучая закономерности человеческой познавательной деятельности, методология вырабатывает на этой основе методы ее осуществления. Важнейшей задачей методологии является изучение происхождения, сущности, эффективности и других характеристик методов познания.

Сущность методологии — поиск алгоритма, набора приёмов, методов, средств, способов, принципов достижения цели:

Теоретической цели — модели идеального знания (в заданных описанием условиях, например, скорость света в вакууме);

Практической цели — программа (алгоритм) приёмов и способов того, как достичь желаемой практической цели и не погрешить против истины, или того, что мы считаем истинным знанием.

Предмет методологии – методы, способы, приемы, средства, принципы и др.

Методологию можно рассматривать в двух срезах: как теоретическую, и она формируется разделом философского знания гносеология, так и практическую, — ориентированную на решение практических проблем и целенаправленное преобразование мира.

В методологии можно выделить следующую структуру:

Основания методологии: философия, логика, системология, психология, информатика, системный анализ, науковедение, этика, эстетика.

Характеристики деятельности: особенности, принципы, условия, нормы деятельности.

Логическая структура деятельности: субъект, объект, предмет, формы, средства, методы, результат деятельности, решение задач.

Временная структура деятельности: фазы, стадии, этапы.

Технология выполнения работ и решения задач: средства, методы, способы, приемы.

Методология решение задач в информатике.

Подход к созданию чего-либо.

Вопрос 2. Дайте определение понятия «метод», охарактеризуйте основные типы методов и их взаимосвязь

Как подчеркивал Гегель, не только результат исследования, но и путь, ведущий к нему, должен быть истинным.

Понятие метод (от греческого слова «методос» — путь к чему-либо) означает совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности.

Метод — это, образно говоря, фонарь, освещающий путнику дорогу в темноте. Метод вооружает человека системой принципов, требований, правил, руководствуясь которыми он может достичь намеченной цели. Владение методом означает для человека знание того, каким образом, в какой последовательности совершать те или иные действия для решения тех или иных задач, и умение применять это знание на практике.

«Таким образом, метод (в той или иной своей форме) сводится к совокупности определенных правил, приемов, способов, норм познания и действия. Он есть система предписаний, принципов, требований, которые ориентируют субъекта в решении конкретной задачи, достижении определенного результата в данной сфере деятельности. Он дисциплинирует поиск истины, позволяет (если правильный) экономить силы и время, двигаться к цели кратчайшим путем. Основная функция метода — регулирование познавательной и иных форм деятельности» 2 .

Методы познания могут быть подразделены на следующие группы:

Общие методы, касающиеся любого предмета, любой науки. Это различные формы метода, дающего возможность связывать воедино все стороны процесса познания, все его ступени, например, метод восхождения от абстрактного к конкретному, единства логического и исторического.

Особенные методы касаются лишь одной стороны изучаемого предмета или же определенного приема исследования: анализ, синтез, индукция, дедукция. К числу особенных методов также относятся наблюдение, измерение, сравнение и эксперимент.

Познание начинается с наблюдения. Наблюдение — это метод направленного отражения характеристик предмета, позволяющий составить определенное представление о наблюдаемом явлении. В блок процедур наблюдения входят описание, измерение, сравнение. Исторически метод наблюдения развивается как составная часть трудовой операции, включающей в себя установление соответствия продукта труда его запланированному образцу.

Наблюдение как метод познания действительности применяется либо там, где невозможен или очень затруднен эксперимент (в астрономии, вулканологии, гидрологии), либо там, где стоит задача изучить именно естественное функционирование или поведение объекта (в этологии, социальной психологии и т.п.). Наблюдение как метод предполагает наличие программы исследования, формирующейся на базе прошлых убеждений, установленных фактов, принятых концепций. Частными случаями метода наблюдения являются измерение и сравнение.

Эксперимент — это более эффективный метод, отличающийся от наблюдения тем, что исследователь с помощью эксперимента активно воздействует на предмет путем создания искусственных условий, необходимых для выявления ранее неизвестных свойств предмета. Проводя эксперимент, исследователь не ограничивается пассивным наблюдением явлений, а сознательно вмешивается в естественный ход их протекания путем непосредственного воздействия на изучаемый процесс или изменения условий, в которых проходит этот процесс.

Специфика эксперимента состоит также в том, что в обычных условиях процессы в природе крайне сложны и запутанны, не поддаются полному контролю и управлению. Поэтому возникает задача организации такого исследования, при котором можно было бы проследить ход процесса в «чистом» виде. В этих целях в эксперименте отделяют существенные факторы от несущественных и тем самым значительно упрощают ситуацию. В итоге такое упрощение способствует более глубокому пониманию явлений и создает возможность контролировать немногие существенные для данного процесса факторы и величины.

Развитие естествознания выдвигает проблему строгости наблюдения и эксперимента. Дело в том, что они нуждаются в специальных инструментах и приборах, которые последнее время становятся настолько сложными, что сами начинают оказывать влияние на объект наблюдения и эксперимента, чего по условиям быть не должно. Это, прежде всего, относится к исследованиям в области физики микромира (квантовой механике, квантовой электродинамике и т. д.).

Аналогия — метод познания, при котором происходит перенос знания, полученного в ходе рассмотрения какого-либо одного объекта, на другой, менее изученный и в данный момент изучаемый. Метод аналогии основывается на сходстве предметов по ряду каких-либо признаков, что позволяет получить вполне достоверные знания об изучаемом предмете.

Применение метода аналогии в научном познании требует определенной осторожности. Здесь чрезвычайно важно четко выявить условия, при которых он работает наиболее эффективно. Однако в тех случаях, когда можно разработать систему четко сформулированных правил переноса знаний с модели на прототип, результаты и выводы по методу аналогии приобретают доказательную силу.

Метод моделирования основан на создании модели, которая является заместителем реального объекта в силу определенного сходства с ним. Главная функция моделирования, если брать его в самом широком понимании, состоит в материализации, опредмечивании идеального. Построение и исследование модели равнозначно исследованию и построению моделируемого объекта, с той лишь разницей, что второе совершается материально, а первое — идеально, не затрагивая самого моделируемого объекта. Из этого вытекает вторая важная функция модели в научном познании — модель выступает программой действия по предстоящему построению, сооружению моделируемого объекта.

Анализ – расчленение целостного предмета на составные части с целью их всестороннего изучения.

Синтез – соединение ранее выделенных частей предмета в единое целое.

Индукция – метод исследования и способ рассуждения, в котором общий вывод строится на основе частных посылок.

Дедукция – способ рассуждения, посредством которого из общих посылок с необходимостью следует заключение частного характера.

Вопрос 3. Проанализируйте основные методы эмпирического и теоретического познания

Эмпирическое познание — это выявляющее и описывающее факты познание, отвечающее на вопрос «как». Теоретическое же познание — сущностное познание, отвечающее на вопрос «почему», на вопрос о внутренних причинах явлений, что в конечном счете дает возможность управлять изучаемыми явлениями и событиями, ускорять их приход или, наоборот, отдалять и предотвращать их, а также предсказывать принципиально новые факты.

Эмпирическое познание в большей мере нуждается в формальной логике, теоретическое также — ив первую очередь — в содержательной. Эмпирическое знание принципиально необходимо, так как теоретический, категориальный анализ должен обязательно основываться на эмпирическом знании. Однако нельзя представлять себе, что переход от эмпирических знаний к теоретическим прост и формален: достаточно, де, накопить нужное количество эмпирических фактов и одно это обеспечит новое качество знания. Дело в том, что теоретическое знание не выводится из эмпирического знания формально-логическим путем, оно выводится диалектическим мышлением, перерабатывающим эмпирическое знание в теоретическое. И переработка эта связана прежде всего с нахождением сущности, с возникновением по этому поводу идеи.

Остановимся на разделении всех методов на две большие группы — на методы эмпирические и теоретические. Эмпирические методы (наблюдение, моделирование, анализ, синтез, индукция, дедукция и др.) не вытекают из сущности объекта, а поэтому содержат в себе много субъективных моментов. Но они таковы только в том случае, если не входят как необходимый момент в сферу действия системы методов теоретических, которые построены на единстве предмета и метода. Поскольку теоретические методы (идея, гипотеза, теория) выступают способом организации субъектом своей деятельности в соответствии с сущностью предмета, то эмпирические методы, вовлеченные в сферу действия теории, получают внутри нее направленность и объективность.

Рассмотрим особенности некоторых методов научного познания.

Анализ и синтез. Эмпирический анализ — это просто разложение целого на его составные, более простые элементарные части. Синтез — это, наоборот, — соединение компонентов сложного явления. Теоретический анализ предусматривает выделение в объекте основного и существенного, незаметного эмпирическому зрению. Аналитический метод при этом включает в себя результаты абстрагирования, упрощения, формализации. Теоретический синтез — это расширяющее знание, конструирующее нечто новое, выходящее за рамки имеющейся основы.

Индукция и дедукция. Индукция может быть определена как метод перехода от знания отдельных фактов к знанию общего. Дедукция — это метод перехода от знания общих закономерностей к частному их проявлению. Теоретическая индукция и основанная на ней дедукция отличаются от эмпирических индукции и дедукции тем, что они основаны не на поисках абстрактно-общего, одинакового в разных предметах и фактах («Все лебеди — белы»), а на поисках конкретно-всеобщего, на поисках закона существования и развития исследуемой системы.

Рассмотрим методы теоретического познания

Идея как форма познания, прежде всего, есть единство объективного и субъективного. Объективная реальность не просто отражается в идее, но и как бы мысленно достраивается в ней, а именно: сущее достраивается до должного. «Идея — это есть «придуманный», «увиденный» (т. е. найденный пока лишь в сознании), возможный выход за пределы сложившейся противоречивой ситуации — за рамки существующего положения вещей и выражающих его понятий». В исходном пункте и в конце своего формирования идея — есть единство субъективного и объективного. А по отношению к теории она — ее зародыш и своеобразный мостик между эмпирическим и теоретическим. Идея выражает творческий, преобразующий характер человеческого мышления. Выражая потребности и интересы людей, она выступает программой и методом их теоретической и практической деятельности 3 .

Гипотеза. Развитие идеи вначале с необходимостью принимает форму гипотезы. Человек движется от одного уровня освоения действительности к другому, и противоречие между этими уровнями заставляет искать все новые и новые идеи, пытаться их обосновать, систематизировать. И именно это противоречие и придает гипотезе объективный и совершенно необходимый характер. Иными словами, гипотеза принципиально неустранима из процесса развития познания. Гипотеза содержит в себе и достоверные и недостоверные, доказанные и недоказанные моменты. Этим она отличается от теории, которая носит достоверный, научно-доказанный характер.

Теория. Отмечая такие важные признаки теории, как системность, полнота, достоверность, формальная непротиворечивость, наличие совокупности выводов и т. д., важно подчеркнуть наличие в ней исходных понятий, на которых базируется все ее развитие, развертывание в некое единство многообразного, выявление всеобщих условий духовно воспроизводимой ею конкретной целостности.

И все же самое глубинное отличие теории от гипотезы и эмпирического обобщения заключено в особенности практики, лежащей в ее основе, задающей ей направленность развития и проверяющей ее выводы.

Конечно, практика и теория в своем развитии обусловливают и поддерживают друг друга, взаимодействуют друг с другом, однако не всякая практика порождает потребность в теории, а только практика, достигшая состояния целостной предметной деятельности, ориентированной не просто на преобразование вещей, естественных форм предметов, а на преобразование процессов, внутренних взаимосвязей систем этих предметов. Такая практика исторически формируется со времени возникновения капиталистического производства, а с ней возникает и наука как особая форма общественного сознания.

В заключении можно сделать следующие выводы:

Традиционная модель строения научного знания предполагает движение по цепочке: установление эмпирических фактов — первичное эмпирическое обобщение — обнаружение отклоняющихся от правила фактов — изобретение теоретической гипотезы с новой схемой объяснения — логический вывод (дедукция) из гипотезы всех наблюдаемых фактов, что и является ее проверкой на истинность.

Подтверждение гипотезы конституирует ее в теоретический закон. Такая модель научного знания называется гипотетико-дедуктивной. Считается, что большая часть современного научного знания построена именно таким способом.

Теория не строится путем непосредственного индуктивного обобщения опыта. Это, конечно, не означает, что теория вообще не связана с опытом. Изначальный толчок к созданию любой теоретической конструкции дает как раз практический опыт. И проверяется истинность теоретических выводов опять-таки их практическими приложениями. Однако сам процесс построения теории, и ее дальнейшее развитие осуществляется от практики относительно независимо.

Можно подвести своеобразный итог сказанному: наш «познавательный аппарат» при переходе к областям реальности, далеким от повседневного опыта, теряет свою надежность. Ученые вроде бы нашли выход: для описания недоступной опыту реальности они перешли на язык абстрактных обозначений и математики.

Горелов А.А. Концепции современного естествознания. – М.: Центр, 2003. стр. 36.

Кузнецов В.И., Идлис Г.М., Гутина В.Н. Естествознание. — М.: Агар, 1996. стр. 61

Современная философия науки. — М.: Логос, 1996.

Концепции современного естествознания. / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко, В.П. Ратникова. – М.: ЮНИТА-ДАНА, 1999. стр.68.

«Философия» под ред. Кохановского В.П. Ростов-н/Д, 2000. стр.488.

1 Istina . rin . ru

2 «Философия» под. ред. Кохановского В.П. Ростов-н/Д 2000 стр.488

По степени обобщения все законы науки принято подразделять на две группы

Наука, как совокупность достоверных знаний о мире и человеке, как специфическая сфера духовного производства представляет собой в высшей степени сложное и противоречивое явление европейской культуры. Дисциплинарное пространство современного естественнонаучного и социогуманитарного знания охватывает многие сотни и тысячи предметных областей и направлений исследовательского поиска.[1] Научные знания существенно дифференцированы и с исторической точки зрения. Ведь существующий корпус научных знаний формируется в истории постепенно и эволюционирует в виде последовательности возникающих и сменяющих друг друга более или менее целостных систем представлений о мире и человеке.

Развитие науки имеет неравномерный характер. Хронологические масштабы, отделяющие возникновение отдельных отраслей и дисциплин современной науки, достигают значений многих десятков, и даже сотен лет, что не могло не создавать нередко непреодолимые трудности на пути построения единой научной картины мира. И это понятно, если учесть, что процессы пространственно-временной дифференциации науки, становления ее современной дисциплинарной структуры обусловлены отнюдь не только стремлениями возможно полной рациональной осмысленности объекта познания, ограничиваясь исключительно задачами теоретической реконструкции законов его организации и развития. Если бы научное познание было целиком подчинено целям исследовательского поиска, то в этом случае дисциплинарная структура науки могла бы рассматриваться как непосредственное, практически «зеркальное» отражение структуры объекта исследования.

Наличие едва ли не прямого соответствия между дисциплинарной организацией науки и строением ее объекта фактически снимает, устраняет проблему классификации науки, превращая ее в чисто техническую задачу. Такое понимание сути дела проистекает из теоретико-познавательных иллюзий основателей новоевропейской науки (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Т. Лейбниц и др.), считавших, что процесс познания есть процесс отражения в сознании явлений окружающего человека мира. Исходя из этих соображений общего характера и реальных потребностей упорядочения многообразия накопленных знаний, ведущими деятелями науки середины VIII в. (Д. Дидро, Л. Гольбах, Даламбер, Лаплас и др.) была предпринята попытка их систематизации. Ученые ХVIII в., века Просвещения, усматривали в реализации этого замысла единственную и вполне реальную возможность становления самосознания науки, ее превращения из хаоса случайных нагромождений никак не взаимосвязанных, часто противоречащих друг другу теорий, гипотез и фактов в систему способных к свободному самоопределению и творческому развитию объективных, истинных знаний. [2]

Интеллектуальная элита ХVIII в. была убеждена в безусловной справедливости представлявшейся очевидной истины, — естественной, адекватной формой организации научного знания должна быть его именно системная упорядоченность. Решающим доводом в пользу такого заключения является не вызывающий сомнения, общепризнанный факт, что природа представляет собой систему органично взаимосвязанных компонентов, или частей. Само собой разумеется, если природа есть система, то и отражаться в сознании она должна в виде системы знаний. Отсюда и задача упорядочения, классификации результатов научных исследований формулируется как проблема систематического изложения знаний о системе природы. Итоги поистине титанического труда научного сообщества эпохи Просвещения по реализации данного замысла завершились, как известно, созданием многотомной «Энциклопедии наук, искусств и ремесел» (1751-1780), опубликованной под редакцией Д. Дидро (1713-1784гг.).

«Энциклопедия…» как демонстрация впечатляющих достижений науки и техники ХVIII века получила вполне заслуженную высокую оценку и современников, и всех последующих поколений ученых вплоть до сегодняшнего дня, но лишь как удачная форма демонстрации познавательной и практической мощи науки, — «знание – сила» (Ф. Бэкон), поставленной на службу нового социального класса, – буржуазии. Однако главная проблема, — проблема систематического изложения знаний о системе природы оказалась не только неразрешимой, но даже строго не сформулированной энциклопедистами.

По существу, «Энциклопедия…» если и может рассматриваться в качестве системы знаний, то лишь как системы в высшей степени искусственной, совсем и не призванной соответствовать естественному порядку системной организации природы (или общества, — В.С.). Научные знания в «Энциклопедии…» систематизируются согласно принципу, определяющему упорядоченность, т.е. последовательность букв в алфавите французского языка и не имеющему ничего общего с принципами порядка природы. Поэтому «Энциклопедия…» предстала в глазах И. Канта (1724-1804 гг.) в виде бессистемного, произвольного нагромождения различного рода идей, теорий, гипотез и фактов. В противоположность восторженным положительным отзывам современников, И. Кант оценивает «Энциклопедию…» не как проявление могущества, а как выражение беспомощности человеческого разума перед лицом проблемы систематизации продуктов своей собственной деятельности, а значит и перед вопросами сознательного, осмысленного отношения и к научному творчеству, и к практическому использованию его результатов.

И. Кантом был поставлен и диагноз сложившийся во второй половине ХVIII века познавательной ситуации: тщетность интеллектуальных инициатив по систематизации научных знаний характеризовалась как симптом «умопомешательства» Разума.[3] Решая задачи его согласования и приведения в соответствие с самим собой И. Кант обращается к проблемам теории познания, и прежде всего эпистемологии науки. Изучение логической конструкции научной теории, методов обоснования и доказательства, системы средств логико-математической аналитики таких образцовых «кристаллизаций» научной рациональности как «Начала…» Евклида и «Математические начала натуральной философии» И. Ньютона, привело И. Канта к необходимости радикального переосмысления ранее господствовавших теоретико-познавательных и логико-методологических воззрений. Поистине «Коперниканский переворот», осуществленный И. Кантом в науке и философии, состоит в строгом доказательстве, во-первых, факта творческой активности познания и, во-вторых, положения, что истина есть результат соответствия знаний субъекту, а не предмету (т.е. объекту) познания.

Развитие И. Кантом аргументации в пользу вывода о решающей роли творческой активности субъекта становится исходным пунктом формирования представлений об антропологической и социальной обусловленности процессов научного познания. Уже в опыте теоретико-познавательных исследований немецкой классической философии было установлено (Г.В.Ф. Гегель), что предмет и содержание научных знаний определяются не структурой субстанции (т.е. объекта – В.С.), а структурой познающего субъекта, включая его потребности, интересы, аксиологические установки, идеологические предпочтения и др. Осознание факта социальной обусловленности познания, его зависимости от потребностей и интересов человеческого существования породило сомнения, в самой возможности объективного, т.е. независимого от воли и сознания людей истинного знания, в существовании единой, неделимой, раз и навсегда данной абсолютной истины. Наряду с этим в философии и эпистемологии науки ХХ века крепнет убеждение, что наука не является единственным источником знаний. Существует многообразие его исторических и современных типов (миф, религия, мораль, искусство, здравый смысл и др.), которые наряду с наукой вполне оправданно претендуют на провозглашение истины.[4]

Сейчас знание уже не представляется как универсум единых всеобъемлющих представлений, как органично целостное образование. Философия и эпистемология науки ХХ века все в большей мере склоняется к мысли, что различные аспекты и компоненты знания недопустимо «принуждать» к включению в состав некой целостной системы представлений, образующих содержательное или методологическое единство. Сформировалась атмосфера своего рода эпистемологического плюрализма, основывающегося на признании множественности истины.[5] Провозглашенный еще И. Кантом принцип «консенсуса мнений», в эпистемологии науки ХХ века трансформировался в требования терпимости, толерантности в пространстве духовного освоения мира. Эти требования принадлежат к числу основоположений современной западной идеологии, конституирующих религиозные, политические, этнокультурные, межличностные отношения и определяющих поведение научного сообщества.

Столь радикальный отказ от прежних «объективистских» установок научного познания, признание его зависимости от особенностей соответствующего социокультурного контекста получает в настоящее время следующее обоснование: если наука призвана давать ответы на поставленные вопросы, то следует иметь в виду, что многообразию «мира вопросов» должно соответствовать многообразие «мира ответов». А это значит, что если ставится задача поиска условий единства, системной организованности знаний, представленных в «мире ответов», то ее корректная, правильная формулировка и разрешение возможны лишь в контексте анализа событий «многообразия мира вопросов». А их задает человек, существо социальное, историческое, нравственно-этическое, религиозное и т.д. Этим объясняется сосредоточение внимания современной философии и эпистемологии науки на задачах построения историко-методологической модели развития науки как согласующейся с целями формирования естественной (а не искусственной, — В.С.), аутентичной классификации научных знаний, удовлетворяющей требования объективности и истинности.

Исследования в данном направлении всегда были и остаются важнейшим элементом стратегии европейской науки и философии на всех без исключения этапах их исторической эволюции. Систематизация научных знаний, классификация наук, — наиболее эффективное средство преодоления отрицательных последствий их дифференциации и специализации. Достаточно напомнить, что нынешнее состояние далеко зашедшей дифференциации и специализации научного познания оказалось чреватым, по меньшей мере, во-первых, утратой сколько-нибудь ясных представлений о междисциплинарных и межотраслевых связях, во-вторых, едва ли не непреодолимыми трудностями междисциплинарных коммуникаций и на этой почве уподоблением формы общения научного сообщества в ходе строительства современных технических цивилизаций, — библейской ситуации «смешения языков» во времена вавилонского столпотворения. Дисциплинарное пространство науки начала ХХI в. представляет собой констелляцию, построенных в соответствии с правилом согласованности «мира вопросов и «мира ответов», предметных областей знания. В свою очередь различия языков существующего многообразия наук, — естественных, математических, физических, биологических и т.д., — достигли столь высоких значений, что каждая специализированная научная дисциплина (и соответствующее ей научное сообщество) превратились в изолированное, практически непроницаемое для междисциплинарных коммуникаций вполне самостоятельно эволюционирующее целостное образование, скрепленных нерасторжимыми связями до уровней срощенности духовных и материально-вещественных компонентов, — идей, теорий, опытно-экспериментальных, лексико-грамматических и терминологических средств, людей, межличностных и социальных отношений и т.д. Успехи в выявлении принципов их структурирования являются выражением достижений в области построения аутентичной естественной классификации наук.

В настоящее время едва ли не общепринято, что взаимосвязи между науками определяются, во-первых, предметом науки и взаимоотношениями его компонентов или сторон, во-вторых, методом и условиями познания предмета, и, в-третьих, познавательными и практическими целями научного исследования.

С теоретико-познавательной точки зрения принципы классификации наук подразделяются на объективные и субъективные. Объективные принципы формулируются как отражающие связи объектов. В этом случае предполагается, что классификация наук, различного рода их подразделения и демаркации (субординационные, иерархические и др.) должны соответствовать строению и взаимосвязям реальных объектов научного познания в том виде как они существуют вне и независимо от воли и сознания людей. То есть предполагается, например, что связи и подразделения между естественными науками должны быть тождественными связям и подразделениям объектов в самой природе.

Субъективные принципы основываются, прежде всего, на учете особенностей субъекта научного познания. Например, классификация наук может быть построена исходя из различий познавательных способностей (рассудок, чувственное восприятие, память), или их оценки с точки зрения степени полезности и т. д.

Принципы классификации могут формулироваться исходя из понимания связей между науками. Когда эти связи рассматриваются как сугубо внешние, то науки располагаются в определенном порядке в зависимости от интересов классификации и их строение подчинено принципу координации. В случае же, когда связи между науками рассматриваются как внутренние, органические отношения, то классификация основывается на принципе субординации, предполагающем выведение одной науки из другой.

Если классификация строится на основе учета особенностей логической связи между науками, то их расположение подчиняется либо принципу убывающей общности (т.е. перехода от общего к частному), либо принципу возрастающей конкретности (т.е. перехода от абстрактного к конкретному).

Во всех случаях существенным оказывается не столько то, какие свойства связи наук принимаются во внимание при их классификации, а то каким образом эти связи истолковываются. Если отдельные стороны, или свойства общей связи наук абсолютизируются в ущерб другим, то на этой основе возникают формальные, или искусственные классификации. Когда же многообразие сторон общей связи наук рассматривается с учетом их взаимоотношений и зависимостей, то формируются содержательные, или естественные классификации.

При построении содержательных, естественных классификаций принято учитывать два аспекта проблемы. Во-первых, те аспекты классификации наук, которые определяются естественно сложившимися логико-структурными отношениями между предметными областями научного знания. Во-вторых, те аспекты классификации наук, которые определяются их историей. В этом случае, связи между науками рассматриваются в контексте генезиса научного познания, истории формирования его отдельных отраслей и дисциплин. Последовательное проведение принципа единства логического и исторического подходов, — важнейшее условие самой возможности формирования естественной классификации наук.

Исторический опыт классификации наук изобилует событиями напряженного интеллектуального поиска, охватывающего этапы духовной эволюции Европы от античности до наших дней. Периодизация этого опыта в целом совпадает с общепринятым расчленением культурно-цивилизационного развития Европы на стадии и включает: 1. Этап античности, характеризующийся развитием науки в структуре философского знания; 2. Этап, включающий эпоху Возрождения и Нового времени до конца ХVIII в. и характеризующийся генерализацией тенденций дифференциации наук. Третий этап, хронологически совпадает с развитием науки в ХIХ столетии и до рубежа ХХ века, то есть до выдвижения М. Планком гипотезы о квантах электромагнитного излучения (1900 г.). Четвертый этап развития неклассической науки охватывает время от момента создания квантовой механики и теории относительности (1900, 1905 гг.) до конца 60-х гг. ХХ в., т.е. до превращения науки из системы средств познания бытия и истины в орудие достижения человеком своих собственных (нередко сугубо эгоистических – В.С.) целей независимо от существующего положения дел в природе и обществе. Пятый этап, — этап постнеклассической науки, — от начала 70-х годов, т.е. от придания науке едва ли не исключительно инструментальной функции до настоящего времени, — времени продолжения и углубления процесса подчинения научных исследований субъективным потребностям и интересам людей.

Одна из исторически первых попыток систематизации и классификации достигнутого уровня научных знаний была предпринята еще в античности Аристотелем (384 – 322 гг. до н.э.). Из-за отсутствия специального термина, — «наука», Аристотель пользуется его эквивалентами, — «эпистеме» (т.е. знание) и «софия» (мудрость), абсолютно противопоставляя данный тип знания знаниям чувственно-наглядного, опытного происхождения. По его мнению в полном смысле научным может быть признано лишь знание, приобретенное сверхчувственным путем посредством не чувственного восприятия, а размышления, мышления. Ведь предметом науки является не единичная, отдельно взятая чувственно воспринимаемая вещь, а всеобщие, универсальные сущности, созерцание которых доступно лишь умозрению.

Противопоставляя науку («эпистеме») опытному, эмпирическому знанию, Аристотель отличает так же науку от различного рода искусств («технэ»). Основу их различия составляет отношение к практике: наука не имеет практического значения, а искусство, — имеет. Искусства (архитектура, медицина и др.) создаются и используются для достижения неких сугубо прагматических целей, между тем как наука, — это сфера чисто интеллектуального созерцания ради него самого, а не для удовлетворения общественных или индивидуальных потребностей людей.

Очертив область собственно научного знания, Аристотель выделяет в его составе три вида наук, исходя из принципа сферы применимости, или направленности мышления и размышления на тот, или иной предмет. Он выделяет, во-первых, теоретические, во-вторых, практические, и в-третьих, творческие знания.[6]

Теоретические науки ориентированы целями производства знания как такового, знания ради самого знания. Практические науки и практические знания необходимы в силу потребностей морально-нравственного совершенствования человека. Творческие науки являются источником знаний о различного рода искусных приемах, «технологиях», искусствах непосредственно практической деятельности, направленной на производство и воспроизводство предметного мира античной культуры.

В свою очередь, теоретические знания Аристотель подразделяет три части:

1.«Первая философия», которая впоследствии будет называться метафизикой. Предметом «первой философии являются первые начала и причины», главные «роды» бытия. Они непроницаемы для форм чувственного восприятия (ощущение, восприятие), находятся за пределами их досягаемости, доступны лишь интеллектуальному созерцанию, умозрению. Первая философия, будучи наукой о сверхчувственных принципах бытия, призвана решать следующие задачи:

а) Исследования первопричин, или высших начал;

б) Познания бытия как такового;

в) Исследования вопросов природы субстанции, как первоначала, тождественного вещественно-телесного субстрата и мирообразовательного закона;

г) Интеллектуального созерцания сверхчувственной божественной субстанции.

Метафизика, согласно Аристотелю, — выражение чистой потребности знания, всепоглощающей страсти к истине и непреклонности сопротивления лжи. Аристотель специально подчеркивает, что все другие науки более необходимы человеку в силу их связи с удовлетворением практических потребностей, но метафизика, развивающаяся в сфере чистой мысли, является самой возвышенной среди наук.

2. Физика, которая рассматривается Аристотелем как «вторая философия». Предметом физики является чувственно воспринимаемая движущаяся субстанция в отличие от сверхчувственных, неподвижных предметов метафизики.

Задача физики как своего рода онтологии чувственно-воспринимаемого мира, — исследование движения, понятого как реализация определенной потенции. Развитие такого понимания сущности движения подводит к выделению и изучению следующих его форм:

а) возникновение и исчезновение как изменение в субстанции;

б) качественное преобразование или превращение;

в) возрастание и уменьшение как изменение в количестве;

г) движение как перемещение в пространстве.[7]

Физика Аристотеля включает и раздел своего рода «небесной механики». Физическая реальность, согласно Аристотелю, складывается из подлунной и надлунной сфер. В формах движения подлунного (т.е. земного) мира превалируют тенденции возникновения и распада. В силу особенностей материала небесных тел (эфир – В.С.), в подлунном мире отсутствуют возникновение, исчезновение, рост, убывание и др., поскольку в нем господствует круговое движение. Материя подлунного мира, состоящая из четырех известных античности элементов, — земля, вода, воздух и огонь, — допускает возможность лишь прямолинейного движения.

Перечисляя и характеризуя все виды движения, Аристотель подчеркивает, что, не смотря на очевидные различия, все они являются результатом актуализации потенциального, или реализацией возможного. Такое понимание движения предполагает его истолкование, во-первых, как процесса перехода (а не какого-либо состояния – В.С.), во-вторых, как целенаправленного, целесообразного процесса. Иначе говоря, движение как направленное к объективной цели, есть не что иное, как выражение стремления (потенции) любого предмета стать таким, каким ему предназначено быть в силу его собственной природы.

Впервые в истории европейской науки определив движение, Аристотель тем самым заложил начало развития физики как науки. Он полагал, что поскольку «… природа есть начало движения и изменения, а предметом нашего исследования является природа, то нельзя оставлять не выясненным, что такое движение; ведь незнание движения влечет за собой незнание природы». [8]

Физика Аристотеля исследует все структуры физической реальности, включая тела неодушевленные, одушевленные и существа, наделенные разумом. Изучению существ одушевленных и наделенных разумом, Аристотель посвящает много работ. Однако важнейшей из них всегда был и остается трактат «О душе».

Согласно Аристотелю «душа» является формой живого, обеспечивая его самосохранение и воспроизведение. Считая, что форма это не внешний вид предмета, а выражение его способности выполнять определенные функции,[9] Аристотель выделяет растительную душу (функция питания), животную душу (функция движения и ощущения), разумную душу (функция мышления).

Живые существа обладают жизнью. Однако жизнь это не само тело. Оно является всего лишь материальным носителем жизни, и подобно материи аристотелевской философии, представляет собой лишь потенцию, то есть, возможность жизни, актуализация которой и есть душа. Отсюда аристотелевское определение души: «Необходимо считать душу субстанцией, формой физического тела, имеющего жизнь в потенции, но субстанция как форма есть энтелехия (акт); душа, следовательно, есть энтелехия таким образом устроенного тела», «душа – первая энтелехия физического тела, имеющего жизнь в потенции».[10]

3. Математика. И Античность, и Средневековье основывались на убеждении, что физика не является и не может быть математической дисциплиной. Математика и физика различались, прежде всего, предметами исследования: физика рассматривалась как наука о природе, то есть, о движении в природе, а математика, — как наука об идеализированных, искусственно сконструированных объектах (число, геометрическая фигура).

В противоположность пифагорейцам и Платону, Аристотель не придавал решающей роли математики в познании физических явлений, считая, что математические объекты (числа, фигуры) отнюдь не принадлежат к разряду неких самостоятельно существующих сущностей. Отвечая на вопрос об их онтологическом статусе как способе существования, Аристотель приходит к заключению:

а) Математические объекты не обладают статусом большей степени реальности существования, чем чувственно воспринимаемые физические тела;

б) Математические объекты онтологически не предшествуют чувственным вещам. Они им могут предшествовать чисто логически, являясь продуктом абстрагирования;

в) Математические объекты не могут существовать отдельно от чувственно воспринимаемых физических тел;

г) Математические объекты не существуют и в чувственных вещах;

д) Математические объекты не имеют самостоятельного существования и возникают в результате выделения какого-либо свойства физических тел и рассмотрения его самого по себе вне связей и отношений с другими свойствами.

Абстрагируясь от многообразия свойств физических тел, в том числе и от их движения, математика имеет дело с предельно простыми объектами, чем обеспечивается весьма высокая степень точности и строгости ее построений. Например, арифметика, оперирующая только числом и отвлекаясь от величины, является более строгой и более точной наукой, чем геометрия. Имея дело и с числом, и с величиной, но абстрагируясь в своих рассуждениях от движения, геометрия исследует более простые объекты, чем физика, а потому является по сравнению с физикой более точной дисциплиной. Среди всех выделенных Аристотелем видов движения самым элементарным является перемещение, в силу чего самой высокой степенью точности отличается раздел физики, изучающий движение как перемещение.

По мнению Аристотеля, хотя математика и обладает достоинством точности суждений, она, вместе с тем, имеет дело не с самостоятельными, а с существующими в других предметах сущностями. В частности, такие объекты как «точка», «линия», «плоскость» являются выражением некоторых отдельно взятых свойств физических тел (пределы, сечения и др.), в связи с чем, не математика должны служить фундаментом физики, а напротив, именно физика должна служить основой математики.

Поскольку задачей философии является изучение общих оснований любого вида знаний, то именно она рассматривается Аристотелем в качестве теоретического базиса, как физики, так и математики.

Разработанную им логику, Аристотель рассматривал в качестве оперативной дисциплины, выполняющей роль универсального инструментального средства («органона») построения любого вида знания.

В отличие от теоретических наук, науки практические исследуют вопросы природы и целей бытия человека как индивида и члена общества. В соответствии с этим изучением смысла и целей индивидуального существования человека занимается этика, а общественного – политика. Этика призвана выявлять нормы добродетельной жизни, освоение которых обеспечивает возможность вхождения в сферу «последнего блага», являющегося счастьем.

Счастье отдельно взятого человека и благо полиса по своей природе тождественны. Вместе с тем, благо полиса (т.е. «города-государства») более «прекрасно и божественно» по сравнению со счастьем индивида и является необходимым условием становления людей как добродетельных граждан, отстаивающих принцип справедливости в опыте непосредственного участия в управлении государством.

Аристотелевская классификация наук послужила исходным пунктом многовековой истории направленного поиска аутентичных оснований систематизации знаний о природе и человеке.

У истоков зарождения новоевропейской науки (ХVI – XVII вв.), один из ее основателей Ф. Бэкон разработал классификацию достигнутого уровня знаний, исходя из особенностей таких познавательных способностей как память, рассудок и воображение. В соответствии с этим, Ф. Бэкон разделил наличный комплекс знаний на три группы:[11]

1. Исторические знания как описание событий естественной и гражданской истории за счет познавательных способностей памяти;

2. Теоретические науки, или «философия», основанная на познавательных способностях рассудка;

3. Искусство, включающее все многообразие его видов (литература, поэзия и др.), являющихся продуктами творческого воображения.

В составе философии как отрасли теоретического знания Ф. Бэкон выделил «первую философию», подразделив её на три части:

а) естественную теологию;

в) философию природы.

Дисциплинарная структура антропологии, в свою очередь, включает философию человека, представленную психологией, логикой, теорией познания и этикой, а так же гражданскую философию, охватывающую систему политико-правовых знаний. Вслед за Аристотелем, Ф. Бэкон полагал, что науки о мышлении, — логика, диалектика, теория познания и риторика занимают особое, исключительное место в дисциплинарном пространстве научных знаний, так как являются «органоном», «умственными орудиями» как производства знаний, так и различения истины от заблуждения и лжи.

Оригинальную классификацию научных знаний разработал Т. Гоббс (1588 – 1679). По мнению Т. Гоббса непосредственным предметом философии (или, что то же самое, — науки) являются «тела», их причины и свойства. Изучение текстов божественного откровения и вопросов истории, Т. Гоббс исключает из сферы компетенции научного познания. Исходя из принципа разделения тел, во-первых, на естественные (природные) неодушевленные, во-вторых, на естественные одушевленные (т.е. человек) и, в-третьих, на искусственные (государство), Т. Гоббс рассматривает структуру философского знания как состоящую из трёх частей. Первая из них включает знания «о теле» и является наукой об естественных телах; вторая, — содержит знания об одушевленных телах и является наукой о человеке. Третья, — об искусственных телах и является наукой о государстве.

Схематическая система научных знаний Т. Гоббса имеет вид:[12]

Естественные (природные) тела = философия природы
Физические тела и и тело человека

Искусственное тело или государство = гражданская, или

Предметы нематериальные, различного рода «духовные сущности», не обладающие свойствами вещественно-телесных, чувственно-наглядных образований вообще исключаются из области интересов научных исследований. В силу установок радикального эмпиризма и номинализма, свойственных общефилософским воззрениям Т. Гоббса, статусом реальности существования обладают чувственно воспринимаемые, единичные объекты. Объединяющие их связи (пространственные, временные и др.), фиксирующиеся общими понятиями, расцениваются как интеллектуальные фикции, как присущий мышлению способ знаково–символического обозначения явлений и процессов действительности, способ, не имеющий ничего общего с реальным положением дел.

В.Н. Татищеву (1686 – 1750гг.) принадлежит опыт классификации наук в зависимости от степени их полезности. Исходя из принципа полезности, он подразделил научные знания на пять групп:[13]

1. «Нужные», включающие «речение, экономику, медицину, юриспруденцию, логику, богословие;

2. «Полезные», то есть, грамматика, риторика, иностранные языки, физика, математика, ботаника, астрономия, история, география;

3. «Щегольские», или «увеселяющие», — поэзия, живопись, музыка, танец;

4. «Любопытные» (или «тщетные»), — астрология, алхимия, хиромантия;

5. «Вредительские», к которым принадлежат такие дисциплины, как некромантия и чернокнижие.

Не смотря на известную произвольность распределения наук по группам, нельзя не видеть, что классификация В.Н. Татищева основывается, во-первых, на признании приоритета научного метода, во-вторых, допускает возможность определения круга образовательных дисциплин, отвечающих потребностям «Просвещения» и производственно-экономического роста, в- третьих, позволяет оценить «удельный вес» каждой отрасли знания в системе средств духовного производства, и, в-четвёртых, построить вполне осмысленную стратегию научного поиска.

Большой интерес представляет, предпринятая Г.В.Ф. Гегелем (1770 – 1831гг.), попытка систематизации и классификации научных знаний, исходя из принципов диалектического метода. Рассматривая историю познания как процесс духовного развития человека (и человечества в целом), Гегель построил свою собственную систему философских знаний как складывающуюся из трех составных частей, — логики, философии природы и философии духа.[14] Являясь частями иерархически организованной философской системы, они, одновременно, представляют собой и основные этапы исторической эволюции познания на путях восхождения к абсолютному знанию.

Первая часть гегелевской системы, — наука логики, совпадает с диалектикой и теорией познания. Диалектика как логика и теория познания, состоит из 3-х разделов: учения о бытии, учения о сущности и учения о понятии.

Вторая часть гегелевской системы, — философия природы, включает механику, физику (содержащую теории химических процессов), и органическую физику. Предметная область последней охватывает вопросы геологии, растительного и животного мира.

Безусловным достоинством философии природы Гегеля была и остается её антимеханистическая направленность, обоснование положения о недопустимости универсализации законов механики, распространения сферы их действия на органическую жизнь и социальную историю. Оценивая претензии механицизма на роль всеохватывающей системы знаний о природе и человеке, Гегель, имея в виду известную легенду о яблоке, Ньютоне и законе всемирного тяготения, иронически писал, что, по меньшей мере, трижды в истории человечества яблоко сыграло с ним злую шутку. Первый раз в раю, оно способствовало грехопадению. Второй раз, — в гомеровскую эпоху, — сыграло важную роль для начала Троянской войны. И, наконец, третий раз, упав на голову И. Ньютона, стало причиной формулировки важнейшего закона механики, — закона всемирного тяготения.

В высшей степени плодотворной стала и идея построения системы природы на основе принципа соответствия между её историей и формой структурной организации. Иерархия уровней структурной организации природы рассматривается Гегелем как выражение этапов её прогрессивного развития от низших и простых форм к высшим, более сложным и совершенным. С учетом исходного принципа тождества мышления и бытия, субъекта и объекта познания, философия природы Гегеля приобретает вид подлинной системы научных знаний; системы знаний соотнесенной с предметным миром живой и неживой природы. Схематически Гегелевская классификация естественно-научных знаний и отраженных в них предметов природы может быть представлена следующим образом:[15]

Это интересно:

  • Приказ на ответственного за погрузочно-разгрузочные работы Приказ на ответственного за погрузочно-разгрузочные работы О назначении ответственных за организацию погрузочно-разгрузочных работ. Руководствуясь «Межотраслевыми правилами по охране труда при погрузочно-разгрузочных работах и размещении грузов» ПОТ РМ-007-98 (п.1.10) 1. Назначить […]
  • Нотариус на пр октября Нотариус на пр октября ПОКУПКА ПРОДАЖА ОБМЕН ВЫКУП Риэлторские услуги Риэлтор Нижний Новгород Продажа участка 8 соток Продажа недвижимости Оценка недвижимости Оценка недвижимости Услуги по оценке недвижимости Оценка загородной недвижимости Оценка квартиры для ипотеки […]
  • Профессия юрист статистика Интервью с Сергеем Федоровым - профессия юрист Как стать юристом и востребованы ли юристы на современном рынке труда Большинство юристов, представляющих дела в суде, – харизматичные личности, умеющие приковать к себе внимание окружающих и заворожить словом. Им присущ острый ум, […]
  • Закон уфмс 2018 годов Какие законы вступают в силу в 2018 году: пенсии, пособия, автовладельцы, мигранты, футбол Новые законы 2018 касаются автолюбителей и мигрантов, детей-инвалидов и пенсионеров, любителей футбола и любителей выпить С приходом нового 2018 года вступят и новые законы, которые коснутся […]
  • Джон милтон адвокат дьявола Адвокат дьявола (фильм) «Адвока́т дья́вола» (англ. The Devil’s Advocate ) — мистическая драма по одноимённому роману Эндрю Найдермана. Талантливого адвоката из Флориды Кевина Ломакса после очередного успешного процесса приглашают в Нью-Йорк на работу в крупной юридической компании […]
  • Закон сохранение энергии тепловых процессов Урок по физике: "Закон сохранения энергии в тепловых процессах" Разделы: Физика Тема: “Закон сохранения энергии в тепловых процессах” Тип: Урок закрепления знаний изученного материала Вид: Урок по методу проектов - Систематизация и обобщение ранее полученных знаний по данной теме; - […]
  • Как написать заявление на работу учителем Образец заявления на работу в школу Неплохой шаблон документа послужит, чтобы сохранить время для тщательной обработки бумаги. Важные документы имеют критичные поля для данных. Чтобы заполнить их правильно требуется рассмотреть принцип. Проще всего сделать это прочитав шаблон, […]
  • 2017 материнский капитал 2018 Установлен размер маткапитала в 2017 и 2018 гг. В 2016 году индексации не будет Размер материнского капитала, который будет выплачиваться в 2017 и 2018 годах проиндексируют. Как следует из пояснительной записки, размер выплат должен составить в 2017 году 480 тыс. руб., в 2018 году — 505 […]
Все права защищены. 2018