Залог обязательственное или вещное право

ВЕЩНОЕ, ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ И НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО ПО ПСКОВСКОЙ СУДНОЙ ГРАМОТЕ

Вещное право предусматривало деление вещей на недвижимость (отчина) и движимое имущество (живот). Существовали следующие способы приобретения права собственности:

наследование — делилось на наследование по закону (отморщина) и по завещанию (приказное).

[ST истечение срока давности владения и т.д.

Вещное право различало два вида землевладения: 1)

наследственное (вотчина); 2)

Кормля устанавливалась в качестве права пользования имуществом умершего супруга для пережившего супруга на срок его жизни или до заключения нового брака.

Уделялось внимание способам обеспечения исполнения обязательств, особенно поручительству и залогу.

ру на залог движимого имущества (в этом случае заложенная вещь хранилась у заимодавца до уплаты долга);

1^» залог недвижимости (заложенная недвижимость в этом случае не переходила во владение залогодержателя, передавались лишь документы на эту собственность непосредственно заимодавцу).

Обязательственное право регламентировало договоры купли-продажи, дарения, залога, займа, мены, поклажи, найма помещений и личного найма и приравнивалось к договорному.

Способы заключения договоров:

(3 заключение договора в устном порядке (при свидетелях);

13 запись (посредством составления письменного документа, хранящегося в любом соборе города);

13 доска (письменный документ без особых требований, хранился у составителя без передачи в архив собора).

Оформление договора осуществлялось в присутствии священника или свидетелей, а наиболее важные сделки заключались путем составления «записи», имеющей наибольшую доказательственную силу.

Псковская Судная грамота выделяла семь видов договоров: 1)

купли-продажи (купля-продажа недвижимости оформлялись только письменно либо при свидетелях, при этом сделка, совершенная в пьяном виде, могла быть опротестована и признана недействительной); 2)

займа (заключались в письменном виде на «доске» или «записью», если сумма долга превышала 1 рубль; возвращение долга оформлялось распиской, копия которой сдавалась в государственный архив); 5)

поклажи (договор поклажи, хранения имущества составлялся в форме записи; устанавливалась ограниченная ответственность хранителя за потерю товара в результате пожара и т.д.); 7)

найма имущественного и личного (договор личного найма — это обязательство наемного работника выполнять работу для хозяина в течение определенного срока за указанную в договоре плату).

Существенные особенности имел договор купли-продажи, заключаемый иностранными купцами, в Новгороде.

Признавалась законной только мена, а не торговля; обмен товара на товар. 13.

ЗАЛОГ В СИСТЕМЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ

История дискуссии об отнесении права залога к вещным или обязательственным правам насчитывает не одно десятилетие. При этом порой забывается: а в чем смысл этого спора? Насколько велико практическое значение победы той или иной точки зрения?

Признание права вещным означает, прежде всего, что это право «следует за вещью», не прекращаясь при переходе права собственности на эту вещь, и защищается при помощи вещных исков (виндикационного и негаторного). Кроме того, такое решение может повлечь необходимость регистрации права залога. Российский закон между тем прямо указывает на то, что праву залога присущи как свойство следования, так в определенных случаях и возможность защиты вещными исками; подробно установлены и правила регистрации залога. Следовательно, собственно для института залога практическое значение спора незначительно.

Однако вопрос об отнесении права залога к вещным или обязательственным правам важен по иной причине. Именно залог обычно являлся тем институтом, на котором проверялись предлагавшиеся определения вещного права, именно залог всегда оставался сложнейшим препятствием на пути выработки непротиворечивого критерия разграничения вещных и обязательственных прав. Потому вопрос об отнесении залога к одной из классификационных категорий гражданского права имеет немаловажное значение.

Рассмотрим такие свойства права залога, как свойство следования за правом собственности на вещь и способность защищаться вещными исками. Могут ли указанные характеристики выступать аргументом в пользу признания залога вещным правом?

Необходимость придания праву залога свойства следования за предметом залога очевидна: иначе залог не будет играть обеспечительную роль. Однако свойство следования присуще отнюдь не только вещным правам. Например, в соответствии с пунктом 7 статьи 1235 ГК РФ переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем. Более того, оно может быть присуще и правам не абсолютным, а относительным (см., например, статью 960 ГК РФ). Поэтому свойство следования не может служить доказательством отнесения права залога к правам не только вещным, но даже и к правам абсолютным.

Если свойство следования применительно к праву залога выглядит совершенно неотделимым от последнего, необходимость его защиты при помощи вещных исков (виндикационного и негаторного) отнюдь не столь очевидна. Вещные иски, в соответствии со статьей 305 ГК РФ, предоставляются несобственнику, лишь если он на законном основании владеет вещью. Таким образом, вещный иск может быть предъявлен залогодержателем не в любом случае, а лишь тогда, когда он владеет вещью, либо и владеет, и пользуется ей. В соответствии со статьей 347 ГК РФ залогодержатель, у которого находилось или должно было находиться заложенное имущество, вправе истребовать его из чужого незаконного владения, в том числе из владения залогодателя (иск залогодержателя к залогодателю о выдаче вещи, которая должна быть ему передана, не является виндикационным. Это обычный обязательственный иск. — Примеч. авт.); в случаях, когда по условиям договора залогодержателю предоставлено право пользоваться переданным ему предметом залога, он может требовать от других лиц, в том числе и от залогодателя, устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Таким образом, право залогодержателя в принципе может обладать обоими качествами, указанными в статье 216 ГК (право следования и вещная защита), лишь в том случае, если договор залога предусматривает владение или пользование вещью залогодержателем.

Можно отметить, что такое положение дел для современного права залога не очень типично, в большинстве случаев залог предоставляет залогодержателю лишь возможность получить часть средств, вырученных от реализации предмета залога, соответствующую денежной оценке обязательства, исполнение которого залогом и обеспечивается.

Именно это правомочие и представляет собой суть залогового права, право залога «в чистом виде». Возможность реализации права на предмет залога с преимущественным перед другими кредиторами удовлетворением за счет полученных от продажи средств в принципе не может защищаться каким-либо вещным иском. Если закон в качестве следствия признания права вещным указывает на возможность использования виндикационного или негаторного иска, это должно означать, что право, которое в принципе такими исками защищаться не может, не может и признаваться вещным. Иными словами, лишь обеспеченная правом возможность, которая может быть защищена с помощью вещных исков, может признаваться вещным правом. Не таково право залога. Таким образом, право залога, взятое «в чистом виде», вещным правом не является хотя бы потому, что свойства последнего ему не могут быть приданы.

Реформа ГК РФ: залог по новым правилам

Институт залога менялся уже три раза за последние пять лет. В 2009 году в связи с пиком финансового кризиса резко выросло количество должников по кредитам, и банки еще более активно начали обращаться в суды за взысканием заложенного имущества. Эксперты отмечают, что именно в этот период институт залога показал себя не с лучшей стороны: договоры оспаривались, признавались недействительными, а процедуры обращения взыскания на заложенное имущество затягивались. Законодатель был вынужден отреагировать на сложившуюся ситуацию, и вскоре был принят закон, который внес изменения в ГК РФ и другие нормативные акты в части залога (Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ). Поправки начали действовать с 11 января 2009 года.

Одним из самых заметных изменений было введение института внесудебного обращения взыскания на предмет залога. Этот институт позволяет кредитору обращать взыскание на заложенное имущество без участия суда посредством направления должнику уведомления о намерении обратить взыскание. Однако практика, которая сложилась после внесения поправок, показала, что эта модель работает только при желании должника сотрудничать с кредитором либо при нахождении заложенного имущества у кредитора. Кроме того, в целях обеспечения передачи должником заложенного имущества во внесудебном порядке была введена исполнительная надпись нотариуса. Такая надпись подтверждает факт неисполнения должником обязательства и является основанием для обращения к судебному приставу-исполнителю. Процедура нотариальной исполнительной надписи тоже себя проявила не с лучшей стороны: кредиторы практически не обращались за ее получением. Вероятно, это связано со стоимостью услуги совершения исполнительной надписи, которая составляет 0,5% от взыскиваемой суммы, но не более 20 тыс. руб. (подп. 19 п. 1 ст. 333.24 НК РФ).

С целью повысить популярность применения нотариусами исполнительной надписи был принят Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ. Этот документ ввел процедуру, которую можно условно назвать «нотариальное внесудебное обращение взыскания»: при совершении исполнительной надписи на договоре о залоге или закладной нотариус должен предложить залогодателю исполнить обеспеченное залогом обязательство, направив ему уведомление. Однако существенных изменений это не повлекло, поскольку процедура нотариального удостоверения договора залога остается достаточно дорогой.

В рамках реформы ГК РФ законодатель вернулся к совершенствованию института залога и принял закон, о практике применения которого и пойдет речь в данной статье (Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»; далее – Закон № 367-ФЗ). Новые правила вступили в силу с 1 июля 2014 года.

Залог: право или договор?

Вопрос о природе залога, а именно о том, является ли залог вещным правом или обеспечительным договором, имеет важное практическое значение. Например, лицо зарегистрировало ипотеку на объект незавершенного строительства. Когда долг был просрочен и кредитор приступил к обращению взыскания, выяснилось, что объект незавершенного строительства уже сдан и представляет из себя многоэтажный жилой дом. Если залог – это договор, то предметом договора был объект незавершенного строительства, которого больше нет. Значит, договор уже не действует, а с ним прекратился и залог.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции Экономической коллегии ВС РФ относительно судьбы залога после того, как его предмет прекратил существование, читайте в нашем материале Не залогом единым, или Взгляд ВС РФ на судьбу ипотеки после банкротства застройщика.

Именно такой точки зрения придерживались суды до того момента, пока в конце января 2005 года ВАС РФ не издал Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке. Согласно п. 1 этого документа, если предметом ипотеки являлся объект незавершенного строительства, то по окончании его строительства ипотека сохраняет силу, и ее предметом является здание (сооружение), возведенное в результате завершения строительства. Таким образом, ВАС РФ подтвердил, что залог – это вещное право или право на ценность вещи, а значит, он следует за вещью.

«Я подозреваю, что разработчики Закона № 367-ФЗ держали в голове, что залог – это вещное право, потому что решения, которые реализованы в ГК РФ, основаны на этом факте», – комментирует партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп», член рабочей группы по подготовке реформы ГК РФ Роман Бевзенко. Действительно, данный принцип нашел отражение в новой редакции ГК РФ, например, в ст. 334-345 ГК РФ, о которых пойдет речь ниже.

Залог как право на ценность вещи

Залог, будучи правом на ценность вещи, следует за ней (ст. 334-345 ГК РФ). Все объекты, которые могут возникнуть в результате изменений этой вещи или после ее утраты, будут считаться находящимся в залоге. Этот принцип можно вывести из правил п. 2 ст. 334 ГК РФ, согласно которым залогодержатель имеет преимущественное право удовлетворения обеспеченного залогом требования не только за счет самого предмета залога, но также за счет:

  • страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества;
  • причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества;
  • причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами;
  • имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.

На практике это можно проиллюстрировать самыми разнообразными ситуациями. Например, при утрате застрахованного автомобиля, находящегося в залоге, залоговое право переходит на деньги, которые залогодатель получит от страховщика в качестве страхового возмещения. Если выплата еще не была произведена, залогодержатель, по логике внесенных поправок, имеет право обратиться в страховую компанию и получить страховую сумму на свое имя – при этом залогодатель (страхователь, бывший собственник автомобиля) страховую сумму не получает.

Аналогично, если муниципалитет изымает для муниципальных нужд участок, находящийся в залоге: право на компенсацию в этом случае возникает не только у залогодателя, но и у залогодержателя. Можно, таким образом, сделать вывод, что залог, в отличие от права собственности, продолжает существовать и после гибели вещи, которая являлась его предметом.

Нормы ГК РФ vs закон об ипотеке

В п. 4 ст. 334 ГК РФ указано, что к залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК РФ о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, – общие положения о залоге. Правила ГК РФ о вещных правах еще не приняты, а значит, в настоящий момент к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. При этом после реформирования ГК РФ изменения в данный закон внесены не были.

Поэтому появилось следующее противоречие. До 1 июля 2014 года ГК РФ определял, что в договоре залога должны быть указаны предмет залога, а также существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом (п. 1 ст. 339 ГК РФ в предыдущей редакции), то есть существовал жесткий стандарт описания обеспечения долга. Данное требование дословно совпадало с правилом ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке.

Сегодня п. 1 ст. 339 ГК РФ содержит следующую норму: если в договоре залога имеется отсылка к другому договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство, условия основного обязательства считаются согласованными.

Таким образом, остается неясным, можно ли, например, в договоре об ипотеке не указывать предмет залога, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а лишь сослаться на кредитный договор, из которого можно узнать все эти данные? С одной стороны, в самом ГК РФ прописано, что к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. Исходя из буквального толкования, а также правил о соотношении норм общих и специальных законов, следует, что применению подлежит норма специального закона, то есть закона об ипотеке. С другой стороны, данное правило противоречит замыслу поправок, центральными идеями которых были либерализация залоговых сделок, требований к содержанию договоров залога, режима последующего залога.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с внесенными изменениями в ГК РФ можно в системе ГАРАНТ. Для этого откройте кодекс, затем на панели инструментов выберите «Изменения в документе», а в нем – «Обзор изменений документа».

По мнению Романа Бевзенко, изначально норма ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке не задумывалась как специальная, а лишь повторила положения, уже содержащиеся в ГК РФ. Поскольку позже законодатель изменил общее регулирование, с которого и была скопирована специальная норма, то и применяться она теперь не должна. «Особенность реформы гражданского законодательства состоит в том, что сначала меняется сам ГК РФ, а затем в соответствие с ним будут приводиться нормы специального законодательства. Поэтому и возникло описанное выше противоречие. Однако не стоит забывать о существовании принципа устранения конфликта норм, согласно которому закон поздний сильнее закона раннего. Я считаю, что именно этот принцип и должен использоваться в данном случае, хотя регистрирующие органы вряд ли со мной согласятся», – комментирует Роман Бевзенко.

Залог будущей вещи

В предыдущей редакции ГК РФ было указано, что залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения (ст. 335 ГК РФ). Залог будущей вещи применялся лишь в отношении урожая. Теперь договором залога или федеральным законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем (п. 2 ст. 336 ГК РФ). Например, если гражданин заказал за границей крупную партию товара, доставка которой займет несколько недель или даже месяцев, он может заложить это имущество банку еще до момента его получения. В этом случае полученный товар будет считаться обремененным залогом.

«Раньше суды считали, что если на момент подписания договора о залоге лицо не являлось собственником заложенной вещи, даже если речь шла о залоге будущего урожая, то такой договор должен признаваться недействительным. Мне кажется, что этот подход был очень поверхностным. К счастью, теперь заключить договор о залоге сможет и лицо, которое собственником не является», – рассказывает Роман Бевзенко.

По мнению адвоката Андрея Безрядова, такая конструкция призвана стимулировать финансирование крупных сделок, развивать долгосрочное планирование бизнеса. «Появление залога будущей вещи связано с необходимостью привлечения кредитного обеспечения при реализации масштабных проектов», – отмечает эксперт.

Добросовестный залогодержатель

Реформа ГК РФ решила вопрос защиты добросовестного залогодержателя. Еще в 2011 году Пленум ВАС РФ в своем Постановлении указал, что не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога (п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»). В данной ситуации приобретатель вещи, находящейся в залоге, не признается залогодержателем.

При реформировании ГК РФ законодатель закрепил аналогичную норму в п. 2 ст. 335 ГК РФ. Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные действующим законодательством (п. 2 ст. 335 ГК РФ). Однако это правило не распространяется на переданную в залог вещь, которая до этого была утеряна или похищена, либо иным путем выбыла из владения помимо воли владельца.

Как подытожил Андрей Безрядов, после внесенных изменений ограничились права собственника, у которого помимо его воли возникли права залогодателя по отношению к имуществу, находящемуся у добросовестного залогодержателя.

Реестр уведомлений о залоге

Если существует принцип добросовестности залогодержателя, то у залогодержателя должна быть возможность «опубличить» залог, то есть сделать данные о залоге той или иной вещи открытыми. Для этого законодатель ввел реестр уведомлений о залоге. Реестр уведомлений о залоге движимого имущества находится в открытом доступе и ведется в порядке, установленном законодательством о нотариате (ст. 103.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Поиск информации, содержащейся в реестре уведомлений о залоге, осуществляется по регистрационному номеру уведомления, идентификаторам объекта и данным залогодателя. Регистрация залога также происходит с использованием данного реестра.

В результате поправок можно говорить о двух видах регистрации залога. Первую из них можно условно назвать правоустанавливающей. При правоустанавливающей регистрации залог возникает с момента такой регистрации, то есть после внесения записи в реестр уведомлений о залоге. Правоустанавливающей регистрация является тогда, когда носит обязательный характер – например, при залоге недвижимости, исключительных прав, доли в обществе с ограниченной ответственностью и некоторых видов ценных бумаг (п. 1 ст. 339.1 ГК РФ).

Второй вид регистрации можно условно назвать правоподтверждающей (учетной). Она не является обязательной и лишь подтверждает право залога. При желании прибегнуть к правоподтверждающей регистрации залогодержателю придется обратиться к нотариусу, чтобы тот разместил уведомление о залоге в едином реестре уведомлений о залоге движимого имущества. Таким образом, при регистрации этого вида залог возникает до момента внесения записи в единый реестр.

Залог всего имущества

С 1 января 2015 года исчезнет необходимость описывать все имущество, находящееся в залоге у предпринимателей. Норма п. 2 ст. 339 ГК РФ дает возможность описывать предмет такого залога любым способом, позволяющим идентифицировать имущество в качестве предмета залога на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на залог всего имущества залогодателя или определенной части его имущества либо на залог имущества определенных рода или вида. Например, договоре о залоге может содержать такую фразу: «Залогом является все имущество, принадлежащее залогодателю на праве собственности на момент заключения настоящего договора».

Очевидно, что данная конструкция снизит вероятность оспаривания залога со стороны недобросовестных должников. Между тем, у этой новеллы есть и недостатки. «При всей моей любви к кредиторам и нелюбви к должникам, которые не исполняют обязательства, мне кажется, что законодатель поторопился с закреплением данной нормы, – заявляет Роман Бевзенко. – Эта любопытная конструкция, которую можно условно назвать «тотальным залогом», опасна для обычных граждан. Например, вы покупаете в магазине кефир, даже не догадываясь, что весь товар в этом магазине заложен банку «Добрый». Теперь после покупки кефира вы не сможете его выпить, поскольку напиток будет являться предметом залога, а если все же выпьете, то совершите деликт, за что вам придется ответить по всей строгости закона».

Действительно, едва ли, отправляясь в магазин, покупатели будут каждый раз проверять, не находится ли товар данного продавца в залоге. Именно поэтому в зарубежной практике существует специальное изъятие из ответственности для потребителей, однако в ГК РФ такой нормы нет.

Не стоит путать залог всего имущества с залогом товаров в обороте. Залог товаров в обороте – это обеспечительная конструкция, которая устанавливает приоритет при удовлетворении требований кредитора (ст. 357 ГК РФ). Залог всего имущества не только дает залогодержателю приоритет перед другими кредиторами, но и обеспечивает любые долги, которые могут возникнуть между кредитором и должником.

Залог в системе имущественных прав

История дискуссии об отнесении права залога к вещным или обязательственным правам насчитывает не одно десятилетие. При этом порой забывается: а в чем смысл этого спора? Насколько велико практическое значение победы той или иной точки зрения?

Признание права вещным означает, прежде всего, что это право «следует за вещью», не прекращаясь при переходе права собственности на эту вещь, и защищается при помощи вещных исков (виндикационного и негаторного). Кроме того, такое решение может повлечь необходимость регистрации права залога. Российский закон между тем прямо указывает на то, что праву залога присущи как свойство следования, так в определенных случаях и возможность защиты вещными исками; подробно установлены и правила регистрации залога. Следовательно, собственно для института залога практическое значение спора незначительно .

Подробнее см.: Рыбалов А.О. Ограниченные вещные права: проблемы определения // Закон. 2007. N 2.

Однако вопрос об отнесении права залога к вещным или обязательственным правам важен по иной причине. Именно залог обычно являлся тем институтом, на котором проверялись предлагавшиеся определения вещного права, именно залог всегда оставался сложнейшим препятствием на пути выработки непротиворечивого критерия разграничения вещных и обязательственных прав. Потому вопрос об отнесении залога к одной из классификационных категорий гражданского права имеет немаловажное значение.

Рассмотрим такие свойства права залога, как свойство следования за правом собственности на вещь и способность защищаться вещными исками. Могут ли указанные характеристики выступать аргументом в пользу признания залога вещным правом?

Необходимость придания праву залога свойства следования за предметом залога очевидна: иначе залог не будет играть обеспечительную роль. Однако свойство следования присуще отнюдь не только вещным правам. Например, в соответствии с пунктом 7 статьи 1235 ГК РФ (Статья 1235 ГК РФ) переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем. Более того, оно может быть присуще и правам не абсолютным, а относительным (см., например, статью 960 ГК РФ (Статья 960 ГК РФ) ). Поэтому свойство следования не может служить доказательством отнесения права залога к правам не только вещным, но даже и к правам абсолютным.

Если свойство следования применительно к праву залога выглядит совершенно неотделимым от последнего, необходимость его защиты при помощи вещных исков (виндикационного и негаторного) отнюдь не столь очевидна. Вещные иски, в соответствии со статьей 305 ГК РФ (Статья 305 ГК РФ) , предоставляются несобственнику, лишь если он на законном основании владеет вещью. Таким образом, вещный иск может быть предъявлен залогодержателем не в любом случае, а лишь тогда, когда он владеет вещью, либо и владеет, и пользуется ей. В соответствии со статьей 347 ГК РФ (Статья 347 ГК РФ) залогодержатель, у которого находилось или должно было находиться заложенное имущество, вправе истребовать его из чужого незаконного владения, в том числе из владения залогодателя (иск залогодержателя к залогодателю о выдаче вещи, которая должна быть ему передана, не является виндикационным. Это обычный обязательственный иск. — Примеч. авт.); в случаях, когда по условиям договора залогодержателю предоставлено право пользоваться переданным ему предметом залога, он может требовать от других лиц, в том числе и от залогодателя, устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Таким образом, право залогодержателя в принципе может обладать обоими качествами, указанными в статье 216 ГК (Статья 216 ГК РФ) (право следования и вещная защита), лишь в том случае, если договор залога предусматривает владение или пользование вещью залогодержателем. (Новицкая Т.Е. пишет по поводу отнесения залога к вещным правам в ГК РСФСР 1922 г.: «Выделению залога в особую главу способствовало исключение из вещного права владения, что ставило залогодержателя в беззащитное состояние против любого покушения на заложенное имущество со стороны третьих лиц и самого собственника». — Примеч. авт. .) Можно отметить, что такое положение дел для современного права залога не очень типично, в большинстве случаев залог предоставляет залогодержателю лишь возможность получить часть средств, вырученных от реализации предмета залога, соответствующую денежной оценке обязательства, исполнение которого залогом и обеспечивается (по выражению А.С. Звоницкого, залог есть право на меновую стоимость предмета залога ).

Новицкая Т.Е. Гражданский кодекс 1922 года. М.: Зерцало-М, 2002. С. 82.

Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев: Издание книжного магазина Н.Я. Оглобина, 1912. С. 231.

Именно это правомочие и представляет собой суть залогового права, право залога «в чистом виде». Возможность реализации права на предмет залога с преимущественным перед другими кредиторами удовлетворением за счет полученных от продажи средств в принципе не может защищаться каким-либо вещным иском. Если закон в качестве следствия признания права вещным указывает на возможность использования виндикационного или негаторного иска, это должно означать, что право, которое в принципе такими исками защищаться не может, не может и признаваться вещным. Иными словами, лишь обеспеченная правом возможность, которая может быть защищена с помощью вещных исков, может признаваться вещным правом. Не таково право залога. Таким образом, право залога, взятое «в чистом виде», вещным правом не является хотя бы потому, что свойства последнего ему не могут быть приданы.

Помимо того, что договором залога может быть не установлено право залогодержателя владеть или пользоваться предметом залога, им могут выступать обязательственные права, права на результаты интеллектуальной деятельности, т.е. не только вещи, из чего можно сделать вывод, что институтом вещного права гипотетически может служить не всякое право залога, а лишь залог вещи.

Потому даже те системы, которые признают залог вещным правом, подчеркивают его специфичность. Так, книга 3 («Вотчинное право») проекта Гражданского Уложения Российской Империи в статье 1 указывала: «вотчинные права суть: 1) право собственности, 2) права в чужом имуществе, 3) залог и заклад» . Иными словами, проект ГУ ограниченные вещные права подразделял на 1) права на чужие вещи и 2) залоговые права. Составители проекта специально подчеркивали это обстоятельство: «Хотя в числе вотчинных прав указаны в проекте залог и заклад, которые, служа обеспечением долга, являются в этом смысле также вотчинными правами в чужом имуществе, однако они выделены проектом в самостоятельную группу. » . Л. Кассо также писал: «Залоговое право как право, создающее в пользу залогодержателя исключительное положение по отношению к известной части чужого имущества, может быть отнесено к той категории правомочий, которые романисты называют вещными правами. Но среди последних оно тем не менее занимает обособленное место ввиду того, что оно в отличие от них не имеет целью ни пользование, ни обладание вещью, а только получение известного размера ее стоимости и что, кроме того, с осуществлением этого правомочия залогодержателя связано прекращение самого залогового права» . Это обстоятельство привело Л. Кассо к выводу, что залог необходимо отнести не к вещным правам, а к более общей категории — правам абсолютным.

Гражданское Уложение. Книга третья. Вотчинное право. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения. Т. 1. С объяснениями. СПб, 1902. С. 1.

Кассо Л. Понятие о залоге в современном праве. Юрьев: Типография К. Маттисена, 1898. С. 2.

Но можно ли уверенно говорить о праве залога как абсолютном праве? В более общем плане: является ли право залогодержателя абсолютным либо относительным? Поддается ли право залога подобной классификации?

Абсолютные и относительные права, как известно, различаются кругом противостоящих управомоченному обязанных лиц: в относительных правах это определенное лицо (лица), в абсолютных — неопределенный круг лиц. Установление же того либо иного состава обязанных субъектов зависит от типа интереса, который защищается путем придания ему характера субъективного права. Если интерес может быть удовлетворен собственными действиями, он образует абсолютное право, если только посредством действий других лиц — относительное . Если же некая возможность юридически значимого поведения может быть реализована вне зависимости от поведения иных лиц (например, составить завещание или принять наследство), не нуждаясь в установлении корреспондирующей этой возможности субъективной обязанности, такую возможность традиционно называют секундарным правом, споря, является она субъективным правом, проявлением правоспособности или представляет собой самостоятельную категорию.

Гамбаров Ю.С. Гражданское право. М.: Зерцало, 2003. С. 439.

Нельзя не видеть, что секундарные права по своим юридически значимым свойствам отличны как от правоспособности, так и от сущностей, традиционно определяемых как субъективные права. В свое время М.М. Агарков пришел к выводу, что право на одностороннее волеизъявление (секундарное право) есть особый вид правоспособности, которую следует понимать динамически . На наш взгляд, некорректность подобного вывода следует уже из того, что известны не только случаи перехода таких прав в порядке универсального правопреемства, но и случаи отчуждения таких прав — например, улиточная запись: дореволюционное российское законодательство, действовавшее в Полтавской и Черниговской губерниях, допускало возможность уступки права на принятие наследства, которое традиционно считается классическим примером секундарного права .

См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. Т. 1. С. 277.

См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 1: Вотчинные права. М.: Зерцало, 2003.

Более сложен вопрос о соотношении категорий субъективного права и секундарного права. Разрешить его можно двояко: «Необходимо признать или а) возможность существования субъективных гражданских прав, не обеспечиваемых обязанностями (тогда секундарные права возможно рассматривать как субъективные гражданские права), или б) констатировать невозможность такого положения вещей (тогда секундарные права не являются субъективными гражданскими правами, а представляют собой нечто иное)» .

Бабаев А.Б. Проблема секундарных прав в российской цивилистике. Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006. С. 38.

Субъективным правом большинством исследователей признается лишь такая возможность поведения, которая обеспечивается соответствующей корреспондирующей обязанностью. Однако С.Н. Братусь , М.А. Гурвич , В.И. Серебровский и другие ученые высказали мнение, что секундарное право — обыкновенное субъективное право, если понимать последнее как обеспеченную правом возможность на собственные действия. Между тем очевидно, что по сравнению с «традиционными» субъективными правами секундарным присущ ряд особенностей: «прежде всего, это право на одностороннее волеизъявление. Ему не соответствует конкретная обязанность другой стороны правоотношения. Правовые последствия реализации этого права (образование, изменение, прекращение правоотношения) в большинстве случаев наступают автоматически — независимо от действий каких-либо иных лиц. Следовательно, право на одностороннее волеизъявление не может перейти в притязание» .

Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 7, 10.

Гурвич М.А. К вопросу о предмете науки советского гражданского процесса // Ученые записки ВИЮН. Выпуск IV. М., 1955. С. 46.

Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. М., 1953. С. 48 — 50.

Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов: Изд-во Сарат. ГУ, 1980. С. 73.

Таким образом, даже признание секундарного права субъективным правом не снимает вопроса о его своеобразии, поскольку оно не обеспечено корреспондирующей ему обязанностью . Это ставит его вне системы субъективных прав, обеспеченных корреспондирующими обязанностями, системы, само существование которой обусловлено бытием субъективных прав в рамках правоотношений.

Очевидно, что возможность обратить взыскание на предмет залога (при наступлении определенных условий) может быть реализована залогодержателем самостоятельно (на основании пункта 2 статьи 349 ГК РФ (Статья 349 ГК РФ) либо путем обращения к суду). Воспрепятствовать этой возможности можно не более, чем способности собственника распорядиться своим правом собственности на вещь: понятно, что право перейдет к покупателю по договору лишь при его вступлении в договор, но возможности волеизъявления в виде оферты воспрепятствовать можно, лишь покушаясь на какие-либо иные защищаемые правом интересы: например, на право собственности на продаваемую вещь, на личность самого продавца.

Таким образом, возможность реализации права на чужое имущество лежит вне того массива, в котором могут быть выделены вещные и обязательственные права. Это сближает право залога (вне владения и пользования предметом залога) с преобразовательными правомочиями (секундарными правами). Потому мы склонны полагать возможность залогодержателя обратить взыскание на предмет залога преобразовательным правомочием, но не субъективным правом; во всяком случае, говорить о его вещном или обязательственном характере не приходится.

Секундарные права А.Г. Певзнер и С.С. Алексеев подразделяли на две категории:

Певзнер А.Г. Понятие гражданского правоотношения и некоторые вопросы теории субъективных гражданских прав // Ученые записки ВЮЗИ. Выпуск 5. Вопросы гражданского права. М., 1958. С. 19.

Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 — 1989. М.: Статут, 2001. С. 65 — 66.

1) право на образование нового правоотношения (правообразовательные правомочия) и

2) права на изменение или прекращение правоотношения, входящие в содержание этого правоотношения (собственно секундарные, т.е. вторичные права).

Если признать, что право залога можно отнести к секундарным правам, очевидно, что его необходимо причислить ко второй категории. Даже если не соглашаться с тем, что это правомочие входит в содержание правоотношения , секундарное право, направленное на изменение или прекращение субъективного права, имеет дело именно с этим субъективным правом, а не с объектом последнего. В этом еще одно отличие преобразовательного правомочия от субъективного права: секундарное право имеет в качестве своего «объекта» ни что иное, как субъективное право. Юридически обеспеченная возможность по извлечению потребительских свойств объекта права, называемая субъективным правом, и возможность распорядиться самим этим правом (продать, зачесть и т.д.) лежат в разных плоскостях. Последняя имеет своим объектом уже само субъективное право, а не его объект; секундарные права, представляя собой возможность установления, изменения или прекращения субъективного права, должны быть отличны от этого последнего.

См.: Крашенинников Е.А. Правовая природа прощения долга // Очерки по торговому праву: Сборник науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2001. Вып. 8. С. 48.

Залог как возможность обратить взыскание на предмет залога именно таков. «Правомочие распоряжения» как возможность определять правовой режим имущества не является возможностью совершения каких-либо действий с самим имуществом (понимаемым как объект права); распоряжение может осуществляться только самим правом на этот объект. Так, в случае с правом собственности владение и пользование осуществляется непосредственно объектом этого права (вещью), но распоряжаются субъективным правом, но не объектом этого права. Распоряжение — не правомочие в составе субъективного права, распоряжение — это возможность распорядиться самим правом. Мы склонны согласиться с мнением Бремера , приведенным в работе А.С. Звоницкого «О залоге по русскому праву». Согласно Бремеру, залог есть право распорядиться в целях получения определенной стоимости другим правом, принадлежащим залогодателю. В этом смысле залог прав ничем не отличается от залога вещей: в последнем случае заложенными оказываются не вещи (что следует из обыденной терминологии), а право собственности на эти вещи, ведь именно право собственности переходит в результате обращения взыскания. Поэтому право залога всегда оказывается «правом на право» .

Bremer. Das Pfandrecht und die Pfandobjecte. 1867. S. 51.

Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев: Издание книжного магазина Н.Я. Оглобина, 1912. С. 215.

Как известно, в соответствии со статьей 336 ГК РФ (Статья 336 ГК РФ) предметом залога может быть всякое имущество, в том числе и имущественные права (требования). Залог вещи подразумевает возможность получения меновой стоимости не вещи, а права на эту вещь; как и в случае с куплей-продажей, речь идет об участии в обороте имущественного права — права собственности. При так называемом «отчуждении вещи» речь всегда идет о юридическом механизме передачи права на нее, а не о механическом перемещении вещи в пространстве: «результатом. «гражданско-правового обращения» является не переход материальных благ самих по себе от одного лица к другому, а переход тех имущественных прав, объектом которых эти блага являются» . Пункт 1 статьи 146 (Статья 146 НК РФ) и пункт 1 статьи 182 Налогового кодекса РФ (Статья 182 НК РФ) признают отчуждение предметов залога реализацией, определение которой дано в пункте 1 статьи 39 НК РФ (Статья 39 НК РФ) , т.е. передачей на возмездной основе права на имущество.

Красавчиков О.А. Советский гражданский оборот (понятие и основные элементы) // Вопросы гражданского, трудового права и гражданского процесса. М.: Госюриздат, 1957. Т. 5. С. 26.

В итоге, на наш взгляд, залог в «широком смысле» как отношение, возникающее на основании договора залога либо в предусмотренных законом случаях, представляет собой комплексный институт, сочетающий как субъективные права относительного и абсолютного характера, так и секундарное право. Последним выступает право залога в «узком смысле» как возможность обратить взыскание на предмет залога. Подобный «комплексный» подход М.М. Агарков, например, предлагал применять к праву аренды . Применительно к залогу схожий взгляд имел М. Планиоль: «Заклад является договором, порождающим как обязательственные, так и вещные права» . Предлагаемый вариант понимания залогового права может способствовать его более четкому позиционированию в системе классификации субъективных прав.

См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. Т. 1. С. 31.

Планиоль М. Курс французского гражданского права. Часть первая. Теория об обязательствах. Петроков, издание типографии С. Панского, 1911. С. 923.

А.О. Рыбалов, преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Это интересно:

  • Патент налог на имущество 2018 Как оформить патент для ИП в 2018 году Патент для ИП на 2018 год призван облегчить представителям малого бизнеса ведение отчетности. По этой системе налогообложения не требуется заполнять большое количество документов. Процедура проста и понятна даже начинающим бизнесменам. Патент для […]
  • Бланк заявления на свидетельство о рождении Бланк заявления на свидетельство о рождении Формы бланков заявлений на государственную регистрацию актов гражданского состояния Форма №1 Заявление о рождении от родителей Форма №2 Заявление о рождении от матери Форма №3 Заявление о внесении сведений об отце ребёнка в запись […]
  • Варианты алиментов Способы оплаты алиментов Движение алиментов от плательщика к получателю оформляется отдельным пунктом как в добровольном соглашении об уплате средств, так и в исполнительном листе или судебном приказе, если выплаты взыскиваются принудительно. Причем и плательщик, и получатель одинаково в […]
  • Работа москва швея с проживанием Работа москва швея с проживанием Частный детский сад Le Chat Botte • Москва Швея-закройщик Частный детский сад Le Chat Botte • Москва Швея с проживанием Гросс/год: 50 000 руб. Швея Гросс/год: 50 000 руб. Швея с проживанием Швейное производство • Москва Гросс/год: 50 000 […]
  • Прокурор рб полномочия Прокуратура Республики Беларусь Надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов, нормативных актов: возлагается на Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров. Прокуратура (статья 125 Конституции Республики Беларусь): проводит […]
  • Заявление на предоставление справки о зарплате Справка о заработной плате с места работы Справка о заработной плате с места работы может вам потребоваться для различных целей - в Пенсионный фонд для расчёта и начисления пенсии, для центра занятости, для получения различных пособий и субсидий. И тут иногда возникают препятствия. Вы […]
  • Приказ за дополнительный объем работы образец Установление доплаты сотрудникам за увеличение объема работ Работодатель вправе поручить сотруднику дополнительную работу. За нее устанавливается доплата, и ее требуется оформлять в соответствии с нормативными актами. Увеличение объема работ согласно ТК РФ Увеличение объема работ […]
  • Дом под ключ недорого для постоянного проживания из газобетона ЧЕМ НАШИ ДОМА ИЗ БЛОКОВ ЛУЧШЕ ДЕШЕВЫХ ДОМОВ? Фундамент рассчитывается на основе результатов геологического исследования грунта, определения несущей способности, величины сил морозного пучения, расчёта нагрузок от веса здания, максимально возможной нагрузки на перекрытия и снеговой […]

Author: admin