Советник

Юридические услуги по корпоративному праву

Законы рф преступления примеры

§ 1. Понятие уголовного закона

Уголовный закон — это правовой акт, принятый Федеральным Собранием России и подписанный Президентом, определяющий общие положения об уголовной ответственности, виды конкретных преступлений и устанавливающий вид и размер наказания за совершение преступлений.

В настоящее время основным уголовным законом является Уголовный кодекс. Уголовный кодекс — это отличающийся внутренним единством законодательный акт, который содержит систему взаимосвязанных уголовно-правовых норм, определяет принципы, основания и условия уголовной ответственности, признаки конкретных видов преступлений и устанавливает вид и размер наказания за их совершение.

В Российской Федерации уголовный закон (Уголовный кодекс) — основной источник уголовного права. Однако по значимости главным источником уголовного права, как и всех других отраслей права, является Конституция Российской Федерации, в которой содержатся нормы, имеющие в том числе и уголовно-правовое значение. Так, в ст. 19 Конституции указывается, что «все равны перед законом и судом», в ст. 20 решается вопрос о применении смертной казни, в ст. 50 содержится положение, что «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление», в ст. 54 закрепляется принцип: «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

Уголовно-правовое значение имеют и статьи Конституции, определяющие права и свободы граждан и гарантии их защиты, а также фиксирующие обязанности граждан Российской Федерации.

Существенную новеллу в российское законодательство вносит ст. 51 Конституции: «Никто не. обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». В соответствии с этим положением близких родственников нельзя привлекать к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний в отношении супруга или других родственников, круг которых определен федеральным законом (ст. 308 УК).

Такая позиция соответствует общепризнанным в мировом сообществе моральным ценностям и правовым установлениям.

Следует заметить, что в прошлом коммунистический режим воспитывал в гражданах подозрительность и поощрял доносы на своих близких.

В случае противоречия или расхождения норм Конституции и Уголовного кодекса в соответствии со ст. 15 Конституции имеет место прямое действие норм Конституции.

Конституция Российской Федерации установила, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (ч. 4 ст. 15). Следовательно, международное право также является источником российского уголовного права. Однако прямое действие норм международного права может иметь место только в связи с применением положений Общей части уголовного права. Что же касается норм об ответственности за отдельные виды преступлений, то нормы международного права не содержат санкций и поэтому не могут иметь прямого действия.

В этих случаях российский законодатель должен немедленно вносить дополнения и изменения в Уголовный кодекс.

Источником уголовного права России не могут быть постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, так же как и судебный прецедент не имеет обязательной силы для судов Российской Федерации. Не являются источником российского права обычаи и религиозные предписания. Поэтому нельзя признать законной практику применения в отдельных регионах России с преимущественно мусульманским населением уголовной ответственности, основанной на положениях мусульманского религиозного права — Шариата.

В настоящее время в России действует единственный уголовный закон — Уголовный кодекс. По мере необходимости принимаются новые уголовно-правовые нормы, которые включаются в качестве дополнений в Уголовный кодекс.

В прошлом наряду с Уголовным кодексом действовали нормы общесоюзного законодательства (до их включения в УК РСФСР), а также отдельные уголовно-правовые нормы российского законодательства, не включенные в УК. Последним уголовно-правовым законом Союза ССР были Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик, принятые в 1991 г., которые должны были вступить в силу с 1 июля 1992 г., но в связи с распадом Советского Союза в силу не вступили и остались правовым актом, имеющим историческое значение.

В этих Основах имелись существенные изменения и нововведения по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Ряд новых положений Основ был включен и в проект Уголовного кодекса Российской Федерации.

Уголовный закон подлежит обязательному опубликованию (ч. 3 ст. 15 Конституции). Во время подготовки Уголовного кодекса России в средствах массовой информации и иных изданиях публиковались его проекты для всеобщего обсуждения*.

* См.: Уголовный кодекс Российской Федерации (Общая часть). Проект. М., 1994; Уголовный кодекс Российской Федерации (Особенная часть). Проект. М., 1994.

Официальное опубликование уголовных законов и сведения о них в средствах массовой информации — необходимое условие оповещения населения о запрещенности тех или иных деяний под угрозой уголовной ответственности и важное средство повышения уровня правосознания российских граждан.

Уголовное законодательство подлежит неуклонному исполнению всеми гражданами России, должностными лицами и другими лицами, находящимися на ее территории.

Точное применение уголовного закона в практике следственных органов и судов является необходимым условием соблюдения законности в правовом государстве.

Принцип законности ни в коем случае не должен подменяться идеей целесообразности, как это нередко случалось в прошлом. «Закон есть закон» — эта формула правового государства означает, что применение закона должно основываться только на его содержании и точно соответствовать его смыслу. Когда закон перестает соответствовать реальным социально-экономическим условиям жизни общества, он должен отменяться или заменяться новым законом.

Органы правосудия не имеют права отказываться от применения закона или субъективно оценивать определенные явления общественной жизни, применять закон не в соответствии с его содержанием.

Подстрекательство к совершению преступления статья УК РФ

Согласно нормам уголовного законодательства все действия, связанные со склонением лица к совершению преступления путем обмана или подкупа квалифицируются как подстрекательство в совершении преступления.

Человек, который уговорил другое лицо совершить общественно опасное деяние входит в круг соучастников и несет ответственность наряду с исполнителем. Особой формой соучастия является подстрекательство.

Что такое подстрекательство

Понятие термина подстрекательство сформулировано в ч.4 ст.33 УК. Согласно этой норме подстрекателем является лицо, которое умышленно склоняет людей для совершения общественно опасных действий.

Специфика подстрекательства заключается в том, что этот вид соучастия, как и пособничество, является сложно доказуемым преступлением.

Для того чтобы деяния преступника квалифицировать как подстрекательство суду необходимы весомые аргументы. Опытные подстрекатели минимизируют количество улик, которые могли бы удостоверить факт преступления.

Преступники могут подстрекать лиц для совершения преступлений различными способами. Если анализировать судебную практику дел связанных с подстрекательством, то можно заметить, что основным инструментом убеждения преступников является подкуп.

Почему именно подкуп? Подкуп — это действия, которые направлены на убеждение лица совершить преступление, под предлогом передачи определенной денежной суммы или иного преимущества.

Соответственно для преступника имеется определенная выгода. Материальное вознаграждение зачастую становится решающим фактор для склонения лица к противоправным действиям.
Менее эффективными являются такие способы подстрекательства, как:

Выбор способа подстрекательства зависит от темперамента преступника, от вида преступлений к которым его склоняют, а также от объективных факторов.

Классификация вовлечения в преступление

Существует ли уголовная статья за подстрекательство

Поскольку подстрекательство является одной из форм соучастия, законодатель устанавливает ответственность за действия имеющие признаки подстрекания.

Кроме основной диспозиции, которая квалифицирует определенный вид преступления, действия подстрекателя подпадают и под деяния, предусмотренные пунктом 2 ст.35.

К примеру, если субъект обвиняется за подстрекательские действия в совершении убийства, то ответственность устанавливается на основе санкций из статей 105 и 33 УК РФ.

В уголовном праве есть такое понятие, как эксцесс преступления. Суть его заключается в том, что уголовное законодательство не устанавливает ответственность в отношении действий, которые выходили за рамки предварительной договоренности.

Что это означает на практике? К примеру, группа лиц готовит преступление, связанное с хищением имущества из ювелирного магазина.

Имеется организованный состав, в котором есть свой организатор и все последующие соучастники. Распределены заранее все роли: преступники должны проникнуть в помещение.

Встретив сопротивление, один из исполнителей решил выстрелить в продавца. От полученных ранений тот скончался. Какой вывод можно сделать из этого? Итак, лица завершили задуманные действия, украли драгоценности из магазина и тем самым стали виновниками в совершении грабежа.

Но один из преступников вышел за рамки договоренности и решил убить продавца для достижения своей цели. В этом случаи, учитывая отсутствие мотива остальных участников преступления на совершение убийства, законодатель квалифицирует их деяния по ст. «Грабеж».

Это относится и к подстрекателю, который всячески уговаривал преступников, укреплял их решимость на совершение противоправных действий. Что же касается исполнителя, который наряду с грабежом свершил убийство, он будет привлечен к ответственности сразу по трем статьям, включая и ст. 105 «Убийство».

Законы рф преступления примеры

Адрес:
660049, г. Красноярск пр. Мира, 32
Электронная почта:
[email protected]

Телефон приемной:
(391) 265-84-00
Телефон дежурного прокурора:
(391) 227-48-78

О декриминализации ст. 129, 130, 188, 298 УК РФ

Недавно принятый Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательства акты Российской Федерации» предусматривает существенное смягчение уголовного закона. Наряду с изменениями Общей части Уголовного кодекса РФ, касающимися видов, размеров наказания, правил его назначения, оснований освобождения от уголовной ответственности, декриминализирован ряд составов.

Так, признаны утратившими силу статьи 129, 130, 188 и 298 УК РФ.

Иными словами, с 08.12.2011 исключена уголовная ответственность за клевету, в том числе, в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя, за оскорбление, а также за «простую» контрабанду (осталась уголовная ответственность за контрабанду сильнодействующих, ядовитых, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников и иных предметов и веществ, оборот которых ограничен либо запрещён законом).

На практике это означает, что лица, ранее признанные виновными и осуждённые за совершение указанных преступлений, освобождаются от исполнения наказания.

Более того, постановленные в отношении них обвинительные приговоры могут быть пересмотрены с прекращением уголовных дел (уголовного преследования) в связи с декриминализацией (устранением преступности и наказуемости деяния). При этом давность вынесения обвинительного приговора значения не имеет.

В связи с этим, разъясняется, что такой пересмотр осуществляется в порядке главы 47 УПК РФ «Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора».

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 396, п. 13 ст. 397 УПК РФ, вопросы об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, рассматриваются районным (городским) судом по месту отбывания наказания.

Осуждённый либо его представитель, чьи полномочия удостоверены в установленном законом порядке, вправе подать в указанный суд ходатайство, к которому должна быть приложена копия соответствующего приговора.

По результатам рассмотрения ходатайства и при наличии оснований, суд выносит постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отсутствием состава преступления.

Это влечёт аннулирование всех правовых последствий, связанных с осуждением (отсутствие судимости, рецидива преступлений и т.п.).

Вместе с тем, указанное выше прекращение уголовного дела (уголовного преследования) не является основанием для возникновения права на реабилитацию, поскольку, в соответствии с ч. 4 ст. 133 УПК РФ, в данном случае лицо осуждено за указанные выше преступления на основании действовавшего на тот период уголовного закона.

Названным Федеральным законом за клевету и оскорбление установлена административная ответственность, а именно, ст. 5.60 КоАП РФ — клевета, 5.61 КоАП РФ — оскорбление, ст. 17.16. КоАП РФ -клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава.

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.

Статья 26 УК РФ. Преступление, совершенное по неосторожности

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Комментарии к ст. 26 УК РФ

1. В соответствии с первоначальной редакцией ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное по неосторожности, признавалось преступлением только в том случае, когда это специально предусматривалось соответствующей статьей Особенной части УК. Однако Федеральным законом от 25.06.98 N 92-ФЗ ч. 2 ст. 24 УК была изложена в новой редакции, согласно которой только неосторожная форма вины предполагается лишь при условии, что это прямо предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Кодекса. Тем самым законодатель возвратился к концепции преступлений с альтернативной формой вины: если при описании преступления форма вины не названа и с очевидностью не вытекает из способов законодательного описания этого деяния, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны).

Как видно из законодательного определения неосторожности, ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие, как правило, не влечет уголовной ответственности. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий (например, разглашение государственной тайны) либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах).

2. Действующий УК, законодательно закрепив деление неосторожности на виды, рассматривает в качестве таковых легкомыслие и небрежность (ч. 1 ст. 26).

3. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26).

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение — его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами по себе действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное социальное значение возможных последствий и именно поэтому стремится к их предотвращению. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своих действий (бездействия).

По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но при косвенном умысле виновный предвидит реальную (для данного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, а при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

Предвидение абстрактной (т.е. отвлеченной от данной ситуации) возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы это осознать. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны были предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.

Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий; наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Различие между косвенным умыслом и легкомыслием видно на следующем примере.

По предварительной договоренности между собой С. и И. в целях хищения проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкий вред здоровью, в т.ч. переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившейся вследствие введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал деяние в части лишения А. жизни причинением смерти по неосторожности, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не в целях убийства, а чтобы сломить ее сопротивление; при этом они рассчитывали, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А., и они безразлично относились к этому, а также к возможным последствиям. Ошибка суда первой инстанции заключалась в неправильной оценке психического отношения виновных к последствиям совершенного деяния как неосторожного, тогда как имел место косвенный умысел .

БВС РФ. 1997. N 3. С. 8, 9.

При преступном легкомыслии, в отличие от косвенного умысла, сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные, основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Иллюстрацией легкомыслия может служить дело Ш., осужденного за убийство подростка О. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении по этому делу с полным основанием указал: «. в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий» .

БВС СССР. 1969. N 1. С. 24.

Расчет, повторим, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26).

4. Небрежность — единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.

Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий. Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, при которой волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого действия (бездействия) и отсутствием волевых актов, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.

Отрицательный признак небрежности — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий — включает, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный, а возможность предвидения — субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий при соблюдении общегражданских требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, должностном статусе виновного, профессиональных функциях или правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным.

При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо в данном случае имело реальную возможность их предвидеть (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.

Субъективный критерий неизбежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Отсюда следует, что возможность предвидения последствий определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, и во-вторых, индивидуальными качествами виновного.

Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача — предвидеть последствия — была в принципе разрешимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять адекватно воспринимать информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.

Примером небрежности может служить следующее дело.

Во время распития спиртных напитков М. поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображивание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение такого вреда по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия .

БВС РФ. 1994. N 5. С. 5, 6.

5. Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом. В связи с этим возникает вопрос о существовании неосторожности в преступлениях с формальным составом.

Неосторожности в виде легкомыслия (как и косвенного умысла) в преступлениях с формальным составом быть не может, поскольку их психологическая сущность связана исключительно с отношением к общественно опасным последствиям, которые в таких составах не входят в предметное содержание вины. А вопрос о небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.

Вводя норму о невиновном причинении вреда, законодатель предусмотрел два варианта субъективного случая: один из них ориентирован на формальные составы, а второй — на материальные. Невиновным закон признает совершение деяния, состав которого является формальным, «если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)» (ч. 1 ст. 28 УК). Из этого вытекает однозначный вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.

Это интересно:

  • Расчёт военных пенсий в 2012 году Расчёт военных пенсий в 2012 году 7 ноября 2011 года действующий президент России Дмитрий Медведев подписал очередной Федеральный закон « О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат ». Было принято Постановление правительства Российской Федерации №992 от 5 […]
  • Вакансия медсестры в сочи с проживанием Вакансия медсестры в сочи с проживанием Мостовик Девелопмент • Сочи Медсестра по физиотерапии ФГУП Пансионат Автомобилист • Сочи Медсестра в процедурное отделение Медсестра по физиотерапии ФГУП Пансионат Автомобилист • Сочи Медсестра в процедурное отделение Медсестра в […]
  • Закон тишины в липецке Закон тишины в липецке от 16 ноября 2016 года N 14-ОЗ ОБ ОТДЕЛЬНЫХ ВОПРОСАХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ТИШИНЫ И ПОКОЯ ГРАЖДАН НА ТЕРРИТОРИИ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ПринятЛипецким областнымСоветом депутатов3 ноября 2016 года Статья 1. Предмет правового регулирования настоящего Закона 1. Настоящий Закон […]
  • Приказ минтранса 75 от 22061998 с изменениями Приказ Минтранса РФ от 18 июля 2000 г. N 75 "О внесении изменений в Положение об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами, утвержденное приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 8.01.97 г. N 2" (утратил силу) Приказ Минтранса РФ от 18 июля 2000 г. N 75"О […]
  • Правящие семьи в америке Forbes назвал 25 богатейших семейных кланов Америки Семья Уолтон в третий раз подряд возглавила рейтинг 25 богатейших семейных кланов США, составленный американским Forbes. Журнал составляет подобный рейтинг с 2014 года. И вновь на его вершине находятся семеро наследников Джеймса и Сэма […]
  • Приказ мчс no 284 Приказ МЧС России от 24 апреля 2013 г. N 284 "Об утверждении Инструкции по подготовке и проведению учений и тренировок по гражданской обороне, защите населения от чрезвычайных ситуаций, обеспечению пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах" Приказ МЧС России от 24 […]
  • Приказ минэкономразвития 529 об утверждении форм заявлений Приказ Министерства экономического развития РФ от 30 сентября 2011 г. N 529 "Об утверждении форм заявлений о государственном кадастровом учете недвижимого имущества" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ Министерства экономического развития РФ от 30 сентября 2011 г. N […]
  • Приказ от 15112013 1244 Приказ Министерства образования и науки РФ от 15 ноября 2013 г. N 1244 "О внесении изменений в Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам, утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 1 […]
Все права защищены. 2018