Решения верховного суда по самообороне

ВС признал необходимой самообороной полсотни ножевых ударов, от которых скончались двое обидчиков

Верховный суд РФ не посчитал превышением пределов необходимой обороны более 50 ножевых ударов жертвы двум ее обидчикам, от которых они скончались на месте, говорится в кассационном определении суда.

Ранее в ВС с кассационной жалобой обратился осужденный из Алтайского края. Согласно материалам его дела, мужчина вместе с двумя приятелями употреблял спиртное в арендуемой одним из них квартире. В ходе вечера возник конфликт, который перерос в драку – знакомые начали избивать гостя. Так, один из них бил его кулаками по голове и телу, а другой схватил нож. Жертве удалось перехватить нож и начать отбиваться. В результате, он нанес одному из нападавших не менее 23 ударов, а второму не менее 29. Оба скончались на месте. После этого в квартире произошло возгорание – обгорели тела, половики и мебель.

В августе прошлого года Алтайский краевой суд признал мужчину виновным по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) с назначением года ограничения свободы и по ч. З ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ (попытка умышленного уничтожения или повреждения имущества) с назначением года и трех месяцев колонии-поселения. По совокупности преступлений мужчине был назначен год и четыре месяца колонии-поселения.

ВС, рассмотрев материалы дела и изучив приговор, отменил его в части осуждения по ст. 108 УК РФ с правом на реабилитацию для осужденного, а во второй части отправил на пересмотр.

Верховный суд, указал, что вывод суда первой инстанции о том, что переход ножа от нападавших к обороняющемуся может свидетельствовать об окончании посягательства и отсутствию угрозы для последнего, не верен и противоречит установленному судом способу и интенсивности нападения. А поскольку имело место посягательство, предусмотренное частью первой, а не второй статьи 37 УК РФ, обороняющийся, причиняя вред нападавшим, не вышел за пределы необходимой обороны, заключил ВС.

Отправляя на пересмотр материалы дела о поджоге квартиры, ВС указал, что судом первой инстанции не дано оценки тем обстоятельствам, что возгорание могло произойти от непотушенных окурков, а не из-за сознательных действий подсудимого.

Решения верховного суда по самообороне

г. Москва 27 сентября 2012 г.

Принимая во внимание значение права на необходимую оборону для защиты безопасности личности, общества и государства, а также права на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, для надлежащего исполнения своих обязанностей по задержанию правонарушителей представителями власти и для выполнения гражданами своего общественного долга по поддержанию правопорядка, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации и на основании пункта 1 части 4 статьи 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ,

1. Обратить внимание судов на то, что при решении вопроса о наличии или отсутствии состояния необходимой обороны следует устанавливать: имело ли место общественно опасное посягательство в отношении интересов обороняющегося или иного лица, а равно в отношении охраняемых законом интересов общества или государства либо реальная угроза такого посягательства; был ли вред причинен тому лицу, которое совершило такое посягательство; были ли действия посягавшего лица сопряжены с насилием, опасным для жизни оборонявшегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия; был ли ясен для обороняющегося лица момент начала и окончания посягательства; в какой обстановке совершалось посягательство; соответствовала ли защита характеру и опасности посягательства, а также иные обстоятельства, свидетельствующие о правомерности причинения вреда посягающему лицу.

2. Разъяснить судам, что под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных статьей 37 УК РФ, следует понимать не только деяния, сопряженные с насилием либо непосредственной угрозой его применения, но и иные деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса Российской Федерации. При этом не имеет значения, привлечено ли лицо, совершившее указанные общественно опасные деяния, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим предусмотренным законом основаниям.

3. Судам следует иметь в виду, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы такого посягательства.
Действия оборонявшегося лица, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях причинение вреда посягавшему лицу может рассматриваться по правилам статьи 38 УК РФ либо оборонявшееся лицо подлежит ответственности на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий суды с учетом всей обстановки происшествия также должны выяснять, не совершены ли оборонявшимся лицом эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством.

4. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

5. Исходя из положений части 1 статьи 37 УК РФ при защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе воспользоваться любыми средствами и причинить любой вред посягающему.
При этом общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для их жизни. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности, применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, нанесение ударов в область жизненно важных органов, удушение и т.п.
Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться в высказываниях о намерении немедленно причинить смерть обороняющемуся или другому лицу, в демонстрации посягающим лицом оружия или предметов, используемых в качестве оружия и т.п., если в зависимости от конкретной обстановки происшествия имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

6. Не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий в целях развязывания драки, совершения акта мести, сокрытия или инсценировки иного преступления. Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.

7. Обратить внимание судов, что причинение вреда в результате установки гражданами для обеспечения сохранности своего имущества автоматически срабатывающих или автономно действующих устройств или приспособлений (ловушек, капканов, взрывных устройств и т.п.) не может расцениваться как совершенное в состоянии необходимой обороны, поскольку на момент установки данных устройств или приспособлений общественно опасное посягательство отсутствовало.

8. Судам необходимо различать состояние необходимой обороны и состояние так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо ошибочно предполагает его наличие.
В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, оно подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны.
Если же посягательство не существовало в действительности и окружающая обстановка не давала лицу никаких оснований полагать, что оно происходит, действия лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

9. Действия обороняющегося лица могут быть признаны превышением пределов необходимой обороны лишь в тех случаях, когда защита осуществлялась им от общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
Исходя из положений части 2 статьи 37 УК РФ превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему лицу без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в части 1 статьи 108 или части 1 статьи 114 УК РФ.
Не влечет уголовную ответственность причинение посягавшему лицу вреда по неосторожности, если оно явилось следствием активных действий обороняющегося при отражении общественно опасного посягательства. Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по части 1 статьи 114 УК РФ.

10. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны суды должны учитывать:
характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся лицу, в том числе интенсивность нападения, избранный посягавшим лицом способ достижения преступного результата, тяжесть последствий, которые могли наступить в случае доведения посягательства до конца;
силы и возможности оборонявшегося лица по отражению посягательства (число лиц, посягавших и оборонявшихся, их возраст и пол, физическое развитие, обладание навыками различного рода силовых единоборств, пребывание в состоянии опьянения, наличие оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, и т.д.);
иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и оборонявшегося лица (место и время посягательства, обстановка, предшествующая посягательству, и т.д.).

11. При совершении посягательства группой лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягавших лиц такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы.

12. Учитывая, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного нападением, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты, судам не следует действия обороняющегося лица расценивать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если при причинении вреда не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства, а причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный.

13. При исследовании вопроса о том, насколько неожиданными были для обороняющегося лица действия посягавшего, вследствие чего обороняющийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (часть 21 статьи 37 УК РФ), суду следует принимать во внимание время, место и способ совершенного посягательства, а также предшествующие посягательству события и психическое состояние оборонявшегося лица.

14. Суды должны отграничивать убийство и причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 и часть 1 статьи 114 УК РФ) от убийства и причинения тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) (статья 107 и статья 113 УК РФ). Обязательным признаком преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного действиями потерпевшего, является причинение вреда под влиянием именно такого волнения, тогда как для преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, этот признак необязателен.
Если обороняющееся лицо превысило пределы необходимой обороны в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, его действия надлежит квалифицировать по части 1 статьи 108 или части 1 статьи 114 УК РФ.

15. Обратить внимание судов на то, что квалификация содеянного по части 3 статьи 30, части 1 статьи 108 УК РФ, а также по части 3 статьи 30, части 1 статьи 114 УК РФ возможна только при установлении прямого умысла на причинение смерти или на причинение тяжкого вреда здоровью.
В иных случаях, если в результате превышения пределов необходимой обороны последствия, которые охватывались умыслом оборонявшегося лица, по независящим от него обстоятельствам не наступили (например, ввиду вмешательства третьих лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи), такое лицо подлежит ответственности только за фактически содеянное.

16. Обратить внимание судов на то, что согласно положениям части 3 статьи 37 УК РФ правомерность действий сотрудников правоохранительных органов, причинивших в ходе пресечения общественно опасного посягательства вред посягающему лицу, следует оценивать по правилам о необходимой обороне.

17. Судам при отграничении необходимой обороны (статья 37 УК РФ) от причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление (статья 38 УК РФ), необходимо иметь в виду, что задержание лица, совершившего преступление, производится при отсутствии непосредственной опасности осуществления задерживаемым лицом общественно опасного посягательства.
Если в процессе задержания задерживаемое лицо совершает общественно опасное посягательство, в том числе сопряженное с насилием, опасным для жизни задерживающего его лица или иных лиц, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, причинение вреда в отношении задерживаемого следует рассматривать по правилам о необходимой обороне (статья 37 УК РФ).

18. Основанием для причинения вреда по правилам статьи 38 УК РФ может служить совершение задерживаемым лицом любого преступного деяния, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса.
Если задерживающий добросовестно заблуждался относительно характера совершаемого общественно опасного посягательства, принимая за преступление административное правонарушение, в тех случаях, когда обстановка происшествия давала ему основания полагать, что совершается преступление, и задерживающий не сознавал и не мог сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать по правилам статьи 38 УК РФ.
В иных случаях лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

19. Положения статьи 38 УК РФ о правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, могут применяться не только в отношении представителей власти, но и в отношении иных лиц, которые стали жертвами преступления или его непосредственными очевидцами.

20. При решении вопроса о правомерности причинения вреда лицу, совершившему преступление, судам необходимо устанавливать невозможность иными средствами задержать такое лицо. О наличии этого условия могут свидетельствовать невыполнение задерживаемым лицом требований следовать в полицию, попытка скрыться, отсутствие возможности в создавшейся обстановке обратиться за помощью к другим лицам или органам власти либо их бездействие и т.п.

21. Характер общественной опасности преступления определяется содержанием объекта посягательства, формы вины, а степень общественной опасности преступления — в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли задерживаемого лица в преступлении, совершенном в соучастии.
Под обстоятельствами задержания (обстановкой задержания), которые должны учитываться при определении размеров допустимого вреда, следует понимать все обстоятельства, которые могли повлиять на способность к задержанию с минимальным причинением вреда задерживаемому лицу с одновременным пресечением возможности совершения им новых преступлений (место и время преступления, непосредственно за которым следует задержание, количество, возраст и пол задерживающих и задерживаемых, их физическое развитие, вооруженность, наличие сведений об их агрессивном поведении, вхождении в состав банды, преступного сообщества (преступной организации), террористической организации и т.п.).
Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

22. Судам следует иметь в виду, что при задержании лица, совершившего преступление, недопустимо причинение вреда третьим лицам. В случае совершения преступления группой лиц причинение вреда возможно только в отношении тех соучастников, которых задержать иными средствами не представлялось возможным.
Если задерживающий добросовестно заблуждался относительно того, кто именно совершил преступление, а обстановка происшествия давала ему основания полагать, что преступление было совершено третьим лицом, при этом задерживающий не сознавал и не мог сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать в соответствии с положениями статьи 38 УК РФ, в том числе о допустимых пределах причинения вреда.
В иных случаях лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

23. Если при соблюдении всех иных условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, задерживаемому был причинен вред, менее значимый, чем это предусмотрено в части 2 статьи 114 УК РФ, в действиях задерживающего лица отсутствует состав преступления.

24. Разъяснить судам, что убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, а равно при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, подлежит квалификации по соответствующей части статьи 108 УК РФ и в тех случаях, когда оно сопряжено с обстоятельствами, предусмотренными в пунктах , , части 2 статьи 105 УК РФ, а также при совершении данного преступления группой лиц.

25. При решении вопроса о правомерности действий сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, работников организаций, в которых законодательством для исполнения возложенных на них федеральными законами обязанностей разрешено применение оружия, причинивших в ходе пресечения общественно опасного посягательства или в ходе задержания лица, совершившего преступление, вред посягавшему лицу с использованием оружия, судом должно быть установлено соблюдение указанными лицами предусмотренного законодательством порядка применения оружия.
При этом суду следует иметь в виду, что не может признаваться преступлением причинение вреда лицом, применившим оружие с нарушениями установленного действующим законодательством порядка его применения, если исходя из складывающейся обстановки промедление в применении оружия создавало непосредственную опасность для жизни людей или могло повлечь за собой иные тяжкие последствия.

26. Обратить внимание судов на то, что в соответствии со статьей 1066 ГК РФ вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы.
Решая вопрос о возмещении вреда, причиненного в результате совершения преступлений, предусмотренных статьей 108 и статьей 114 УК РФ, суды должны учитывать, что вред в таких случаях возмещается на общих основаниях (статья 1064 ГК РФ). При этом размер возмещения определяется судом с учетом вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда. Суд, приняв во внимание имущественное положение лица, причинившего вред, вправе уменьшить подлежащую взысканию сумму (статья 1083 ГК РФ).

27. Рекомендовать судам при назначении наказания лицам, виновным в убийстве, причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, обсуждать вопрос о возможности назначения им наказания, не связанного с лишением свободы, с учетом обстоятельств дела и данных об их личности.

28. В связи с принятием настоящего постановления считать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств».

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации В.М. Лебедев

Секретарь Пленума, судья
Верховного Суда
Российской Федерации В.В. Дорошков

Верховный суд установил пределы самообороны

Судебная коллегия Верховного суда подтвердила право человека защищать свою жизнь всеми возможными способами. Причем такой вердикт верховная Фемида вынесла на основании весьма неочевидного дела. Раньше бы его фигурант после расправы со своими обидчиками точно бы отправился в тюрьму. Логику этого прецедентного решения Верховного суда проследил корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Гололобов.

Пьяная драка где-то на Алтае. Двое против одного. В руках у нападающих — нож. Они успевают покромсать своего собутыльника, но он каким-то невероятным способом вырывает у них из рук холодное оружие и режет насмерть своих обидчиков этим же ножом. Картина смутная. Не понять, кто прав, а кто нет. Нижестоящие суды однозначно признают выжившего фигуранта виновным. Обосновывают своё решение так: в тот момент, когда холодное оружие оказалось у него в руках, опасность перестала существовать, и проливать кровь «друзей» было излишним. Но коллегия Верховного суда рассудила иначе. Нападение на будущего подсудимого продолжилось, даже когда он вырвал у них нож. Пьяные «дружки» не остановились и продолжили наносить удары руками. Следы побоев — тому подтверждение. Пытаясь спасти свою жизнь, он отбивался от них холодным оружием. То есть пределов самообороны он не превысил, вынесли свой вердикт судьи Верховного суда. И правильно сделали, считает председатель Московской коллегии адвокатов «Тер-Акопов и партнеры» Георгий Тер-Акопов:

«Потому что нападение на него продолжалось, он был уже ранен, и абсолютно не исключалось, что это нож, который он отнял у них, мог опять перекочевать к ним. Кроме того, скажем так, они свои намерения могли осуществить и без ножа. То есть его можно было бы и добить. Поэтому, если в отношении него производились агрессивные действия, то здесь имеет место говорить о необходимой обороне».

Отбиваясь отобранным ножом, мужчина нанес в общей сложности 52 ранения своим обидчикам. И этот странный факт может говорить о том, что человек не отдавал отчет своим действиям, то есть о состоянии аффекта, полагает Георгий Тер-Акопов:

«И в состоянии аффекта зачастую наносятся вот такие множественные ранения. Но в любом случае убийство в состоянии аффекта является преступлением незначительной тяжести. Но в том случае, если это был не аффект, а всё-таки те действия, которые он осуществлял с целью защитить себя, то здесь вполне правомерно суд признал их необходимой обороной».

Но при такой вольной трактовке закона о самообороне теперь любой в принципе может сказать, что зарезал оппонента, потому что защищался. Поди докажи, что там на самом деле произошло. Проблема есть. Но для того и существует следствие, чтобы находить первопричину преступления, считает председатель думского Комитета по охране здоровья Сергей Калашников:

«Если человек сидит у себя дома и к нему кто-то вламывается, то вряд ли тот, кто вломился, может оправдаться, что он случайно зашел и непонятно зачем. Это первое. Второе: если на улице человек будет утверждать, что на него напали, то для этого есть определенные показания, есть свидетели и так далее. Это не означает, что не надо расследовать каждый случай. Каждый случай, как и сейчас, должен быть расследован».

Правила самообороны Верховный суд пытался толковать уже не раз. Так, несколько лет назад был озвучен важный постулат: право на самооборону дает не только прямое нападение, но даже угроза насилия, опасного для жизни. Допустим, нападающий размахивает пистолетом и кричит, что сейчас пристрелит. Суд в этой ситуации должен поддержать того, кто рискнул защищаться. Но это в теории. А на практике же нижестоящая Фемида рекомендаций Верховного суда не придерживается, констатирует председатель Общественной палаты Московской области Шота Горгадзе:

«Хочу статистику привести: в России по данной категории дел менее 0,1% приговоров будут оправдательными. Такие ограничения ставятся добропорядочному гражданину, который до приезда полиции пытается защитить свою жизнь, и в принципе выбор стоит между быть мертвым и законопослушным либо живым и судимым».

Если вернуться к алтайской истории, когда всё неоднозначно — водка, «дружки», пьяная драка, то раньше отбивающий нападение ножом однозначно бы сел. Но Верховный суд показательно его оправдывает. Тем самым, по мнению экспертов, указывает путь всему юридическому сообществу — следователям, прокурорам и нижестоящим судьям. Что если уж по таким прецедентам у людей есть право на самооборону, то во всех прочих, более очевидных случаях, человек может защищать свою жизнь всеми доступными способами. И не быть при этом наказанным.

Верховный Суд оправдал человека, убившего грабителя с целью самообороны

Решение по делу об убийстве с целью самообороны вызвало немалый резонанс

Верховный Суд Украины отменил приговор мужчине, который был осужден за убийство, совершенное якобы с превышением пределов самообороны во время защиты от нападения грабителей. Об этом говорится в решении коллегии Кассационного уголовного суда.

«Конституция Украины гарантирует каждому право защищать свою жизнь и здоровье, жизнь и здоровье других людей от противоправных посягательств. Не допускается проникновение в жилье или другое владение человека, проведение в них осмотра или обыска иначе, как по мотивированному решению суда», – напомнили судьи в вердикте.

Кроме того, Верховный Суд напомнил, что законодательством об уголовной ответственности определено, что «необходимой обороной признаются действия, совершенные с целью защиты охраняемых законом прав и интересов человека, который защищается, или другого человека, а также общественных интересов и интересов государства от общественно опасного посягательства путем нанесения посягающему урона, необходимого и достаточного в данной обстановке для немедленного отражения или прекращения посягательства, если при этом не было допущено превышения границ необходимой обороны».

«В отдельных случаях, а именно – нападение вооруженного человека, нападение группы или противоправное насильственное вторжение в жилище или другое помещение, Уголовным кодексом Украины определено, что ущерб, нанесенный посягающему, не ограничивается никакими рамками, вплоть до лишения посягающего жизни», – подчеркнули судьи.

В приговоре также указано, что «удар ножом подсудимый нанес потерпевшей В., защищаясь от незаконного проникновения в его жилье и нападения на него со стороны М. и В., что создавало реальную угрозу нанесению вреда его жизни и здоровью».

«Подтверждая право защищать свою жизнь и здоровье от противоправных посягательств, Верховный Суд отменил обжалованный приговор и закрыл уголовное производство в связи с отсутствием в деянии состава преступления», – резюмировали судьи в вердикте.

Это решение вызвало немалый резонанс в социальных сетях, особенно среди рьяных защитников и противников идеи о легализации огнестрельного оружия. Многие из пользователей поделились своими эмоциями и впечатлениями от этого решения.

Напомним, ранее журналисты «Сегодня» пообщались с экспертами и узнали, как защитить себя от грабителей, независимо от возраста, особенно учитывая то, что жертвами мошенников и разбойников в Украине все чаще становятся пожилые люди. Злодеи рассчитывают, что пенсионер будет для них легкой добычей, которая вряд ли окажет сопротивление.

Ранее тренеры объясняли, что простые приемы самообороны следует довести до автоматизма, чтобы они сработали в нужный момент. Кроме того, на короткой дистанции можно укусить оппонента.

Верховный Суд разъяснил положения УК о необходимой обороне

Судам сообщили, что именно нужно учитывать, разрешая вопрос о превышении пределов необходимой обороны. ВС РФ велел отграничивать убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны от убийства и причинения тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Постановление дает ряд других рекомендаций.

Верховный Суд РФ разъяснил положения Уголовного кодекса о пределах необходимой обороны. Этому вопросу посвящено Постановление Пленума ВС РФ № 19 от 27 сентября 2012 г. Оно касается применения законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление. Пленум затронул вопросы, связанные с нормами статей 37 и 38 УК РФ.

Судам сообщили, какие факторы нужно учитывать, разрешая вопрос о превышении пределов необходимой обороны. Пленум обратил внимание, что причиненный в состоянии необходимой обороны вред не подлежит возмещению, если не были превышены ее пределы. Это предусматривает статья 1066 ГК РФ. Постановление подчеркивает еще один важный нюанс. Не признается находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое спровоцировало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий.

Верховный Суд призвал не путать определенные понятия: убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 и часть 1 статьи 114 УК РФ), и, соответственно, убийство и причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (статья 107 и статья 113 УК РФ). Судам посоветовали учитывать эмоциональное состояние оборонявшихся. Особое внимание велели уделить, к примеру, ситуации с ночным визитом грабителей в дом.

В документе даются, в частности, следующие разъяснения и рекомендации:

1. Обратить внимание судов на то, что положения статьи 37 УК РФ в равной мере распространяются на всех лиц, находящихся в пределах действия Уголовного кодекса Российской Федерации, независимо от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

2. В части 1 статьи 37 УК РФ общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности:

  • причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов);
  • применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.).

Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

3. Под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных частью 2 статьи 37 УК РФ, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

При выяснении вопроса, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (часть 21 статьи 37 УК РФ), суду следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, а также эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда оборонявшееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства.

. Правомерные действия должностных лиц, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей, даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его причинения, состояние необходимой обороны не образуют (применение в установленных законом случаях силы сотрудниками правоохранительных органов при обеспечении общественной безопасности и общественного порядка и др.).

Разъяснить судам, что состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда:

  • защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;
  • общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 1 статьи 37 УК РФ), а также в случаях, предусмотренных частью 21 статьи 37 УК РФ, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

11. Разъяснить судам, что уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Судам надлежит иметь в виду, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты.

Постановление Пленума ВС СССР от 16 августа 1984 года № 14 признано недействующим.

По информации «Делового Петербурга», первоначально Суд допускал защиту от заведомо незаконного применения силы со стороны сотрудников правоохранительных органов. Речь шла, в частности, о конфликтах с полицией в ходе массовых акций. Впоследствии эту формулировку из документа убрали.

Добавим, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это закреплено в статье 45 Конституции РФ. Норма о необходимой обороне служит одной из гарантий реализации этого права. Она обеспечивает защиту личности и прав обороняющегося, других лиц, а также интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Напомним, Верховный Суд РФ — высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. Это прописано в законе «О судебной системе Российской Федерации».

Это интересно:

  • Приказ минюста о нотариате Приказ Министерства юстиции РФ от 16 июня 2017 г. № 108 “О внесении изменений в формы реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств, удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах и в порядок оформления форм реестров регистрации нотариальных […]
  • Приказ минэкономразвития 529 об утверждении форм заявлений Приказ Министерства экономического развития РФ от 30 сентября 2011 г. N 529 "Об утверждении форм заявлений о государственном кадастровом учете недвижимого имущества" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ Министерства экономического развития РФ от 30 сентября 2011 г. N […]
  • Приказ о проведении аттестации педработников в доу Приказ Министерства образования и науки РФ от 7 апреля 2014 г. № 276 "Об утверждении Порядка проведения аттестации педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность" В соответствии с частью 4 статьи 49 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ […]
  • Законы аудит деятельности Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ"Об аудиторской деятельности" С изменениями и дополнениями от: 1 июля, 13, 28 декабря 2010 г., 4 мая, 1, 11 июля, 21 ноября 2011 […]
  • Схема как принимаются законы Порядок принятия законов в РФ - особенности процедуры Порядок принятия законов в РФ зависит от того, какой закон принимается — федеральный или федеральный конституционный. В настоящей статье будут рассмотрены все особенности путем сравнения процедур принятия данных видов законов. Как […]
  • Федеральный закон 229-фз ст 101 О внесении изменений в статью 101 Федерального закона «Об исполнительном производстве в Российской Федерации» РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О внесении изменений в статью 101 Федерального закона «Об исполнительном производстве в Российской Федерации» Внести в статью 101 […]
  • Будет повышение пенсии с 1 апреля 2018г Кому повышают пенсию с 1 апреля 2018 Социальная пенсия увеличится с 1 апреля. В Постановлении Правительства от 20.03.2018 № 302 «Об утверждении коэффициента индексации с 1 апреля 2018 г. социальных пенсий», который пока не вступил в действие, прописан коэффициент — 1,029. Социальную […]
  • Телефоны экономического суда г минска +375 29 185 30 01+375 29 333 50 64+375 17 215 01 70 Введите ваш запрос для начала поиска. Справочная информация от "Counsel.by" - многолетний опыт защиты интересов в суде Экономический суд г. Минска (ранее - Хозяйственный суд г. Минска) Контактные телефоны: приемная - тел. (8-017) […]

Author: admin