Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

Противоречия в законе о рекламе

В законе о полиции найдено противоречие Конституции РФ

В Госдуму внесен законопроект, предлагающий поправки в Федеральный закон «О полиции».

Указанный закон вступил в силу только 1 марта 2011 года, но в него уже предлагают внести изменения. Причиной этого послужили выявленные внутренние противоречия отдельных положений нового закона.

Сейчас п. 3 ч. 1 ст. 29 Федерального закона «О полиции» определяет, что сотрудник полиции не может находиться на службе в полиции, если в отношении него прекращено уголовное преследование за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием. При этом п. 13 ч. 1 ст. 40 закона устанавливает, что основанием для увольнения сотрудника полиции со службы, в частности, является «осуждение за преступление — после вступления в законную силу приговора суда, а также прекращение уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон (за исключением уголовных дел частного обвинения), вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием». Таким образом, сотрудник полиции не может находиться на службе, если в отношении него прекращено уголовное дело частного обвинения по нереабилитирующему основанию — примирение сторон, но такого основания для прекращения сотрудником службы в полиции в указанном законе нет. По словам авторов законопроекта, наличие указанных норм противоречит части 1 статьи 19 и части 2 статьи 55 Конституции РФ, в которых говорится, что все равны перед законом и судом и что в России не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Указанное противоречие приводит к тому, что на практике возможен следующий случай: сотрудник, проходящий переаттестацию в соответствии с законом о полиции, не сможет продолжить службу, если в отношении него прекращено дело в связи с примирением сторон, но при этом работник, в отношении которого уголовное дело прекращено по такому же основанию, но уже прошедший аттестацию, уволен не будет.

Можно ли рекламировать Медицинскую клинику после того, как по новой редакции закона «О рекламе» запрещена реклама медицинских услуг

Согласно новой редакции закона «О рекламе» с изменениями от 25.11.2013 г. реклама медицинских услуг практически запрещена!? (Ст. 24, п 8.). За исключением указанных в законе специальных мест. Вопрос 1-й. А можно рекламировать не услуги, как мы это делали раньше, а рекламировать стоматологическую клинику, её адрес, телефон, и т.п. без указания услуг и цен? Вопрос 2-й. Согласно п.4 ст.5 этого же закона использование образов медицинских работников запрещено, за исключением рекламы медицинских услуг, средств гигиены и т.д. Можно ли на банере стоматологической клиники с названием клиники, её адреса и телефона расположить фото директора клиники в белом халате с указанием его имени отчества. Или хотя бы его фото в гражданской одежде. Раньше у нас банер был как в приложенном файле.Не уверен, что смогу ещё раз зайти в этот чат, т.к. что-то с паролем не получается стабильного входа. Поэтому можно будет продублировать Ваш ответ на мою почту [email protected] С уважением, Дмитрий.

Ответы юристов (12)

Дмитрий, согласно Федеральному закону «О рекламе» реклама медицинских услуг не должна:

  • содержать ссылки на конкретные случаи излечения от заболеваний, улучшения состояния здоровья человека в результате применения объекта рекламирования;
  • содержать выражение благодарности физическими лицами в связи с использованием объекта рекламирования;
  • создавать представление о преимуществах объекта рекламирования путем ссылки на факт проведения исследований, обязательных для государственной регистрации объекта рекламирования;
  • содержать утверждения или предположения о наличии у потребителей рекламы тех или иных заболеваний либо расстройств здоровья.

Реклама медицинских услуг, в том числе методов профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации не допускается иначе как в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий и в предназначенных для медицинских и фармацевтических работников специализированных печатных изданиях.

Уточнение клиента

Так можно или нельзя рекламировать Медицинскую организацию без указания услуг? Вы цитируете старую редакцию , т.е. до 25.11.2013 г.

14 Января 2014, 20:22

Есть вопрос к юристу?

Так, в п. 22 Постановление Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона „О рекламе“ указано, что особые требования к рекламе лекарственных средств (в частности, необходимость публиковать информацию о возможных противопоказаниях к их применению) применяются не к любой медицинской деятельности, а лишь к той, которая связана с оказанием медицинских услуг и лекарственными средствами.
Пленум ВАС РФ сделал такой вывод на основе требований, предусмотренных в ч. 7 ст. 24 Закона о рекламе и п. 10 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ „Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации“, из которых следует, что понятие „медицинская деятельность“ шире, чем понятие „медицинская услуга“.
Следует отметить, что в судебной практике указанные специальные требования к рекламе медицинских услуг применяются достаточно широко: к примеру, к рекламе лечебных курортных комплексов (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10.06.2011 по делу N А32-28406/2010), перманентного макияжа (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2011 N 05АП-1057/2011 по делу N А59-5237/2010), услуг целителя (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.04.2012 по делу N А70-8308/2011)

Вы верно привели отдельные содержания закона «О рекламе» с изменениями и дополнениями по состоянию на 25.11.2013 г. Правда, толковать их можно по-разному. Лично я считаю, что рекламировать не услуги, как Вы это делали раньше, а рекламировать стоматологическую клинику, её адрес, телефон, и т.п. без указания услуг и цен возможно, поскольку в этом случае рекламируются не конкретные медицинские услуги, а просто приводится адрес места нахождения медицинского учреждения. Более того, это, как мне представляется, даже нужно для удобства населения.

Что касается размещения фото директора, то такое возможно только с согласия этого директора. Желательно, как мне представляется, размещать не в белом халате, а в обычной одежде.

Уточнение клиента

Спасибо Владимир за Ваше мнение. Я сам являюсь директором, но использовать образы мед. работников тоже запрещено, кроме рекламы мед. услуг. А если я под фото расположу надпись «Дмитрий — директор клиники», то это боюсь будет повод рассматривать это, как использование образа мед работника. Хотя я сам не мед. работник по образованию, а менеджер.

14 Января 2014, 20:32

Я не согласен с коллегой, т.к. Согласно ст. 3 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» реклама — информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.
Объект рекламирования — это в том числе товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности.
Товар — это продукт деятельности (в том числе работа, услуга), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот.
Ненадлежащая реклама — это реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации.
В силу ч. 1 и п. 2 ч. 3 ст. 5 Закона N 38-ФЗ реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются.
Недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о любых характеристиках товара, в том числе о его природе, составе, способе и дате изготовления, назначении, потребительских свойствах, об условиях применения товара, о месте его происхождения, наличии сертификата соответствия или декларации о соответствии, знаков соответствия и знаков обращения на рынке, сроках службы, сроках годности товара.
Также на основании ч. 7 ст. 5 Закона N 38-ФЗ не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы.

Уточнение клиента

Владимир Иванович, я так и не понял, можно или нельзя давать рекламу самой стоматологии. И если нет, то почему. Какие статьи мы при этом нарушим?

Пропаганда, агитация и политическая реклама: проблемы и противоречия правового регулирования (Тогузаева Е.Н.)

Дата размещения статьи: 08.06.2015

Федеральный закон от 13 марта 2006 г. «О рекламе» раскрывает понятие рекламы как информации, распространенной любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованной неопределенному кругу лиц и направленной на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке . Однако в ст. 2 указанного Закона обозначена сфера его применения и установлено правило о том, что Закон не распространяется на политическую рекламу, в том числе предвыборную агитацию и агитацию по вопросам референдума. Из данного правила можно заключить, что законодатель умышленно обозначает политическую рекламу как более емкое понятие, включающее в себя и различные виды агитации (предвыборную и по вопросам референдума). А соответственно, политические деятели, проводя свои политические кампании, могут не соблюдать нормы Федерального закона «О рекламе», поскольку такие нарушения не повлекут для них правовых последствий.

———————————
Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ. 2006. N 12. Ст. 1232.

Такое толкование, на наш взгляд, будет противоречить некоторым нормам других нормативных актов, в том числе избирательному законодательству, в котором политическая реклама нормативно не отождествляется с агитацией.
Еще меньше юридически закрепленных различий между политической рекламой и пропагандой, хотя, исключая политическую рекламу из поля регулирования Федерального закона «О рекламе», законодатель фактически приближает, а может быть, и отождествляет политическую рекламу с пропагандой. Если учесть, что легального определения последней нет, об их сходствах и различиях мы можем формулировать лишь теоретизированные выводы. Политическая реклама осуществляется, как правило, политическими деятелями и выражается в форме либо политической агитации, либо политической пропаганды.
Политической рекламой нередко подменяется социальная реклама в силу повышенной «политизированности». Существует мнение, например, В.В. Мыльникова о том, что законодательно произошло отождествление политической рекламы не только с предвыборной агитацией, но и, по сути, с рекламой социальной . С данным мнением можно согласиться, учитывая то, что социальная реклама, распространяемая от лица государства, одновременно может быть и политической.
———————————
См.: Мыльников В.В. Проблемы понятия «политическая реклама» и некоторые подходы к его законодательному определению // Реклама и право. 2008. N 2. С. 27 — 30.

В свою очередь, А.М. Маркович в своем диссертационном исследовании предлагает ни социальную рекламу, ни политическую рекламой не называть, признать такие сведения справочно-информационными, предвыборной агитацией или иными общественно значимым сообщениями, мотивируя эту позицию тем, что подобная информация не направлена на продвижение объекта рекламирования на рынке в целях систематического получения прибыли от его реализации, а значит, не является рекламой .
———————————
См.: Маркович А.М. Реклама (рекламная деятельность) как вид предпринимательской деятельности: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2010. С. 13.

И реклама, и пропаганда, и агитация, являясь разновидностями информационного взаимодействия субъектов коммуникации, побуждают к конкретному действию лица, к участию в каких-либо действиях и имеют цели, отличные от целей коммерческой рекламы, то есть извлечение прибыли в результате продвижения товара или услуги на рынке. Пропаганда, политическая реклама и агитация представляют собой различные формы рекламных коммуникаций с элементом навязывания и воздействия на сознание.
Политологи и PR-менеджеры могут разграничить указанные выше понятия по формам и способам создания, воздействия на сознание людей, желаемому результату, приемам, которыми пользуются создатели агитационного материала, политической рекламы либо пропаганды, однако в правовом поле никаких четких критериев для их разграничения нет, что не может положительно сказываться на правоприменительной практике.
Используя дифференцированный подход к пропаганде, можно выделять коммерческую и политическую пропаганду, а исследуя агитацию и ее виды, считаем возможным выделить:
— предвыборную агитацию и агитацию по вопросам референдума (например, исходя из смысла ст. ст. 44, 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», законодатель, перечисляя эти понятия друг за другом, подчеркивает их нетождественность);
— по критерию правомерности: агитацию противоправную (нарушающую требования закона) и правомерную;
— по субъектам, осуществляющим агитационную деятельность: агитацию, проводимую гражданами, кандидатами, избирательными объединениями, общественными объединениями;
— по методам и приемам реализации: прямую и косвенную агитацию;
— по формам проведения: агитацию, проводимую коллегиально (например, дискуссия, шествие) или единолично (пресс-конференция одного лица, интервью).
Употребляемый в Федеральном законе «О рекламе» термин «политическая реклама» фактически не встречается больше в российских нормативных актах, однако из смысла ст. 2 данного Закона напрашивается вывод о том, что, если политическая реклама намеренно исключена из регулирования данным нормативным актом, и законодатель на это исключение прямо указывает, значит, ее правовое регулирование должно быть осуществлено иным нормативным актом (например, отдельным законом «О политической рекламе», который отсутствует в настоящее время) либо в рамках других нормативных актов избирательного законодательства. Тем не менее анализ норм избирательного законодательства показывает отсутствие должного правового регулирования политической рекламы в современном российском законодательстве, поскольку в данной сфере законодатель предпочитает использовать термин «предвыборная агитация», практически полностью подменяя им термин «политическая реклама».
Федеральный закон от 22.02.2014 N 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» устанавливает правила предвыборной агитации, запрещает агитационным материалам содержать коммерческую рекламу и при этом в тексте ни разу не использует термин «политическая реклама» . В ст. 62 раскрывается понятие предвыборной агитации и обозначаются возможные формы ее проявления (призывы голосовать за кандидатов или против них, выражение предпочтения какой-либо политической партии, распространение информации, в которой явно преобладают сведения о какой-либо политической партии, деятельность, способствующая формированию положительного или отрицательного отношения избирателей к политической партии и др.), однако в Законе выделена цель, присущая только предвыборной агитации, — побуждение избирателей голосовать за федеральный список кандидатов или против него либо за кандидата (кандидатов) или против него (них).
———————————
Федеральный закон от 22.02.2014 N 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2005. N 21. Ст. 1919.

В настоящее время еще остается действующим Постановление Центральной избирательной комиссии (ЦИК) России от 20.09.1995 N 18/149-II «Об Инструкции о порядке предоставления эфирного времени на каналах государственных телерадиокомпаний избирательным объединениям, избирательным блокам, кандидатам в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и публикации агитационных предвыборных материалов в периодических печатных изданиях с государственным участием» , пожалуй, это единственный нормативный документ, в котором сохраняется употребление термина «политическая реклама», последняя четко отнесена к видам предвыборной агитации вместе с выступлением, интервью, пресс-конференцией, предвыборными дебатами, круглым столом. Такое нормативное закрепление прямо противоречит Федеральному закону «О рекламе», в котором, наоборот, политическая реклама включает в себя предвыборную агитацию и агитацию по вопросам референдума. Кроме того, Инструкция ЦИК — единственный документ, содержащий определение политической рекламы: под ней понимается распространение сведений (объявления, призывы, видео- и аудиоролики и т.п.) участниками избирательного процесса через СМИ об избирательных объединениях, избирательных блоках, кандидатах в депутаты с использованием средств и приемов, отличающих рекламные материалы от других видов и жанров информации (преобладание эмоционального воздействия над смысловым, броскость, лаконизм, подчеркивание доминантного достоинства рекламируемого объекта) и признаваемых в качестве признаков рекламы федеральным законодательством и практикой СМИ, с целью формирования общественного мнения в пользу избирательных объединений, избирательных блоков, кандидатов в депутаты. Как видим, данное определение не вносит ясность и правовую определенность, а наоборот, вызывает еще больше вопросов, поскольку оно перенасыщено оценочными понятиями.
———————————
Российская газета. 1995. 27 сент.

В Постановлении Центральной избирательной комиссии от 05.04.1996 также давалось определение политической рекламе как распространяемой участниками избирательного процесса через СМИ информации о кандидатах на должность Президента РФ с использованием средств и приемов, отличающих рекламные материалы от других видов и жанров информации (преобладание эмоционального воздействия над смысловым, броскость, лаконизм, повторяемость), с целью формирования общественного мнения как за, так и против тех или иных кандидатов .
———————————
Инструкция о порядке предоставления эфирного времени на каналах государственных телерадиокомпаний кандидатам на должность Президента Российской Федерации, избирательным объединениям, инициативным группам избирателей и публикации агитационных предвыборных материалов в периодических печатных изданиях (утв. Постановлением ЦИК России от 05.04.1996 N 86/716-II) // Российская газета. 1996. 17 апр.

Поскольку политическое развитие как позитивный процесс следует относить, по мнению ученых, к «позитивной эволюции» политических явлений , они неминуемо должны быть обращены в должную правовую форму, и сделать это нужно своевременно во избежание всяческих нарушений и злоупотреблений.
———————————
См.: Борисенков А.А. Особенности политического развития // Философские исследования. 2013. N 6. С. 171 — 198.

Для приведения в соответствие и единство действующего российского законодательства нам представляются целесообразными на сегодняшний день следующие меры:
— в случае использования термина «политическая реклама», важно дать ее определение и сформулировать признаки, отграничивающие ее от социальной и коммерческой рекламы в отдельном нормативном акте (не на уровне Инструкций ЦИК), а также определить ее статус нормативно как статус, тождественный понятию «предвыборная агитация», в таком случае будет логичным переход к регулированию данных отношений в нормах избирательного законодательства. Однако этот вариант представляется нам нецелесообразным с точки зрения правил юридической техники, поскольку при наличии одного понятия внедрять и пользоваться другим по меньшей мере нелогично, кроме того, употребление термина «реклама» по отношению к агитационным политизированным материалам представляется нам некорректным;
— в случае отказа от термина «политическая реклама», в ФЗ «О рекламе» следует закрепить правило о том, что данный Закон не распространяется на материалы предвыборной агитации, поскольку последние регулируются нормами избирательного законодательства. Данный вариант представляется более успешным и рациональным с точки зрения правил юридической техники и минимального количества требуемых изменений в действующее законодательство.
Как в первом, так и во втором предложенном случае также представляется целесообразным вывести термин «агитация» из ч. 2 ст. 29 Конституции РФ и сформулировать данную часть следующим образом: «Не допускается пропаганда, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства».
А если в агитационном материале присутствуют призывы, имеющие такие цели, как разжигание национальных конфликтов, либо убеждающие в расовом, национальном превосходстве и т.д., это будет свидетельствовать о наличии в агитационном материале пропагандистского содержания, причем речь идет о пропаганде противоправного характера.
Логичным было бы вывести из ст. 29 ныне действующей Конституции РФ слово «агитация», поскольку возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, на наш взгляд, может быть только пропаганда, а политическая реклама и предвыборная агитация будут охвачены термином «пропаганда».

Библиография

1. Борисенков А.А. Особенности политического развития // Философские исследования. 2013. N 6. С. 171 — 198.
2. Маркович А.М. Реклама (рекламная деятельность) как вид предпринимательской деятельности: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2010. 30 с.
3. Мыльников В.В. Проблемы понятия «политическая реклама» и некоторые подходы к его законодательному определению // Реклама и право. 2008. N 2 (11). С. 27 — 30.

Закон противоречия

Закон противоречия, или закон непротиворечия — это один из основных общелогических принципов (см. Логика), согласно которому в процессе рассуждения два взаимно противоречащих высказывания или суждения не могут быть истинными в одно и то же время и в одном и том же отношении, то есть одно из них должно быть ложным. Закон непротиворечия указывает на недопустимость одновременного утверждения (в рассуждении, в тексте или теории) двух суждений, из которых одно является логическим отрицанием другого, или — в более широком смысле — утверждений о тождестве заведомо различных объектов, поскольку обычно правила логики таковы, что позволяют из противоречия выводить произвольные суждения, что обесценивает содержательный смысл умозаключений или теорий. Закон противоречия относится к четырём так называемым основополагающим логическим законам — закону тождества, закону противоречия, закону исключённого третьего и закону достаточного основания (см. Законы логики), которые подразумевают наиболее общие принципы (или постулаты) теоретического мышления и используются при оперировании понятиями и суждениями, в умозаключениях, доказательствах и опровержениях, и поэтому присутствуют практически во всех логических системах.

Закон противоречия выражает выражает одну из наиболее существенных особенностей любого рационального мышления — непротиворечивость. Он содержит в себе запрещение мыслить и рассуждать противоречиво, указывая на противоречие как на серьёзную логическую ошибку, несовместимую с рациональным мышлением. Закон противоречия говорит о противоречивых (взаимоисключающих) высказываниях — отсюда его название. Но отрицая противоречие и объявляя его ошибкой, он тем самым требует непротиворечивости — отсюда его другое распространённое наименование — закон непротиворечия. При использовании понятий истины и лжи закон противоречия формулируют так: из двух противоречащих друг другу высказываний одно является ложным. В этой версии закон звучит наиболее убедительно, так как подчёркивает опасности, связанные с противоречием. Истина и ложь — это две несовместимые характеристики высказывания: истинное высказывание соответствует действительности, ложное не соответствует ей. Поэтому тот, кто допускает противоречие, вводит в своё рассуждение ложное высказывание, тем самым стирая границу между истиной и ложью.

Обычно логическое противоречие состоит из трёх структурных элементов: некоторого суждения, его отрицания и показателя соистинности суждений, используемых в определённом высказывании или утверждении. В общем виде противоречие может быть описано следующей формулой: A и не-A, где A — суждение, не-A (неверно что A) — его отрицание, а связка «и» — показатель соистинности суждения (утверждения) и его отрицания. Таким образом, если обозначить буквой A произвольное высказывание, то выражение не-A (неверно, что A) будет отрицанием этого высказывания. Идея, выражаемая законом противоречия, проста: высказывание и его отрицание не могут быть вместе истинными. Используя вместо высказываний буквы (например, букву A), эту идею можно передать так: неверно, что A и не-A. Применение в этом выражении буквы A несущественно и обязано, по-видимому , особенности латинского алфавита; равным образом для выражения того же закона можно было бы использовать буквы B, C и так далее.

Закон противоречия содержит в себе несколько предписаний:

  1. Исключение взаимно противоречащих суждений в структуре одного рассуждения, утверждения, вывода.
  2. Определение критерия логичности рассуждения как непротиворечивости.
  3. Установление истинностных квалификаций суждений, используемых в рассуждении.
  4. Выявление и различение явных и скрытых противоречий в структуре рассуждения.
  5. Выявление и различение реальных и мнимых противоречий.

Логический принцип, выражаемый законом противоречия, восходит к софистам и был известен ещё Сократу (и часто им использовался, согласно Платону). Аристотель формулирует этот закон прежде всего онтологически, как универсальный принцип бытия, наиболее достоверный из всех начал: «… невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении» («Метафизика». IІ, 3 1005b 20–21). Несколько раньше формулировка закона как принципа самого реального мира встречается у Платона: «Невозможно быть и не быть одним и тем же». Также у Аристотеля фигурирует не только онтологическая, но и чисто логическая формулировка этого закона: «… наиболее достоверное положение — это то, что противолежащие друг другу высказывания не могут быть вместе истинными» («Метафизика». IІ, 7 1011b 13–14). Аристотель представил семь «доказательств» незаменимости этого закона.

В Средние века активно обсуждался вопрос: «подчиняется ли закону противоречия Бог, могущество которого беспредельно?» Большинство философов и теологов считало, что даже Бог не может противоречить самому себе. В сущности, это означало, что Бог не всевластен: выше его — законы логики и прежде всего закон, запрещающий противоречие.

Близкая к современной формулировка закона противоречия встречается у Г. В. Лейбница: «Одно и то же высказывание не может быть одновременно истинным и ложным». Лейбниц считал закон противоречия одной из основ математики и полагал, что «один этот принцип достаточен для того, чтобы вывести всю арифметику и всю геометрию, а стало быть, все математические принципы» (Лейбниц Г. В. Сочинения, т. 1. — М., 1982, с. 433). И. Кант, однако, считал, что закон противоречия «… есть общий, хотя только негативный, критерий всякой истины и относится только к логике» (Кант И. Сочинения, т. 3. — М., 1994, с. 130).

Наиболее ясную формулировку и объяснение закон противоречия получает в современной логике, где он может формулироваться как для высказываний (см. Логика высказываний), так и для предикатов (см. Логика предикатов), как на семантическом, так и на синтаксическом уровне; его формулировки модифицируются в связи с особенностями рассматриваемых логических систем. В исчислении высказываний (или на содержательном уровне в логике высказываний) он принимает вид доказуемой (тождественно-истинной) формулы ⌉(A &⌉A) (здесь A — это пропозициональная переменная, могущая восприниматься как обозначение произвольного высказывания), а на методологическом уровне — как утверждение о доказуемости (или истинности, тавтологичности) этой формулы. В исчислении предикатов закон противоречия получает бесконечное множество формулировок в зависимости от числа аргументных мест, используемых в его формулировке предикатов; например, для одноместных предикатов: ∀x ⌉(A(x) & ⌉A(x)) (никакой предмет не может одновременно обладать и не обладать одним и тем же свойством), для двуместных предикатов: ∀xy ⌉(B(x, y) & ⌉B(x, y)) (никакие два предмета не могут одновременно находиться и не находиться в одном и том же отношении). Эти чисто логические формулировки закона противоречия имеют в то же время очевидные «онтологические» (относящиеся к реальной действительности) интерпретации. Мотивировка всех этих формулировок следующая: в подавляющем большинстве логических и логико-математических исчислений выводим (доказуем) принцип A & ⌉AB (из противоречия следует всё, что угодно) или хотя бы более слабый принцип A & ⌉A ⊃ ⌉B (из противоречия следует отрицание любого утверждения). Поэтому логические системы, в которых нарушается данный принцип, помимо своей очевидной неприемлемости с интуитивной точки зрения (несоответствие с реальной действительностью), не имеют к тому же никакой логической ценности: наличие противоречий (антиномий, парадоксов) автоматически приводит к тому, что в такой системе доказуемо (или хотя бы опровержимо) любое формулируемое на её языке высказывание. Поэтому непротиворечивость (то есть справедливость закона противоречия) логической (и вообще научной) теории является столь важным и актуальным критерием её пригодности, а сам закон противоречия сохраняет своё фундаментальное значение.

Нарушение закона противоречия приводит к тому, что в большинстве хорошо известных логических исчислений доказуема любая формула, сформулированная на языке этого исчисления, и тогда такая логика не представляет никакого интереса. Однако, несмотря на такую фундаментальность закона противоречия, его значимость в 1910 году одновременно и независимо друг от друга была поставлена под сомнение Н. А. Васильевым и Я. Лукасевичем. Первый предпринял попытки построения системы логики, отказываясь от онтологического смысла этого закона; второй подверг серьёзной критике все «доказательства» закона противоречия у Аристотеля. В итоге к концу XX века получили развитие паранепротиворечивые логики (см. Логика паранепротиворечивая), в которых закон противоречия не имеет места, и тем не менее в таких логических системах не доказуемо всё что угодно.

Основные проблемы и противоречия нормативно-правовой базы, регулирующей отношения в сфере тарифообразования на товары и услуги систем теплоснабжения

А. А. Ким, генеральный директор ЗАО «Экспертная группа «КУТРИ»

(Доклад на научно-практической конференции «Система взаимоотношений в теплоснабжении. Требования существующего и нового законодательства», 1-2 марта 2006 г., публикуется в сокращении)

Система законодательства, регулирующего отношения в сфере тарифообразования на товары и услуги систем теплоснабжения

Основным направлением государственного (или муниципального) регулирования деятельности организаций, функционирующих в сфере теплоснабжения, в Российской Федерации в настоящее время является тарифное регулирование. Анализ правовой базы, регулирующей отношения в сфере тарифообразования на товары и услуги систем теплоснабжения показывает, что единая законодательная основа сложившейся в стране системы тарифного регулирования в теплоснабжении на данный момент отсутствует. Деятельность предприятий, осуществляющих производство и поставки тепловой энергии, а также оказание сопутствующих услуг, регулируется несколькими правовыми институтами. Основными из них являются:

1. Жилищное законодательство, представленное, прежде всего, вступившим в силу с 1 марта 2005 г. новым Жилищным кодексом Российской Федерации, а также рядом действующих (не отмененных) актов Правительства и федеральных органов исполнительной власти, касающихся вопросов тарифообразования на товары и услуги организаций жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ), в том числе теплоснабжающих организаций. К числу данных документов следует отнести:

□ «Основы ценообразования в сфере жилищно-коммунального хозяйства», утвержденные Постановлением Правительства РФ от 17.02.2004 г. №89;

□ Постановление Правительства РФ от 21.08.2001 г. № 609 «О мерах по ликвидации системы перекрестного субсидирования потребителей услуг по водоснабжению, водоотведе-нию, теплоснабжению, а также уничтожению, утилизации и захоронению твердых бытовых отходов»;

□ Постановление Правительства РФ от 17.02.1999 г. № 192 «Об утверждении Методических рекомендаций по определению потребительской корзины для основных социально-демографических групп населения в целом по Российской Федерации и в субъектах Россий-

ской Федерации», в части, касающейся нормативов потребления коммунальных услуг;

□ Постановление Правительства РФ от 29.08.2005 г. № 541 «О федеральных стандартах оплаты жилья и коммунальных услуг»;

□ а также методические рекомендации бывших Госстроя России и Минэкономики России, в частности:

— «Методические рекомендации по финансовому обоснованию цены на тепловую энергию и теплоноситель» (Приказ Госстроя России от 28.12.2000 г. №304);

— «Методические указания по определению расходов топлива, электроэнергии и воды на выработку тепла отопительными котельными коммунальных теплоэнергетических предприятий», утвержденные Заместителем Председателя Комитета РФ по муниципальному хозяйству 22.02.1994 г.;

— «Рекомендации по нормированию труда работников энергетического хозяйства», утвержденные Приказами Госстроя России от

22.03.1999 г. № 65 и от 12.10.1999 г. № 74;

— «Нормативы и методические указания по определению потребности в машинах и механизмах для эксплуатации и ремонта коммунальных электрических и тепловых сетей», утвержденные Приказом Госстроя России от

05.09.2000 г. № 200;

— «Методические рекомендации по формированию нормативов потребления услуг ЖКХ» (Приказ Минэкономики России от 06.05.1999 г. № 240).

В соответствии с Законом от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (ст. 4) акты Правительства РФ, изданные до введения в действие Жилищного кодекса, по вопросам, которые согласно ЖК РФ могут регулироваться только федеральными законами (а ст. 157 Кодекса устанавливает, что порядок определения размера платы за коммунальные услуги устанавливается именно федеральным законом), действуют впредь до вступления в силу соответствующих законов. Что касается актов бывших федеральных министерств и ведомств, то в настоящее время их правовой статус не определен (фактически они носят рекомендательный характер).

2. Второй и основной на сегодняшний день отраслью законодательства, регулирующего отношения в сфере тарифообразования на товары и услуги теплоснабжающих организаций, является законодательство о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию, представленное, прежде всего, Федеральными законами от 14.04.2005 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»(далее — Закон «О государственном регулировании тарифов») и от 17.08.1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях», а также принятыми в соответствии с Законом «О государственном регулировании тарифов» «Основами ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации» и «Правилами государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», утвержденными Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 г. № 109, а также другими нормативно-правовыми актами Правительства РФ и ФСТ России, основным из которых являются «Методические указания по расчету регулируемых цен (тарифов) на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке», утвержденные Приказом ФСТ России от 6 августа 2004 г. № 20-э/2 (вред. от 14.12.2004 г.).

3. Фактически новой отраслью законодательства в сфере тарифного регулирования, в том числе в области теплоснабжения, стал вступивший в силу с 1 января 2006 г. Федеральный закон от 30.12.2004 г. № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» (далее — Закон «Об основах регулирования тарифов ОКК»), формирующий законодательную основу новой системы тарифного регулирования деятельности организаций коммунального комплекса, в том числе теплоснабжающих организаций (в части регулирования инвестиционных надбавок и тарифов на подключение к системам коммунальной инфраструктуры). Для ее полного формирования должны быть разработаны и утверждены ряд нормативно-правовых актов, предусмотренных Законом.

4. Кроме того, вопросы тарифного регулирования затронуты в законодательстве о местном самоуправлении. В настоящее время действуют (до полного вступления в силу (с 1 января 2009 г.) Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» нормы одноименного Закона от 28.08.1995 г. № 154-ФЗ.

Распределение полномочий в сфере тарифного регулирования теплоснабжающих организаций

Одной из ключевых проблем в сфере тарифного регулирования деятельности теплоснабжающих организаций является неопределенность в распределении полномочий между органами регулирования. В соответствии с законодательством о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в настоящее время в России сформирована 2-уровневая система регулирования тарифов на тепловую энергию и сопутствующие услуги:

□ на федеральном уровне данное регулирование осуществляет Правительство Российской Федерации и/или федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области регулирования тарифов (в настоящее время — это ФСТ России);

□ в субъектах Российской Федерации регулирующими органами являются органы исполнительной власти субъектов Федерации в области государственного регулирования тарифов (региональные энергетические комиссии), а также органы местного самоуправления.

В рамках данных полномочий Законом «О государственном регулировании тарифов» предусмотрено, что Правительство РФ или федеральный орган исполнительной власти в области регулирования тарифов (в настоящее время — это Федеральная служба по тарифам) устанавливают предельные (минимальные и/или максимальные) уровни тарифов на тепловую энергию, производимую электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии, т.е. предельные уровни тарифов для электростанций (ст. 5).

26 декабря 2005 г. был принят Федеральный закон № 184-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» и некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 184-ФЗ), который существенно расширил полномочия Правительства РФ и ФСТ России, включив в них установление предельных (минимальных и/или максимальных) уровней тарифов на тепловую энергию для прочих (кроме электростанций) теплоснабжающих организаций.

К полномочиям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов в настоящее время относится:

□ установление тарифов на услуги по передаче тепловой энергии;

□ установление тарифов на тепловую энергию для электростанций в рамках предельных уров-

ней, установленных федеральным органом исполнительной власти;

□ а также веденное 184-м Законом установление тарифов на тепловую энергию для прочих (кроме электростанций) теплоснабжающих организаций — также в рамках предельных уровней тарифов, установленных федеральным органом исполнительной власти (ст. 6).

Следует обратить внимание на полномочия регулирующих органов в части регулирования тарифов на услуги по передаче тепловой энергии. В соответствии с Законом «О государственном регулировании тарифов» данные полномочия осуществляют органы исполнительной власти субъектов РФ, в то время как Закон «О естественных монополиях» предусматривает, что тарифное регулирование деятельности по передаче тепловой энергии осуществляет федеральный орган исполнительной власти по регулированию естественных монополий (в настоящее время — это ФСТ России).

Другой проблемой в сфере тарифного регулирования деятельности теплоснабжающих организаций является определение полномочий органов местного самоуправления. В данном случае законодательство о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию, предусматривающее приоритетное право органов власти субъектов Российской Федерации по установлению тарифов на тепловую энергию (в том числе для муниципальных теплоснабжающих организаций), вступает в противоречие с нормами действующего на данный момент Закона № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», ст. 31 которого предусматривает, что регулирование тарифов на товары и услуги предприятий, находящихся в муниципальной собственности, осуществляют органы местного самоуправления.

Следует отметить, что данное противоречие отсутствует в Законе № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», статья 17 которого, регулирующая данные вопросы, вступает в силу лишь с 1 января 2009 г. (в соответствии с пунктом 1.2 ст. 83 Закона № 131 -ФЗ порядок решения вопросов местного значения вновь образованных поселений в переходный период определяется законом субъекта РФ — прим. авт.) (см. схему 1).

Что касается Закона № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса», то в соответствии с ним основные полномочия в сфере тарифного регулирования деятельности теплоснабжающих организаций осуществляют органы местного самоуправления.

Представительные органы муниципальных образований:

□ утверждают программы комплексного развития систем коммунальной инфраструктуры, в том числе систем теплоснабжения;

□ утверждают инвестиционные программы организаций коммунального комплекса по развитию систем коммунальной инфраструктуры;

□ устанавливают надбавки к ценам (тарифам) для потребителей.

К полномочиям органов регулирования муниципальных образований относится установление: тарифов на подключение к системам комму-

нальной инфраструктуры; надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса, а также тарифов организаций коммунального комплекса на подключение (схема 2).

Введение практики предельного тарифообразования

Как уже было отмечено, в соответствии с принятым в конце 2005 г. Законом № 184-ФЗ практика предельного тарифообразования, существовавшая в сфере тарифного регулирования электроэнергетики, была распространена на прочие (кроме электростанций региональных АО-энерго) теплоснабжающие организации.

Поправки, внесенные Законом № 184-ФЗ в Законы «О государственном регулировании тарифов» и «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса», создали значительную неопределенность в процессе тарифообразования на товары и услуги организаций коммунального комплекса, в том числе теплоснабжающих организаций. Основными проблемами здесь являются:

□ отсутствие возможности на федеральном уровне объективно определять финансовые потребности регулируемых организаций;

□ существенное ограничение возможностей по привлечению инвестиций для модернизации и развития систем теплоснабжения, заложенных в Законе «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса».

С юридической точки зрения неоднозначной является трактовка полномочий ФСТ в части установления предельных уровней тарифов на тепловую энергию. На данный момент остается неясным, в какой форме федеральный орган исполнительной власти должен устанавливать предельные значения изменения тарифов на тепловую энергию, поставляемую прочими (кроме бывших АО-энерго) теплоснабжающими организациями: в виде предельных уровней тарифов (как это установлено в Законе «О государственном регулировании тарифов») или в виде предельных индексов изменения тарифов (как это сформулировано в Законе «Об основах регулирования тарифов ОКК») и реализовано в Приказе ФСТ от 29.12.2005 г. № 853-э/4 (Схема 1).

Кроме того, серьезная неопределенность возникла в возможности применения норм Закона «Об основах регулирования тарифов», касающихся реализации инвестиционных программ организаций коммунального комплекса по развитию систем коммунальной инфраструктуры и финансируемых за счет соответствующих надбавок и платы за подключение, так как, с одной стороны, минимальный срок действия надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса и тарифов организаций коммунального комплекса на подключение в соответствии с Законом «Об основах регулирования тарифов ОКК» составляет не менее 3 лет (ст. 13), а с другой стороны, в соответствии с новыми редакциями Законов «Об основах регулирования тарифов ОКК» и «О государственном регулировании тарифов» конечные тарифы должны находиться в рамках предельных уровней (или индексов) тарифов, ежегодно устанавливаемых федеральным и региональными органами регулирования.

Изменение системы тарифообразования на тепловую энергию и жилищно-коммунальные услуги, связанное с принятием Закона № 184-ФЗ, существенно ограничило инвестиционные возможности отрасли и создало значительные сложности в процессе тарифообразования на 2006 г., т.к. вступление Закона в действие не сопровождалось принятием соответствующих нормативно-правовых актов, формирующих методическую основу деятельности регулирующих органов.

Следует также обратить внимание на то, что введение практики установления предельных уровней (или индексов) тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса создало существенную неопределенность в методологии тарифообразования на товары и услуги организаций коммунального комплекса. И хотя предусмотренные Законом № 210-ФЗ методы тарифного регулирования не относятся к системам теплоснабжения, возможность практического применения предусмотренного ст. 8 прогрессивного метода установления предельных тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса (на основе анализа динамики предыдущей деятельности организации, а также деятельности аналогичных организаций), в данных условиях представляется сомнительной.

Регулирование инвестиционной деятельности теплоснабжающих организаций

Одной из наиболее серьезных проблем функционирования теплоснабжающих организаций является их инвестиционная деятельность. Основные сложности в правоприменении связаны с несоответствием норм (требований) законодательства о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию и Закона «Об основах регулирования тарифов ОКК» в части инвестиционной деятельности в сфере теплоснабжения.

В таблице представлены основные расхождения в организации и финансировании инвестиционной деятельности теплоснабжающих организаций, предусмотренные двумя отраслями законодательства.

Во-первых, по-разному сформулировано название инвестиционной программы: в «Основах ценообразования», утвержденных Постановлением № 109, это — «инвестиционная программа развития регулируемой организации»; в Законе № 210-ФЗ — «инвестиционная программа организации коммунального комплекса по развитию системы коммунальной инфраструктуры».

Орган, согласовывающий и утверждающий программу, Постановлением № 109 не определен, а в соответствии с Законом «Об основах регулирования тарифов ОКК» инвестиционная программа организации коммунального комплекса согласовывается органом регулирования муниципального образования и утверждается представительным органом муниципального образования.

В законодательстве о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию также отсутствует порядок разработки и согласования (или утверждения) программы, в то время как Закон № 210-ФЗ подробно описывает соответствующий порядок в ст. 11 Закона.

Различны и источники финансирования данных инвестиционных программ: в Постановлении № 109 — это тариф на тепловую энергию (или на услуги по передаче тепловой энергии). Закон № 210-ФЗ предусматривает 3 источника финансирования:

1. надбавка к ценам (тарифам) для потребителей;

2. плата за подключение к сетям инженерно-технического назначения;

3. средства местного бюджета.

И, наконец, различны минимальные сроки действия (программы) и соответствующего ей тарифа. В соответствии с законодательством о государственном регулировании тарифов минимальный срок действия тарифа составляет 1 год, в то время как Закон № 210-ФЗ устанавливает, что период действия соответствующих тарифов и надбавок составляет не менее 3 лет.

Как видно, расхождения более чем серьезны. Остается неясным, каким образом теплоснабжающие организации и органы регулирования в данных условиях смогут обеспечить формирование эффективной инвестиционной программы и ее адекватное финансирование.

Для обеспечения эффективной инвестиционной деятельности в сфере теплоснабжения, на наш взгляд, необходимо, с одной стороны, разработать и принять «Правила регулирования тарифов и надбавок организаций коммунального комплекса», предусмотренные Законом «Об основах регулирования тарифов», в которых должны быть подробно прописаны соответствующие принципы и процедуры, а, с другой стороны, крайне важно обеспечить синхронизацию норм законодательства о регулировании тарифов организаций коммунального комплекса и нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в сфере ценообразования на электрическую и тепловую энергию, прежде всего, «Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации», а также ряда других нормативно-правовых актов.

Это интересно:

  • Приказ мчс россии 34 Приказ МЧС РФ от 30 января 2008 г. N 34 "О внесении изменений в приказ МЧС России от 24 октября 2006 г. N 610" (утратил силу) Приказ МЧС РФ от 30 января 2008 г. N 34"О внесении изменений в приказ МЧС России от 24 октября 2006 г. N 610" Приказом МЧС РФ от 11 мая 2011 г. N 236 настоящий […]
  • Как забрать налог от обучения Налоговый вычет за обучение Разделы: Кто может получить возврат 13% за обучение? На налоговый вычет за обучение распространяются общие требования для получения налоговых вычетов. Отдельно следует отметить, что возврат 13% от суммы расходов на обучение можно получить только в том случае, […]
  • Федеральный закон 457 от 29122014 ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 18 июля 2011 года №228-ФЗ О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пересмотра способов защиты прав кредиторов при уменьшении уставного капитала, изменения требований к хозяйственным обществам в случае […]
  • Сколько статьей в ук рф Уголовный кодекс Российской Федерации Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (внесены правки от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября […]
  • Приказ 122 от 22082004 Федеральный закон от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный […]
  • Ип закон о предпринимательстве Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от 23 июня 2003 г. N 76-ФЗ в наименование внесены изменения, вступающие в силу с […]
  • Приказ 1324 от 10122013 показатели Материал «Самообследование образовательной организации» Файлы материала: pdf скачать → (94035 байт) doc скачать → (17909 байт) Опубликовано: 09.06.2014 | Комментарии: 0 | Просмотры: 3619 Проведение самообследования отнесено к компетенции общеобразовательной организации (далее — ОО) п. […]
  • 1001 приказ мвд изменениями Приказ МВД РФ от 24 ноября 2008 г. N 1001 "О порядке регистрации транспортных средств" (с изменениями и дополнениями) Приказ МВД РФ от 24 ноября 2008 г. N 1001"О порядке регистрации транспортных средств" С изменениями и дополнениями от: 27 августа 2010 г., 20 января, 29 августа 2011 г., […]
Все права защищены. 2018